Олег Самарцев: «Уровень региональной журналистики резко падает»
10:3621 Ноября 2013
Олег Самарцев22 ноября исполняется 55 лет Ульяновскому региональному отделению Союза журналистов России. Областная организация была образована в 1958 году решением бюро Ульяновского обкома КПСС с подчинением Союзу журналистов СССР. На сегодняшний день в региональном отделении состоит 326 членов, из которых молодых журналистов – более 30 человек. О том, что было сделано за год, о планах на будущее и о состоянии региональной прессы мы поговорили с председателем Ульяновского регионального отделения Союза журналистов России Олегом Самарцевым.   – Олег Робертович, как проходит юбилейный год? – 2013 год – это год юбилейный и для Союза журналистов России, в этом году 12 ноября ему исполнилось 95 лет. Это очень большой срок и большой путь... Надо сказать, что для нас, регионального отделения, это дата имеет особое значение – первым секретарём Союза журналистов в 1918 году был избран Владимир ?льич Ленин, наш великий земляк. 55-летие регионального отделения это тоже значимая дата: 12 августа 1958-го года, согласно единственному дошедшему документу – решению Ульяновского обкома КПСС, наш Союз создали, что называется, сверху и только дальнейшем начались мероприятия по набору первых членов этого Союза, первые учредительные конференции и так далее. Поскольку 12 августа – это условная дата, а мы не смогли найти никаких данных относительно времени проведения первой учредительной конференции, мы подумали, что уместно весь 2013 год считать юбилейным. Союз журналистов в этом году сделал всё возможное для того, чтобы привлечь в регион интересных, ярких российских журналистов, с одной стороны, чтобы они смогли помочь повысить квалификацию региональных журналистов хотя бы путём непосредственных встреч или мастер-классов, а с другой стороны для общения с журналистским сообществом. Журналистика не может существовать в отрыве от всей системы, то есть понятие региональной журналистики очень условно... Журналистика – это явление не региональное, а российское и даже мировое. Мы полагаем, что гости, которые к нам приезжали в этом году, как раз и являются связующей нитью между нашей региональной журналистикой и журналистикой российской. Нас посетил известнейший в прошлом и ныне достаточно активно работающий в Евразийской академии телевидения политический обозреватель центрального телевидения в СССР Кипрас Мажейка. Его глазами Россия смотрела в мир, ему есть, чем поделиться с нами. Ещё один гость – наш товарищ и один из лучших публицистов в стране, ранее работавший в холдинге «Совершенно секретно», а сегодня возглавляющий московское бюро «Радио Свобода» Леонид Велехов. Мы закладываем основы системы общения наших журналистов со звёздами журналистики российской. Второе направление – работа с ветеранами. В этом году мы уделили этому особое внимание – кому-то выделили материальную помощь, причём по нашим временам довольно значительную. Мы регулярно собираем ветеранов для небольших встреч в здании Дома Гончарова, который любезно нас принимает и помогает нам в организации мероприятий. Возможно, это даже значительнее материальной помощи, потому что общение очень нужно самим ветеранам, они хотят общаться друг с другом, поскольку мы видимся очень редко... Такие встречи дают возможность людям поделиться своими болями, радостями, планами и, в конце концов, поучаствовать в жизни нашего сообщества. Большое количество идей нам дают именно ветераны. Разумеется, для нас было важно устроить подобную встречу 12 августа, и она состоялась. Мы собрали более тридцати человек в Доме Гончарова на торжественное чаепитие, а уже в эту пятницу 22-го ноября мы проведем  заключительное торжественное мероприятие года. Мы рассчитываем, что на празднике будет не менее двухсот человек: наши журналисты, гости из Союза журналистов России, снова Леонид Велехов дал согласие приехать... В этот вечер вручат награды всех уровней – Союза журналистов России, областного Законодательного собрания, награды губернатора, звания «Почётный работники СМ?». Это, кстати, в наших условиях очень существенно. В своё время мы способствовали принятию закона «О поддержке ветеранов творческих профессий» и теперь такие звания и для журналистов доступны, и, главное, монетизируются – дают возможность получать дополнительные деньги и серьёзные льготы, в частности, по ЖКХ. Правительство Ульяновской области не просто пошло нам навстречу, а сделало всё возможное для того, чтобы наши журналисты получили такие звания и награды... Если всё пойдет так, как мы планируем, то мы хотим устроить нестандартный новогодний вечер для наших ветеранов и журналистов. Мы хотим собрать их в каком-то интересном месте, например, в медиа-центре УлГУ, и провести встречу трёх поколений: поколения советской журналистики, ветеранов, поколения совсем молодых журналистов-студентов и зрелых, ныне действующих журналистов. Я думаю, всё будет проходить в форме театрализованного «Голубого огонька», когда музыка, скетчи, диалоги и застолье станут единым целым – новогодним и нашим профессиональным праздником... Вот так мы закончим 2013 год и плавно перейдём в следующее пятилетие.   – Олег Робертович, 27 лет назад вы вступили в Союз журналистов России. Какая разница в работе и принципах Союза того времени и нынешнего? – Разумеется, изменения есть. ? я не думаю, что они связаны именно с сутью и спецификой Союза журналистов. Тридцать лет назад мы жили совершенно в иной цивилизации, в совершенно другом мире, с иными укладами и правилами социальной реальности. Союз журналистов тех лет был, по большому счёту, частью государственной системы. Участие государства в работе Союза было крайне велико. Это приводило к совершенно иной значимости Союза в реальной жизни журналистов. Во-первых, это серьёзные финансы, имущество, которыми центральный Союз и нисходящие региональные отделения обладали. Это приводило к существенным бонусам, которые Союз мог дать своим членам: творческие отпуска, отдых в Домах творчества, организация командировок для создания материалов, серьёзные денежные и моральные поощрения. Во-вторых, Союз тех лет – активно работающая организация, которая реально влияла на информационную политику СМ?. Наряду с редколлегией, правление Союза журналистов могло нелицеприятно разговаривать с главным редактором, если видело какие-то ошибки в его деятельности, или, наоборот, давать советы по улучшению работы. ? к Союзу прислушивались. Это был не партком с политической идеологией, но боевой творческий механизм, который влиял на профессиональное качество работы редакций. ?, если что-то оказывалось не так, немедленно призывал к порядку любого журналиста... Сегодня разорвалась нить взаимоотношений государства и творческих союзов. Хорошо это или плохо – в такой категории мыслить трудно... В организационной и финансовой – это очень плохо, потому что сегодня творческие союзы, как некоммерческие организации, целиком зависят от наследства, доставшегося от СССР. Это наследство досталось, например, самарскому региональному отделению: огромные площади в старинном особняке в центре города, издательство, рекламная компания, газеты. Другие союзы, а их большинство, не имеют совсем ничего, кроме большого энтузиазма. В этом смысле наш Союз рационален: мы находим взаимоотношение с областной администрацией, с департаментом массовых коммуникаций, которые прекрасно понимают, что мы делаем одно дело – мы заботимся об «оздоровлении» и поддержании профессиональной нормальности информационного пространства, преемственности принципов нашей профессии. А если говорить о реальных возможностях, то сегодня мы можем серьёзно морально и административно поддерживать членов Союза: как бы вы ни относились к Союзу, но, если с вами что-то случилось на профессиональной почве, вы можете немедленно к нам обратиться. Рычаги воздействия на разные структуры у нас есть, к нам серьезно прислушиваются на всех уровнях. Также, если ты понимаешь, что тебе не хватает образования, а осознание этого приходит в голову только очень умным людям, то можно через Союз пройти образовательные программы, повышение квалификации, учебу, переподготовку на уровне всероссийских учебных центров – Академии медиаиндустрии, ?ТАР ТАСС, Р?А Новости. Ну и последнее. По большому счёту, Союз потерял ореол элитарного клуба... Вот это плохо, но это не беда регионального отделения, это беда всей российской журналистики и российского Союза. Хотя есть одно обстоятельство, где мы позиций не сдаем. Сегодня понятия «журналистика» и «журналист» настолько размыты, что, говоря откровенно, называя человека журналистом, мы каждый раз должны пояснять, что мы имеем ввиду... Сейчас журналист – это не всегда заслуженное трудом и компетенцией звание, это такой ярлык, который клеит на себя каждый, кому это удобно. Без критериев и без внешних признаков. Это очень серьёзная, плохая ситуация. Союз журналистов хорош тем, что механизм вступления в него тебя как журналиста идентифицирует однозначно – твои коллеги, члены Союза, которые за тебя ручаются, профессиональное досье, которое мы проверяем, обсуждение кандидата членами правлениями – людьми уважаемыми и компетентными. Затем есть ещё утверждение в Москве, но, как правило, Москва нам верит. Нельзя сказать, что все журналисты – члены Союза, но все члены Союза  – журналисты. ? членство в Союзе – всегда серьезная рекомендация для любого работодателя, большой плюс в автобиографии и анкете.   – На творческих встречах ветеранов наверняка заходит вопрос о состоянии региональной журналистики... – Ветераны – патриоты, я не слышал от них негатива в отношении региональной журналистики... Да, ветераны говорят, что исчезают нужные жанры: нет очерков, которые раньше были достаточно распространённым жанром, почти нет серьёзных аналитических статей, размышлений, анализа, диалога... С другой стороны, ветеранов радует, что сейчас существуют другие подходы, другое видение проблем... Конечно, их ужасно огорчает язык большинства средств массовой информации. Писать стали очень плохо, хорошо написанные тексты – большая редкость. А вот состояние региональной журналистики – особый вопрос... Тут я могу быть абсолютно объективен, поскольку много лет изучаю эту проблему – уровень стремительно падает... ? это не только мое личное мнение, это зафиксированная профессиональным сообществом тенденция. Этой осенью наша делегация приняла участие в традиционном Всероссийском фестивале «Вся Россия – 2013», который проходил в Сочи. Я уже несколько лет являюсь членом жюри