Яндекс.Метрика
Олег Никонов: «Областная детская клиническая больница – это «фабрика здоровья»
16:4219 Декабря 2014
20 лет исполнилось 19 декабря Ульяновской областной детской клинической больнице имени политического и общественного деятеля Ю.Ф. Горячева. Об истоках, истории становления и о том, большой ли срок – 20 лет, в канун юбилея мы поговорили с заведующим хирургическим отделением, заслуженным врачом Российской Федерации Олегом Никоновым.  
– Олег Алексеевич, как начиналась история больницы?
  – Я работаю в этой больнице с самого открытия, даже немного раньше. Дело в том, что несколько отделений были переведены в неё из областной взрослой больницы: детское хирургическое, педиатрическое, детское глазное и детское ЛОР-отделение. Заведующие этих отделений за год до открытия помогали строителям, участвовали в планёрках, смотрели за качеством строительства, вносили изменениями, чтобы потом было удобно работать.  
– 20 лет для больницы и её персонала – это много?
  – Срок достаточно серьёзный, больница состоявшаяся. В самом начале нам помогло то, что отделения переехали в полном составе, и определённый костяк этой больницы уже был. Сотрудники задали тон в становлении коллектива. Нам удалось создать хороший коллектив с уже сложившимися традициями. Часть людей ушли на пенсию, но те, кто приходят, сразу включаются в правила игры, существующие в больнице. Анна Михайловна Лебедько, главный врач, тоже начинала работать во взрослой больнице анестезиологом, затем здесь начмедом, теперь главным врачом.  
– Смена кадров неизбежна. Как молодые специалисты вливаются в коллектив?
 – Сейчас идёт смена поколений, и мы стараемся подготовить молодых врачей, чтобы они достойно держали марку. У нас существует кадровая проблема как на уровне врачей, так и на уровне средних медицинских работников. Она по всей области существует. У нас по области всего 20 детских хирургов. Уже два года мы активно готовим молодых врачей, в основном из УлГУ, где я преподаю, являюсь работником кафедры госпитальной хирургии. Три врача оттуда уже работают по городу, к нам тоже приходит доктор. И ещё пять человек готовятся по детской хирургии, и видимо будут заполнять поликлиническое звено.  
– С медсёстрами тоже проблема?
  – Да дефицит среднего медицинского персонала существует. Эта работа достаточно сложная, и я считаю, что роль медсестры недооценена в нашем обществе. Это люди, выполняющие колоссальную работу: они постоянно находятся у больного, и от качественного выполнения назначений многое зависит. Роль медсестры огромна. Наши медсёстры – люди ответственные, и хочется выразить им огромную благодарность.  
– Чем уникальна областная детская больница? Какое место в системе учреждений здравоохранения региона она занимает?
  – Больница является конечным звеном в лечении больных детей в рамках Ульяновской области. Выше её уже нет в регионе. Здесь собираются наиболее сложные больные со всей области. Мы круглосуточно дежурим, не бывает выходных и праздников, два хирурга постоянно находятся в больнице.  
У нас существует два отделения реанимации: для старших детей и для новорождённых. При любой необходимости к пациенту выезжает одна из бригад, больных доставляют к нам. Чтобы оказывать помощь на должном высоком уровне, требуется серьёзная подготовка врачебного и сестринского персонала, Кроме того, больница оказывает специализированную и выосокотехнологичную медицинскую помощь помощью.  
– Насколько тяжело подготовить молодого хирурга?
– Подготовка хирурга – это очень долгий процесс. Если врача соматического профиля через два три года после интернатуры можно считать подготовленным, то для хирурга этот срок составляет минимум 10 лет, так как объём операций, которые он может выполнить, нарастает постепенно, особенно в таких стационарах, как наш. В хирургии сливается наука и искусство: помимо того, чтобы знать, как что-то делать, нужно ещё и суметь сделать это руками, Мануальные и умственные способности должны слиться в одно, тогда и будет эффект.  
– Требования к хирургам в областных больницах всегда были высокие…
 – Раньше была установка: в областной больнице должны работать врачи не ниже первой категории. Приходили врачи, имеющие подготовку и опыт, работавшие ранее в районных больницах. Были, конечно, единичные случаи – очень талантливые студенты, интерны, которые были подготовлены ещё со студенческой скамьи. Сейчас у нас ситуация такова, что приходится самим готовить студентов. Мы выбираем тех, кого знаем со студенческих времен, которые занимаются в кружках, ещё студентами ходят на дежурства. Они очень быстро набирают силу, потому что у нас очень большой объём операций, причём сложных операций. В год только по нашему отделению проходят более 2000 больных, мы выполняем более полутора тысяч операций. Получается такая «фабрика здоровья».  
