Яндекс.Метрика
Юрий Латышев: «Если через каждые три-четыре года менять учебники, то это будет крах образования»
16:1120 Октября 2014
Форум ОНФ «Качественное образование во имя страны», прошедший в Пензе, собрал более 500 педагогов, экспертов и представителей родительской общественности, чиновников и управленцев из образовательной сферы, доверенных лиц Президента со всей России. Программа форума была насыщенной и интересной, дискуссии разворачивались одновременно на нескольких площадках. Во второй день состоялась встреча педагогов с Президентом России Владимиром Путиным. Одним из тех, кто смог лично задать свой вопрос главе государства стал народный учитель Российской Федерации Юрий Латышев.  
–  Юрий Иванович, чем вам запомнился этот форум?
Первый день форума был посвящен работе круглых столов, а на второй состоялась встреча с Президентом РФ Владимиром Путиным. Хотя и тут были внесены корректировки: на круглых столах мы работали фактически полтора дня. Я выступал и в первый и во второй день. Темы, которые я затрагивал, были связаны, в первую очередь, с самой организацией труда педагога. На дискуссионной площадке по дебюрократизации в образовании были документально представлены на конкретных образовательных учреждениях огромный документооборот. Об этом говорили и на круглых столах, и на встрече с Владимиром Путиным.  
– Есть ли понимание, что нужно делать дальше, чтобы не «утонуть» в бумагах и заполнении отчетов?
Необходимо на федеральном уровне официально узаконить, какие отчеты с образовательных учреждений и учителей можно требовать, кому отвечать на запросы, а кому не обязательно. Как только мы перестанем отвечать на ряд запросов, то исчезнут и обращения к нам. Нужно понимать, что школа не сможет объять необъятное. Недаром сегодня в педагогических коллективах ходит поговорка: «Скоро нам будут мешать ученики, чтобы чиновники могли отчитаться о своей работе».  
 – Говорили ли на форуме о том, стоит ли детям мыть полы в классе и полоть грядки на школьном огороде? В Законе «Об образовании» ведь об этом тоже сказано.
Да. Это прописано в статье 34 п.4 «Закона об образовании» как-то невнятно. Тема участия школьников в общественно-полезном труде широко обсуждалась на форуме. Ювенальная юстиция, которая сегодня идет под другим названием, фактически под ложными лозунгами и принципами западного гуманизма, пытается оградить ребенка от какого-либо участия в общественно-полезном труде, считая, что это – эксплуатация детского труда. Но разве это эксплуатация – убрать за собой класс, ты ведь здесь занимался, помочь в уборке снега, чтобы подвезти продукты в столовую во время обильного снегопада? В Советское время дети мыли полы, убирали территорию, копали огороды, в садах ухаживали за  плодовыми деревьями. И ребята вырастали нравственно здоровыми людьми, потому что труд – это основа жизни и формирования достойной личности. Ребенок, который трудится сам, будет уважать человека труда, вырастет качественно новым человеком. В своей книге я сформулировал следующий тезис: «Россию всегда в лихолетье спасали ее граждане с одним только условием: они были физически и нравственно здоровыми». Нравственно здоровый человек и есть патриот нашей страны. Мы уже от движения «За советскую школу» писали письмо в министерство образования России по разъяснению этой статьи Закона, но ответа пока не получили.  
– Не последнюю роль в формировании российской идентичности играет и русский язык.
Эту тему мы затрагивали. Потому что только язык устойчиво сохраняет память народа. А что делается сейчас c русским языком? Все участники форума подчеркнули безграмотность сегодняшней молодежи. Кстати, во Франции есть комитет, который следит за чистотой родного языка, не разрешая в официальной документации употреблять иностранные слова, если есть аналог французского. А у нас? Посмотрите сколько русских слов заменили иностранными.  
– Вернемся к реформе образования. Регулярно появляется столько нового, что педагог не успевает их освоить, провести рефлексию, чтобы качественно обучать, а уже надо дать диагностику внедрения в учебный процесс и результативность.  
Один из важных вопросов, который был связан с дебюрократизацией, касался необходимости возвращения к методической службе. Раз идет реформа, то кто-то должен конкретно помочь учителю освоить новые требования и программы. Аппараты министерства и управлений образования осуществляют контроль реализации реформы и функционирования образовательных организаций. Региональный институт повышения квалификации тоже далек от учителя,  потому что педагоги проходят переподготовку только раз в пять лет. Сейчас будут раз в три года. Кстати, здесь может возникнуть финансовая проблема. За счёт, каких средств, так часто будут проходить переподготовку учителя. В связи с этим была поднята тема о наставничестве и муниципальной методической службе.  
