Яндекс.Метрика
Александра Маринина в Ульяновске изучала личность Ленина для нового романа
12:0911 Сентября 2015

Писательница Александра Маринина встретилась с ульяновскими читателями 8 и 9 сентября в рамках Литературного фестиваля «Слово. Том первый», который стал специальным мероприятием V Международного культурного форума.

Писательница наиболее известна детективами об оперативнике и аналитике Анастасии Каменской. Будучи научным сотрудником в Академии МВД, тогда ещё Марина Анатольевна Алексеева изучала психологию преступников с аномалиями психики и рецидивистов. И как утверждает писательница, c ними всё проще, чем кажется:

– Они такие же люди, как мы, почему должно быть страшно? Они точно такие же. Рождаются в тех же роддомах, ходят в те же школы, учатся по тем же учебникам. Когда у них болит голова, они точно также идут в аптеку и покупают анальгин.

Конкретные образы из опыта работы писательница не использовала, но служба сформировала представление о личностях персонажей:

– Все собирательно – моё представление о том, какие они бывают, чем они руководствуются в принятии решения, в каких семьях они воспитываются, какое детство они проживают. Этого знания у меня было много, и из всего этого знания я вылепливала тех преступников, которые мне были нужны.

Сейчас основным источником новостей сыщицкого дела для писательницы является муж, полковник милиции. По словам Марининой, когда двадцать лет назад её новая деятельность приобрела серьёзные обороты, коллеги и начальство отнеслись доброжелательно:

– Они очень хорошо ко мне относились, вообще у нас был очень хороший коллектив, очень дружный, без дрязг, склок, интриг, зависти, поэтому успех каждого из нас был успехом всех, все радовались, поздравляли, все было хорошо. А как отнеслись следователи и оперативники, я просто не знаю, я с ними не общалась в тот момент.

Свои первые книги Александра Маринина создавала в отпуске – другого времени просто не было. Спустя годы и отпуск перестал быть поводом для прекращения работы:

– Отпуск – это всё равно работа, просто в других географических условиях. Если в это время идёт текст, то это текст, если в это время сбор материала, значит, сбор материала. В этом году отпуск проходил так: между завтраком и обедом сплошная ходьба, для здоровья, после обеда открывалась книга и читалась вслух. С отчеркиванием, с обсуждением интересных мест, с обсуждением того, как это можно использовать, куда это можно вставить, как на этом можно построить сюжет, вставить ли это в диалог. Полтора месяца чтение вслух. Чего мы только не читали – начали с Тургенева, закончили Сангедрином.

Александра Маринина и Анастасия Каменская зачастую воспринимаются читателями как один человек. Однако это не совсем так, хотя автор, безусловно, создаёт персонажа на основе собственного опыта:

– У Каменской мой менталитет и в значительной степени мой характер. Каменская моложе меня на 3 года, поэтому если я переживаю какой-то жизненный опыт, он меня чему-то научает, если я приобретаю, как мне кажется, какую-то новую крупицу мудрости, то я потихонечку её передаю Каменской и даю ей возможность тоже это увидеть, узнать, понять.

Для сохранения своего имени и Каменской писательница зарегистрировала псевдоним и имя героини в качестве товарного знака, чтобы защититься от использования предприимчивых людей:

– Я зарегистрировала для того, чтобы потом никому не пришло в голову начать, например, выпускать джинсы «Каменская». Я потом никогда не отмоюсь и не докажу, что это не я их выпускаю, такие плохие, так нехорошо и неумело, коряво сделанные джинсы.

По признанию писательницы, книги даются ей нелегко:

– Среди моих книг любимой нет. Каждая книга разная по эмоциональным, трудовым, интеллектуальным затратам. Самая трудная книга «Оборванные нити», я её написала в 2012 году, осенью закончила, только полгода назад я почувствовала, что она меня отпустила физически. Я болела 2,5 года после этой книги. То есть я, конечно, писала, я жила, я функционировала, как жена, как дочь, как подруга, как автор, но я очень плохо себя чувствовала. После обилия этого патологоанатомического материала, всяких подробностей, картинок и описаний это было очень тяжело. Не думайте, что я так легко это все написала. А «Взгляд из вечности», он душу всю у меня вынул. Сколько слез я пролила, пока написала, ни одна книга столько не стоила.

Оба произведения – совсем другого толка, нежели детективы о Каменской, это семейные саги. Сейчас писательница работает над ещё одной историей, романом о стыке 19-20 веков в России, и здесь без Симбирска не обойдётся. Во время визита в Ульяновск Маринина изучила ульяновские музеи.

– Это роман о нескольких поколениях юристов, начиная с 1840-1845 годов и до настоящего времени. Действие будет происходить в Москве и в Петербурге, и в уездных центрах. В Москве собрать информацию, например, по процессу обучения в гимназии, не так привлекательно и не так просто, как здесь, потому что здесь специалисты лучше.

Название Cимбирска в романе увидим, потому что мои персонажи, когда дело дойдет до Февральской революции, никак не смогут обойти молчанием вопрос о том, что рассказывал Фёдор Михайлович Керенский про этого мальчика: был он замкнутый, нелюдимый, ни с кем не общался, никогда не был лидером в своей компании, никогда не был душой общества, как так могло получиться, что он все это вытворил? Через революцию мои персонажи должны будут пройти, тут не увернёшься.

Современный Ульяновск оставил у гостьи приятные, но противоречивые эмоции:

– Он производит впечатление очень отреставрированного по сравнению с огромным количеством других областных центров. Мы были в Саратове, Самаре, Нижнем Новгороде, Кунгуре, Одессе. Ощущение, что кругом разруха была, а у вас не было. Может, она у вас тоже была, но изначально архитектура города такая удачная. Очень аккуратный город, ощущение огромности неба и изобилия воздуха. Особенно после Москвы, где дышать просто невозможно. А у вас такой вкусный воздух, так зелено, так просторно, и хочется полной грудью вздохнуть. Я уже говорила об этом, может, это звучит крамольно, но мы искренне не понимаем: кудрявый мальчик, он ведь тоже здесь ходил, он тоже это все видел, и этот покой и этот воздух были вокруг него. Как ему в голову могли прийти все эти ужасы, которые он потом учинил?


Записала Мария Сайгина

Фото Ярослава Бычкова