– Насколько сложно попасть в интернатуру в областную детскую больницу?
 – Должно быть желание стать хирургом. Тогда будет и интерес уже в студенческие времена, и ты попадёшь в интернатуру. Но в последнее время мало идут в хирургию. Специальность сложная и ответственная. Есть в медицине должности и с меньшей ответственностью.  
– Хирург – мужская профессия?
 – Большинство хирургов – мужчины. Это, действительно, так, потому что у нас работа ненормированная, постоянные дежурства, семейной жизнью приходится жертвовать. В поликлиниках работают и женщины, но когда дело доходит до большой хирургии, женщин становится мало. Но есть такие примеры и очень яркие. Основателем детской хирургии в Ульяновске была Валентина Ивановна Иванова, фронтовой хирург. Она работала в областной больнице, потом в 1967 году открылось первое детское хирургическое отделение в Ульяновской области, в областной больнице на 40 коек. До этого помощь оказывали в общих больницах. Я являюсь учеником Валентины ?вановны. Недавно её не стало, но она прожила очень яркую жизнь, и до последних дней была в курсе дел. Она заслуженный врач, кавалер Ордена Ленина. Именно она создала целую плеяду своих учеников. Не факт, что женщина не может быть хирургом, но факт, что их меньше.  
– Чем отличается обычная хирургия от детской?
– Детская хирургия не просто так создавалась. Она отличается от взрослой тем, что объединяет очень широкий спектр деятельности. Если во взрослой хирургии есть конкретные отделения, то в детской все они объединены в одном отделении. А хирургия новорождённых, а это вообще отдельная статья. Поэтому и создана была такая служба, как детская хирургия. Кроме того, детский организм – это не уменьшенная копия взрослого, это совсем другой, растущий организм. Если врач имеет дело с больным, то мы имеем дело с 5 больными: родители, бабушки, дедушки. Если ребёнок заболел, то вся семья болеет.   
– Почему лично вы выбрали именно детскую хирургию?
– Мне с детьми интереснее работать. Дети – хороший народ, они чистые, открытые, не обманывают. Ощущаешь радость, когда прооперировал новорождённого, а он через 2-3 года приходит нормальным здоровым ребёнком.  
– Двадцать лет назад были другие условия, другое оснащение. Каково было работать тогда и насколько лучше сейчас?
– Когда создавалась больница, многие начинали делать новые операции. Что же касается меня, мы внедряли операции на печени, операции на поджелудочной железе, сосудистые операции при портальной гипертензии – многие больные просто погибали от кровотечения варикозных вен пищевода. Учился, ездил в Москву, с профессором вместе Разумовским оперировали больных, потом стал самостоятельно выполнять такие операции.  
– С новорождёнными работать тяжелее?
 – Это самая тяжёлая хирургия. Леонид Рошаль говорил, что оперирование новорождённых – это высший пилотаж. Во взрослой областной больнице не было детской реанимации, не было условий, и летальность доходила до 37 процентов. А в начале моей трудовой деятельности вообще выживали единицы: не было ни аппаратов, ни шовного материала, ни инструментов. Когда мы пришли в эту больницу, через год летальность снизилась до 15 процентов. Потом мы стали немного менять саму организацию оказания хирургической помощи новорождённым: открылась реанимация, стали закреплять определённые направления за определёнными хирургами. Хирургией новорождённых занимаюсь до сих пор я. Сейчас летальность у нас максимум 5 процентов в год, а в некоторые годы вообще нулевая.  
– Олег Алексеевич, хотелось бы узнать ваше мнение касательно общероссийских тенденций в здравоохранении. Процессы оптимизации, которые уже давно начались в других регионах, а в некоторых даже закончились – это необходимая мера? Насколько улучшится система здравоохранения благодаря оптимизации и реорганизации лечебных учреждений?
– С одной стороны у людей могут возникнуть сложности – маршрут до больницы может увеличиться. Но есть несомненные плюсы. В Ульяновске объединили поликлиники по правому берегу. У нас существует дневной стационар по оказанию хирургической помощи детям, на улице Камышинской в третьей детской поликлинике. В других поликлиниках таких стационаров нет. Хирурги, работающие там, проводят по 400-500 операций в год, и до объединения они  работали только по Засвияжскому району. Когда учреждения соединили, всё Правобережье может воспользоваться услугами стационара.  
В день рождения главной детской больницы Ульяновской области Олег Никонов пожелал всему персоналу постоянного желания к развитию в профессии и стремления к новым высотам. «Нельзя зависать на одном месте, если остановишься, потеряешь темп и начнёшь отставать, – говорит Олег Никонов. – А пациентам желаю крепкого здоровья, и чтобы никогда не болели, а если и болели, то полностью выздоравливали».    

Алексей Хорошилов