Людмила Логинова: «Сейчас только бы и жить, да вот время наше уже ушло»
10:3621 Апреля 2020

Людмила Ивановна Логинова отмечает всю жизнь два дня рождения, одно 2 декабря, когда и появилась на свет, а второе – 20 декабря, как в паспорте записали. «Да и кто тогда разбирался – в 1932 году то, не служить ведь ей, можно и так», – пересказывает она слова паспортистки. Родом Людмила Ивановна из города Ковылкино республики Мордовия, в четыре года вместе с семьей переехала в село Чириково Кузоватовского района Ульяновской области, где и прожила большую часть жизни. Несколько лет назад сын перевез ее к себе в поселок Приволье, труженик тыла поделилась своими воспоминаниями о временах Великой Отечественной войны.

«Отец дошел до Харькова, где и похоронен»

Иван Илларионович Горбунов – отец нашей героини, родился в 1908 году. На фронт попал летом 41-го в самом начале войны. О последнем поцелуе отца Людмила Ивановна вспоминает с трепетом и дрожью в голосе: «Отправляли их троих ночью, собралось много родни на станции. Мы с двоюродным братом думали, как бы нас не затоптал народ или лошади, помню все вокруг плакали. Тетка кричит: «Люська, иди скорее, отец сейчас уедет». Я подбежала, он меня поцеловал и все».

Он прослужил два года, не получив на гражданке почти никакого образования, самостоятельно обучился грамоте и счету, дослужился до лейтенанта, стал артиллеристом. «Присылал нам письма, рассказывал, что вокруг камни размером с наш дом, мы с мамой удивлялись. Папа был смышленый, смог получить звание, и даже деньги мы от него получали. О смерти нас подробно известил его друг», – вспоминает Людмила Логинова.

Погиб Иван Илларионович ночью 1943 года под Харьковом, как сообщил его товарищ в письме, молодой лейтенант обходил посты и был убит снайпером. Солдата не успели донести до медицинской палатки, он скончался на месте. Друг похоронил его у большой сосны в два обхвата рядом. Иван Илларионович управлял отрядами артиллеристов, направлял пушки на вражеские танки, с отвагой шел в бой и рассказывал в письмах семье обо всем, что видел на своем пути. Людмила Ивановна сожалеет, что так и не довелось разыскать могилу отца.

«Я старшая была, меня все коснулось»

Людмила Ивановна, как и ее мама Александра Алексеевна Кузнецова (1908г.р.), всю жизнь проработала на ферме. В начале войны ей пошел десятый год, по тем меркам девочка вполне могла работать наравне со взрослыми и хлеву, и в поле. «За мамой было тогда закреплено десять коров, осенью надо было сдать десять телят. Помню, всегда с мамой все сами делали руками, машин никаких не было. Сами сена надергаем, сами коров почистим, сами стопы стягивали, скотину на водопой водили, бегали за матерями, чтобы у них хоть силы оставались», – делится Людмила Ивановна.

В семье было трое детей и двое стариков. Когда старшая Людмила с мамой были на ферме, трехлетняя сестра и полуторагодовалый брат оставались со старшими. «Они только на печи сидели, какая от них помощь, да и обуви у них не было, одежды толком», – говорит она.

Одежду шили и донашивали друг за другом, обувь была редкостью. Зимой кому-то удавалось свалять валенки или чесанки, они тоньше, но все же из войлока, такие носила и Людмила Ивановна, а вот летом все ходили босиком.

«Мама моя всю зиму ходила в болоньевых калошах, в которые вкладывала рукава от фуфайки, я в чёсанках. Работали, все надо было для фронта. Вставать надо было до свету, у нас лес за восемь километров. Мы с мамой стали корову обучать перевозить снопы и сено, и все что нужно, а это ведь не лошадь, упрется рогом и все тут, – рассказывает она. — Вот пойдешь босиком в поле да руки голые, обдерешь об жниву ноги в кровь, это еще хуже, чем пасти телят».

