Предприниматель Андрей Прокудин: «Для меня двигателями стали казачество и соцконтракт»
15:0619 Июля 2019

Многодетная Семья Прокудиных перебралась из Ульяновска в Сурский район три года назад, чтобы целенаправленно заняться сельским хозяйством. Сейчас на обустроенных площадках рядом с домом гуляют 100 белых и серых гусей, около 300 гусят, во дворе три свиноматки, один хряк, около 15 поросят и одна коза. Продажа мяса и яиц приносят доход, который снова вкладывается в дело – нельзя снижать темпы. Кроме этого, семья пользуется помощью соцконтрактов – специальной меры поддержки, которая помогает развивать личные подсобные хозяйства. С начала года ею воспользовались 405 жителей региона, в бюджете региона в этом году на соцконтракты заложено 68 миллионов рублей. Успешность реализации этой программы отметил президент России Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию

Первый соцконтракт семья Прокудиных заключила в 2017 году на приобретение маточного поголовья гусей, на следующий купили инкубатор на три тысячи яиц, в этом году снова планируют приобретать оборудование с помощью социальной поддержки. О своем деле хозяин говорит охотно и с удовольствием. Оба супруга родом из Ульяновска, жили учились и работали в городе. Андрей был руководителем нескольких предприятий, Ольга - управляющей розничной сети в Заволжском районе. Сначала пробовали обустроиться в Архангельском – построили там дом, завели немного птицы. Но помешала стесненность. После долгих раздумий решили переехать в село Гулюшево в Сурском районе. Выкупили у родственников добротный дом и уже третий год на здешних просторах занимаются птицеводством.

гуси3.jpg

За три года, по словам главы семьи, было много проб и ошибок. Пробовали разводить и белых свиней, и индюков, но они не прижились - прихотливые, требуют много сил и средств. Поэтому свиней держат вьетнамских, которые «рожают сами и едят только траву». «Мясо у них созревает в 4 месяца. Некоторые сравнивают их с кроликами, только кролики привередливые, а эти – нет. Индюков пробовали заводить, но они нам не понравились - до 4 месяцев с ними нужно, как с детьми: в сарай они не заходят, температуру ниже 15 градусов нельзя, на росу выпускать нельзя. Да, они большие - у товарища индюк вырос в 32 килограмма, но с ними тяжело. Мы держим кур и гусей. Петухов меняем каждый год. Хотели разводить по породам, но сошлись на том, чтобы всех перемешать. Вкус яиц от породы не зависит – все дело в корме. Выращиваем бройлеров на продажу, взрослых забракованных - на мясо. Население берет яйцо, мясо, у кого есть возможность выращивать самим – берут цыплят», - говорит Андрей Прокудин.

Сезон в хозяйстве начинается в феврале, когда закладываются гусиные яйца, через месяц идёт вывод гусят, закладка куриц бройлеров происходит в апреле. «С этого момента ночами не спим, потому что приходится ходить в инкубатор, опрыскивать, проветривать через каждые 2 часа в течение 3-4 дней, выводки растягиваются на 3-4 дня. Яйцо закладываем через каждые 10 дней. Сейчас клетки более-менее свободны, но когда сезон у нас здесь все забито цыплятами, - рассказывает Андрей Прокудин, указывая на трехэтажное сооружение в теплом сарае, где подрастают цыплята бройлеров. – Это мы тоже приобрели по соцконтракту. С таким оборудованием есть возможность их держать круглогодично и круглый год поставлять мясо клиентам. Клетки, казалось бы, простые, но они очень больших денег стоят и вы даже не представляете какую они снимают нагрузку по времени и как улучшают качество».

гуси2.jpg

Также на средства соцконтракта в помещении инкубатора оборудована автоматическая сигнализация, подогрев, влажность. Гусиные яйца живут в инкубаторе месяц, куриные 19 дней. Изначально планировалось приобретать инкубатор на тысячу яиц, но соцконтракт помог приобрести «трехтысячник», а с такими объемами, по словам Андрея Прокудина можно выходить на статус крестьянско-фермерского хозяйства, чем семья и планирует заняться в ближайшее время. Так же в планах строительство «убойного цеха» для разделки мяса.

По собственному признанию, здорово в реализации продукции помогает казачество, которое в свои семьи заказывает мясо и яйца. «Семья знает свой объем потребления в год, например, 40 кур. Я их выращиваю и потом потихоньку в течение года продаю. Сейчас наблюдается у многих аллергия на магазинную курицу. Такие люди берут нашу и там аллергических реакций нет. Я считаю, это показатель качества. На ярмарки ещё не выезжали – заняты и объемы не те. У нас брали птенцов из других областей и даже регионов – отвозили в станицу Карсунская, из Мордовии были заказы. Соцконтракт для развития очень много дал. Казачество и соцконтракт в тандеме дали мне начальный толчок для дальнейшего развития», - рассказывает хозяин.

Кроме этого, Андрей находит время проконсультировать и помочь людям, которые хотят заняться сельским хозяйством. «Такие люди есть. Знаю, в Вешкайме женщина переехала из Москвы. Объединяемся, помогаем друг другу. Когда общаешься с переселенцами у многих есть одна и та же проблема - сталкиваешься с завистью, с желанием других получить всё готовое и ничего для этого не делать самому. Мы с товарищем долго думали почему так происходит и как нам кажется все потому, что в начале прошлого века инициативных людей, которые могли организовывать хозяйство раскулачили, остальных объединили в колхозы, которые давали все. В итоге все привыкли – человек делает обычную для себя работу и колхоз дает зерно, стройматериалы - все, что нужно. Сейчас колхозов нет, а люди все ждут, что им кто-то что –то даст», - рассуждает хозяйственник.

Андрей Прокудин уверен, что перспективы у сельского хозяйства большие и о смене городского комфорта тихую жизнь и работу на селе не жалеет: «Во мне есть уверенность, что все будет хорошо, даже не смотря на скепсис окружающих. Мы стали очень зависимыми от внешних факторов. Заблокировалась карточка – и все. Здесь такого нет - мы кушаем своё с огорода и из сарая, в селе проще воспитывать детей, потому что они всегда с тобой. В городе родители разъехались с утра по работам, вечером приехали, покушали и легли спать. Городские друзья рассказывают о сокращениях, многие не находят себе места, а я нашел себя здесь».