Яндекс.Метрика
Михаил Евграфов: «Всю жизнь я танцую»
16:2224 Января 2022

Ульяновск посетил хореограф из Санкт-Петербурга и участник танцевальных телепроектов Михаил Евграфов. Во время своего приезда он работает с участниками детского народного коллектива эстрадного танца «Эксайт» над постановкой номера в духе современного танца. Занятия с коллективом проходили в стенах Дворца творчества детей и молодёжи, а сам танец, по словам руководителя коллектива Ирины Гиль, планируется не только воплотить на сцене, но и в дальнейшем использовать в конкурсной и гастрольной программе. О том, как проходит работа с ульяновскими юными дарованиями, чем отличается современная хореография в провинции от столичной, а также о творческом пути хореографа мы поговорили с Михаилом Евграфовым.

Расскажите, пожалуйста, подробнее, как вы оказались в Ульяновске?

– Я приехал по приглашению руководителя народного коллектива эстрадного танца «Эксайт» Ирины Гиль. Здесь занимаюсь постановкой, ставим с детьми хореографический номер.

Как складывается работа с коллективом?

– Поначалу ребятам было сложновато, так как это не их родной стиль – раньше они совсем чуть-чуть соприкасались с современной хореографией. Но постепенно я вижу, что дети вникают в процесс, понимают, что я от них требую. Это нелёгкий процесс. Даже не каждый взрослый артист может перестроиться с одного танцевального направления на другое, а это – дети. Но, главное, у них есть желание: я вижу, что им это нравится, у них горят глаза – меня это тоже безумно заряжает, хочется дать им как можно больше полезной информации.

Как вы считаете, насколько быстро или не быстро, успешно или не очень приживается и развивается современная хореография в провинции?

– В провинции, безусловно, современная хореография отличается от столичных веяний. Но уже то, что она здесь существует, не может ни радовать. Может быть, не хватает немного педагогов в этом направлении, хотя талантливые преподаватели есть и их немало. Я много общался с педагогом этого коллектива, знаю, что она даёт детям: я в ней полностью уверен и понимаю, что дети двигаются в том направлении, куда могут. Детям не в столице, как мне кажется, просто не хватает насмотренности: они видят на сценах и площадках больше эстрадного танца, поэтому не хватает визуального понимания современной хореографии. Если у них внутри будет осознание того, как выглядит современный танец, им будет проще воспроизвести это своим телом.

Вы начали заниматься танцами в возрасте пяти лет. Расскажите, пожалуйста, как приняли такое решение, что подтолкнуло?

– Я начал заниматься танцами почти с детского сада – думаю, как и большинство у нас в России. Изначально у меня были проблемы: я родился с не очень здоровыми ногами. Из-за этого меня водили на массаж и в бассейн, а однажды мама мне сказала: «Давай тебя на танцы отправим? Они в любом случае развивают, помогают мышечный корсет создать – чисто для здоровья». Так всё и началось. Потом я перешёл в детский самодеятельный коллектив. Нас там было всего три мальчика в цветнике девочек, да и получалось у меня это неплохо. Мне кажется, когда у ребёнка получается, ему и нравится это. Наша руководительница сама заканчивала Академию русского балета имени Вагановой, и родителям посоветовала отдать меня туда – так и получилось. Получается, всю жизнь я танцую.

Насколько я знаю, по основной профессии вы артист балета. А как увлеклись современной хореографией?

– У нас ещё в академии была дисциплина «Модерн». Конечно, это было уже давненько – больше десяти лет назад. Современный танец тогда, мне кажется, только рождался, упор нашего образования всё равно был преимущественно на балет – из нас делали артистов балета, мы должны были идти в Михайловский, Мариинский или Большой театр. Но меня не привлекала такая перспектива: очень мне была не близка концепция романтичного принца, который ходит в лосинах – мне хотелось чего-то более живого и свободного. Балет – это всё равно рамки и определённые каноны, по которым ты должен двигаться. Мне не хватало свободы и какого-то самовыражения, а современный танец мне это давал. И поэтому, постепенно перетекая, я ушёл в современку.

Когда поняли, что танцы – это дело вашей жизни? Был такой момент?

– Знаете, в каком-то плане у меня не было выбора: я как с детства начал танцевать, так до сих пор и продолжаю, поэтому как такового выбора передо мной не стояло. Это сейчас, ближе к 30 годам, начинаешь задумываться, а не попробовать ли что-нибудь другое. Но танцы – это неотъемлемая часть моей жизни. Это и хобби, и увлечение, и работа. Но и, правда, получается так, что танцы – это моя жизнь, я полностью посвятил себя хореографии. И как вид творчества мне это нравится – это то искусство, которым я болею.

Сталкивался в интернете с таким утверждением, что ваш любимый стиль в современной хореографии – контемпорари. Можете рассказать, что он собой представляет и чем так близок вам?

– Контемпорари – это танцевальное направление, которое, как по мне, не имеет границ. Оно сочетает в себе разные техники: это могут быть и техники единоборства, и балет, и любые пластические фантазии артиста. Именно этим он меня и привлекает.

Вы не раз пробовали себя как хореограф-постановщик. Расскажите, пожалуйста, побольше об этом опыте?

– На самом деле, я в большей степени преподаватель и исполнитель, нежели хореограф. Как хореограф я не так часто выезжаю на постановки, потому что подготовка занимает у меня достаточно много времени: чтобы родить на какую-то постановку идею, мне надо её прям выносить и продумать. Поэтому я не часто занимаюсь выездными постановками. Больше я всё-таки идентифицирую себя как педагог и артист.

Вы неоднократно участвовали в танцевальных телепроектах («Танцуют все», «Танцы на ТНТ»). Как оцениваете этот опыт для себя?

– Мне кажется, телевизионные проекты в любом случае дают толчок для движения куда-то вперёд. Другой вопрос, насколько тот или иной человек может этим воспользоваться, а то, что это хороший трамплин для карьерного продвижения – это, безусловно, так.

Вы участвовали в открытии Олимпиады в Сочи. С чем выступали, какие впечатления?

– Масштабное мероприятие, подготовительный процесс длился примерно месяцев семь. Мы работали с хорошими персональными хореографами. Это был интересный опыт в моей жизни. Не могу сказать, что с точки зрения хореографии это было что-то безумное: на открытиях всё-таки берут массовыми номерами. Но это был интересный опыт, и у меня появилось очень много знакомств.

Игорь Игнатьев