Успевали учиться зимой, да и то только те, кому было что надеть и обуть. «Выучилась я шесть классов, осенью и весной на картошку гоняли колхозную, лето все – в поле. Как перевели в Смышляевку, я бросила, туда мне не на чем было добираться», – рассказывает Людмила Ивановна.

Тряпичные куклы, Пасха и карман пшеницы

Голод военных времен не обошел и семью Горбуновых, выживали на супе из картофеля, который «белили» коровьим молоком. «Картошку мы зимой все-таки тянули, хватало, молочко корова немного доила, хоть и работали на ней. А уж весной пойдут столбунцы, анис, другую траву собирали, пекли лепешки и ели, за щавелем за пять километров ходили. Так вот бегаешь, бегаешь на улице, зайдешь в дом, есть нечего, опять траву собирать, – делится Людмила Логинова. – В похлебку добавляли немного картошки, забелишь молоком, ни соли не было, ни хлеба, ни спичек. Вот если тракторист даст керосина, оставшегося в тракторе, зажжешь горелку и уж бережешь ее, чтобы хоть поесть при свете. Вечером идешь по поселку – темнота».

Вспоминает Людмила Ивановна и еще одну историю тех времен, которая навсегда осталась в ее памяти: «Мы с подругой собирали колоски в поле, сколько в руке умещалось, Бог нас миловал, не попались. А одной женщине за карман пшеницы восемь лет тюрьмы дали. А у нее четверо детей было, хотела хоть каши пшеничной им сварить…».

Ни голод, ни отсутствие обуви не останавливали детей, они собирались на улице, чтобы играть, петь песни и общаться. «Шили куклы и играли в лапту. Помню, тайком отмечали Пасху и Рождество, удавалось даже яиц припасти к празднику. Мы жили дружно, вещи берегли и передавали младшим. Что сказать, сейчас люди едят, наряжаются и не знают, чем себя удивить».

«Хранить, что имеешь и любить родных»

Людмила Ивановна прожила со своим мужем Александром в счастливом браке пятьдесят четыре года. В 1942 году в шестнадцатилетнем возрасте его отправили работать на патронный завод имени Володарского, затем была службы в городе Шахты Челябинской области. Положение военнообязанного, которое на него накладывалось до двадцати пяти лет, не позволяло ему надолго выезжать от места работы. Но именно во время коротких поездок домой, он нашел любовь всей жизни.

«Разница в возрасте есть, и я не обращала на него внимания сначала, конечно. Он добивался, и друг ему писал, что выросла совсем Людмила, он спрашивал про меня. У нас с подругой были густые косы по пояс и по одному нарядному платью, этим и привлекла (смеется). Вышла я за него в восемнадцать лет, как он всегда говорил, тебя саму еще воспитывать надо. Но знаю точно, что любил, одел меня и все покупал, – делится Людмила Логинова. – Свадьба была зимой, в ситцевом платье сестры выходила, чёсанках и шарфе вместо фаты. Помню, на свадьбу пироги пекли и складывали в сундук, собралась вся округа».

Вспоминает наша героиня и еще один день, наряду с замужеством он стал самым счастливым – День Победы: «Зазвонили, забили в четыре часа утра, митинг собирать, война кончилась. Этим ранним утром мелкий дождик моросил, как из сита, и тепло. Народ все шел и шел, все плакали, ведь мало у кого вернулись, молодые вдовы остались, мама моя тоже, у свекрови двоих сыновей убили, муж познал блокаду Ленинграда».

Всю жизнь Людмила Ивановна Логинова по примеру своей мамы проработала на ферме, ухаживая за животными. Говоря о том, как вынести тяготы жизни и сохранить тепло домашнего очага, уточняет, что ценить нужно людей рядом с собой, любить своих детей, знать меру вещам и не забывать про родителей.


Алена Миронова