этого фестиваля, и мне приходится просматривать огромное количество региональных изданий со всей страны – их уровень резко падает. Это отмечают все эксперты. Что значит низкий уровень? Низкий уровень – это мелкотемье, стремление потакать низменным чувствам потребителя, плохой русский язык, ангажированность, заказуха, «джинса», ограниченный словарный запас, неестественная, приукрашенная, склонная к оценочности и гиперболам стилистика, неимоверное засилье штампов. У нас в прессе исчезли журналисты, их вытеснили «акулы пера» и некая «пишущая братия». Нет пожарных, зато в избытке огнеборцев. Уровень журналистики падает и по признаку полноты жанров. К сожалению, в современных средствах массовой информации мы имеем три жанра: информационную заметку, вообще статью (без жанровых градаций) и однотипный репортаж. Очень редко – авторский комментарий. Абсолютно исчезла художественная публицистика: нет фельетонов и эссе, полностью отсутствуют памфлеты, очерки. Я с ужасом понимаю, что последний хороший очерк или фельетон я читал лет 15 назад… А темы и тональность? Откровенно, если внимательно читать нынешнюю региональную прессу, у каждого создается впечатление, что он живёт в оккупированном городе, причём его оккупировали сплошные жулики, воры, американские шпионы и некая тёмная сила, относительно которой всем всё ясно. У них дома, машины, кабинеты, они купаются в роскоши и при этом полные идиоты. А другая сила, не очень понятно кто, с ней насмерть борется – она умная, чистая, бедная, гордая и очень любит свою страну. Это правда? Нет, объективно – это ложь, субъективизм и, зачастую, нездоровые эмоции не слишком отягощённых принципами людей. Вот такой водораздел в региональной прессе, особенно в интернет-изданиях. Причём оказаться на стороне «плохих» ни одному журналисту нельзя. Даже если «плохие» строят дома, платят зарплату, привлекают инвестиции, управляют огромным организмом региона или муниципалитета, то есть что-то делают. Потому что с той стороны баррикад, с «хорошей», начинается немедленное уничтожение несчастного автора: «А как он посмел их хвалить? Он продался!» Это чистое безумие, когда агрессия по отношению к профессиональному автору, отражающему позитив и негатив в балансе, соответственно истине и фактам, основана не на его профессиональной оценке, а на каких-то политических или околополитических взглядах отличных от взгляда журналиста. ?стина в том, что мы живём в многополярном мире и реально нас никто не оккупировал, здесь все свои... У нас много недостатков, но у нас много достоинств. У нас, в общем-то, обычное государство, ещё находящееся в  стадии становления, в процессе поиска своей идеи, своего пути и предназначения. Но я вижу жесточайший водораздел между непримиримыми врагами, причём зачастую крайне агрессивными. Это ощущение любого человека, который ещё что-то читает, в прессе только чёрное и только белое, полутонов и красок не осталось. А настоящая журналистика многоцветна, многогранна и, извините меня за модный термин, всё-таки 3D-объёмна...   – Вернёмся к деятельности Ульяновского регионального отделения Союза журналистов. Какие планы на следующую пятилетку? – Разбогатеть... Я отчасти иронизирую, а отчасти серьёзен. Мы думаем о том, как, воспользовавшись статусом некоммерческой организации, начать системно участвовать в государственных программах поддержки НКО. Более того, мы сейчас боремся за то, чтобы Союз журналистов признали социально ориентированным НКО. По сути, это так и есть: во-первых, у нас в уставе прописана помощь реальным людям, журналистам, во-вторых, мы реализуем образовательные программы, в-третьих, ориентированы на воспитание через средства массовой информации, школы, университеты. Признаки социальной ориентации у нас есть. Но участию в грантах надо учиться, это большой труд и особая специфика. Я надеюсь, что этой работой займутся молодые члены Союза журналистов – для них это понятно и привычно. Гранты – это, пожалуй, единственное, что поможет нам встать реально на ноги. Если будет всё так, как мы планируем, то я всё-таки мечтаю о создании средства массовой информации, которое будет печатать и платить гонорары журналистам, оказавшимся без работы, находящимся на пенсии, которым ещё есть, что сказать, которые не хотят остаться вдали от профессии. Я говорю о бумажном СМ?, потому что писать в ?нтернет для многих, тех же самых ветеранов, дело непривычное. Я полагаю, что если всё пойдёт нормально, то при участии наших партнёров, среди которых Ульяновский государственный университет, мы выйдем на создание и ?нтернет-телеканала. На большой телеканал – эфирный или кабельный мы пока не замахиваемся, понимая, что это особая сфера деятельности и большие средства. Начнём с малого. Если нашим планам суждено осуществиться, а я не вижу здесь особых проблем, то я полагаю, что мы всё-таки создадим молодёжное крыло Союза журналистов, куда будет проще вступить, чем в Союз российский. Это будут кандидаты в Союз, но уже реально работающие, стремящиеся в профессию. Это молодёжное крыло, может быть, вдохнёт в нас новую жизнь и будет работать как-то по-другому. ? очень хочется, чтобы в Ульяновске появился особый памятник – а их строят сейчас немало – памятник Ч?ТАТЕЛЮ. Но это – планы. Поработаем…     Ольга Турковская