Яндекс.Метрика
Несколько министерств и муниципальных образований Ульяновской области попали в «красную зону» антикоррупционной карты
14:0029 Июня 2017

Уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области Александр Яшин провёл анализ реализации антикоррупционных программ органами госвласти и местного самоуправления за первый квартал текущего года.

Он отметил, что их антикоррупционная деятельность «осуществлялась в системном порядке и в соответствии с требованиями руководящих документов». Это, прежде всего, федеральный закон «О противодействии коррупции» и Национальный план противодействия коррупции. 

Органы местного самоуправления снизили до 95,5% количество заседаний своих антикоррупционных комиссий и с 218 до 231 увеличили количество рассмотренных вопросов. Но нашли уловку: 68% вопросов занесли в раздел «иные сферы». Так, в Вешкаймском и Цильнинском районах, например, в «иные сферы» загнали все вопросы, которые подлежали рассмотрению. Попытались скрыть «за дымовой завесой» свою вялую работу борцы с коррупцией Инзенского, Мелекесского, Радищевского, Старокулаткинского районов.

Однако в целом результативность антикоррупционных формирований региона оставалась высокой. За отчётный период они выявили 33 зоны повышенного коррупционного риска, тогда как в первом квартале минувшего года лишь 20. Возросло количество проверок в сфере с высокими коррупционными рисками. Увеличилось число заседаний по вопросам, связанным с финансовыми нарушениями.

Уполномоченный отмечает, что в Ульяновской области положено начало практике проведения в муниципалитетах сходов граждан с рассмотрением вопросов борьбы с коррупцией. К сожалению, в Вешкаймском, Карсунском, Радищевском, Старокулаткинском, Инзенском районах проводить такие встречи не посчитали нужным. 

Что касается антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, то наибольшее количество коррупциогенных факторов выявлено юристами администрации Новомалыклинского района – 13, Новоспасского – 9, Старомайнского – 6. По результатам рассмотрения актов прокурорского реагирования в 33 проекта и действующие НПА внесены изменения, тогда как в 2016 году только в 10 документов.

Отдельное место в анализе отведено деятельности комиссий по урегулированию конфликта интересов. По итогам квартала наблюдалось снижение с 31 до 23 количества заседаний. Зато с 1 до 12 увеличилось количество направленных в комиссии материалов. В большинстве случаев они касались предоставления муниципальными служащими недостоверных или неполных сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера.

Одновременно с этим отмечено увеличение с 2 до 6 фактов привлечения к дисциплинарной ответственности служащих за нарушения, не связанные с утратой доверия.

До 112 возросло количество проверок со стороны местных органов внутреннего и внешнего финансового контроля в отношении администраций районов и подведомственных им учреждений. Более чем в половине из них, это 56,3%, установлены факты нецелевого, неправомерного и неэффективного использования бюджетных средств. Это, отметим, на 4 случая меньше, чем в 2016 году. А вот к ответственности привлечено 69 человек против 56. Ещё 26 привлечено к материальной и 8 сотрудников – к административной ответственности.  

В качестве положительного примера Александр Яшин отмечает тот факт, что с 31 до 51 возросло количество обращений граждан по фактам проявления коррупции. Так, например, по фактам бытовой коррупции число обращений возросло с 4 до 21, по коррупции в иных сферах – с 9 до 23. По результатам работы с обращениями граждан выявлено 10 зон повышенного коррупционного риска против 2 в первом квартале 2016 года. 

Отдельный блок в отчётном документе посвящён антикоррупционной деятельности исполнительных органов госвласти. Отмечено, что в первом квартале текущего года заметно повысилось качество антикоррупционной работы в министерстве развития конкуренции и экономики Ульяновской области, министерстве образования и науки, министерстве промышленности, строительства, жилищно-коммунального комплекса и транспорта, Агентстве по развитию человеческого потенциала и трудовых ресурсов региона.  

Напротив, признано неудовлетворительным освещение антикоррупционной работы со стороны регионального Минздрава. На его сайте с 2014 года не обновлялась база данных  о выявленных и устраненных зонах повышенного коррупционного риска. Нет раздела для анализа мониторинга работы. Не размещена ведомственная антикоррупционная программа. Недостаточно информации, по которой граждане оценивают эффективность антикоррупционной работы.

А вот комиссии (рабочие группы) по противодействию коррупции действовали во всех органах госвласти. Заседали они 19 раз, рассмотрели 59 вопросов, установили 8 зон повышенного коррупционного риска. Проведено 18 проверок, в  6 из которых установлены факты нецелевого использования бюджетных средств и госимущества. Привлечены к дисциплинарной ответственности 22 должностных лица. Это, кстати, в 3,7 раза больше, чем в минувшем году. К материальной ответственности привлечено 6 человек.   

По мнению уполномоченного, хорошо поработала областная комиссия по закупкам товаров, работ и услуг. На 12 заседаниях  рассмотрено 205 проектов технико-экономических заданий стоимостью более 3 миллиардов рублей. При этом экономия средств регионального бюджета составила 31,4 миллиона.  

За это же время в аналогичных комиссиях муниципальных образований проведено 175 заседаний. Рассмотрено 1306 проектов на 500,9 миллиона рублей при экономии 9,4 миллиона.

В комиссиях органов госвласти проведено 45 заседаний с рассмотрением 315 проектов ТЭЗ на сумму более 2 миллиардов рублей с экономией 29,4 миллиона.  

Анализ показал, что реализация областной программы противодействия коррупции проходит на удовлетворительном уровне во всех органах госвласти и местного самоуправления. Исключение составляют Агентство архитектуры и градостроительства региона, а также администрации Старокулаткинского, Тереньгульского  и Ульяновского районов. Здесь не проводятся тематические обучающие семинары для руководителей и членов общественных антикоррупционных формирований. Не разработаны планы антикоррупционных информационных кампаний и карты коррупционных рисков. К реализации антикоррупционных программ не привлекаются представители общественности, национально-культурных автономий, религиозных конфессий. На низком уровне остаётся межведомственное взаимодействие, особенно при выявлении случаев конфликта интересов.   

«Итоги первого квартала текущего года, – отмечает Александр Яшин, – рассмотрены на заседании созданной по поручению губернатора Сергея Морозова комиссии по оценке эффективности антикоррупционной деятельности муниципальных образований и исполнительных органов госвласти. Комиссия определила, что на высоком уровне антикоррупционная деятельность в отчётный период осуществлялась в Агентстве ЗАГС Ульяновской области, в Павловском районе и в городе Димитровграде.

На низком уровне находится антикоррупционная работа в министерстве сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов, в министерстве физической культуры и спорта, в Инзенском и Вешкаймском районах. В соответствии с решением комиссии эти ведомства и муниципальные образования остаются в «красной зоне» антикоррупционной карты региона.

В остальных органах госвласти и местного самоуправления организация антикоррупционной деятельности оценена как удовлетворительная».

По итогам заседания комиссия выработала несколько рекомендаций. Среди них продвижение Общественного антикоррупционного договора. Проведение сходов и встреч с населением для разъяснения антикоррупционного законодательства и мер по его реализации. Отчёты руководителей органов госвласти и местного самоуправления в своих коллективах и перед населением о профилактике коррупции с последующей публикацией на официальных сайтах. Разработка Минсельхозом региона предложений по контролю над расходованием грантополучателями средств, выделяемых из федерального и регионального бюджетов.

Решения комиссии считаются обязательными к неукоснительному исполнению.

Виктор Никитин