–  Да и нагрузка у педагогов постоянно растет, в школах не хватает учителей.
Вы правы. На встрече с Президентом России Владимиром Путиным обсуждался вопрос продолжительности рабочего дня учителя. Все слова спикера были подтверждены цифрами. Не считая советов, собраний и совещаний, рабочий день педагога длится 9,5 часов. Учебная нагрузка в среднем составляет 1,6 ставки. Получается, что в неделю педагог трудится от 27 до 30 часов. А это уже кризисное состояние образования, потому что качественно работать учитель может не более 22-24 часов в неделю. Это подтвердили физиологи. А дальше качество обучения детей начинает резко падать. Учитель уже не сможет дойти до каждого ученика. Хотя и предел в 24 часа сможет выдержать только физически здоровый педагог. Особенно сложно сельским учителям, которым зачастую приходится в один день вести уроки для учеников разных классов с 5 по 11, и даже  по разным предметам. То есть, колоссально увеличивается нагрузка при подготовке к занятиям. В связи с этим я и задал свой вопрос Президенту. Нельзя ли объявить «тишину»  хотя бы лет на пять в реформировании. Я сказал о том, что количество произошедших изменений нужно усвоить и овладеть новыми навыками. И когда он меня спросил, что имеется в виду, я ответил, что каждый год появляется что-то новое, которое заставляет вновь искать пути решения и средства реализации. Поэтому я выразился, может быть, не слишком интеллигентно, но, по сути, верно, сказав, что мы не можем проглотить новый кусок, когда рот занят ещё не разжёванным.  И я здесь высказал реплику такого порядка: а если еще через каждые три-четыре года менять учебники, то это будет крах образования. Затем я поблагодарил Владимира Владимировича за начало разработки историко-культурной концепции учебника по истории России. Я много лет участвую в различных совещаниях по теме формирования учебника истории России. Была большая волна мнений по созданию альтернативных учебников по истории якобы для свободы выбора учителю. А это невольно приводило к тому, что у нас могло получиться несколько Россий.  
– А ее сейчас нет у педагогов?
Есть, конечно.  Даже в Советские времена свобода выбора всегда была у педагога. Учитель мог использовать на уроках информацию из любых других источников, дополняя учебник. Конечно, есть «белые пятна» в истории: мы можем не знать конкретных людей, деталей, но конечный результат чаще всего  виден. Возьмем, например, Бородинское сражение. На Западе его считают победой Наполеона. Вполне правильно. Но с другой стороны: достиг ли он результата, которого хотел? Ведь в итоге Наполеону разгромить русскую армию не удалось. Значит, его победа была иллюзорной. В итоге армия Кутузова отступила и заняла позиции за Москвой под Тарутино. Тогда он понял, что проиграл войну. Это и нужно дать ученику. Пусть ребенок сам оценит, кто проиграл, а кто выиграл. Гений или злодей та или иная историческая личность должен решить ребенок, а не навязывать ему извне. Таким образом, произошла подмена понятий: свобода выбора должна быть предоставлена не учителю, ученику, который может участвовать в дискуссии на основе различных мнений, представленных в одном учебнике, что позволит ему самому сформулировать свою позицию.  
– То есть, главное все же научить ребенка мыслить, делать какие-то выводы…
Да. Ученикам нужно давать несколько точек зрения, чтобы организовать в классе дискуссии. Сегодня ученики более информированы и зачастую сами вносят что-то новое в учебный процесс. Созданная историко-культурная концепция истории, на основе которой может быть написано несколько учебников, уже даст возможность воспитывать патриотов. Одновременно создаётся единое педагогическое пространство, не мешая детям при переездах учиться в другой школе. Меня всегда беспокоило, что появлялись учебники по истории, в которых акцент делался на ошибках политических деятелей и полководцев, которым современные историки давали больше возможностей для принятия «правильных» решений, чем они на самом деле тогда располагали. Учебник должен больше говорить о героическом. Не случайно есть поговорка: «скажи человеку 100 раз свинья, он и захрюкает». Поэтому надо чаще говорить о том, что возвышает нашу страну, показывает подвиги людей. Не обязательно совершать подвиг Матросова, но внутренне нужно быть готовым к защите Родины.  
– Еще одна тема, которая была поднята Вами, касалась вопроса: сколько должен длиться урок?
Да, я поднимал этот вопрос во время обсуждения на дискуссионной площадке и спрашивал напрямую у многих: есть ли медицинское заключение по 45-минутному уроку. Ответ я получил только в виде одной байки. Каменский ввел 45-минутный урок, потому что месса в костёле шла 45 минут. Но сегодня все физиологи утверждают, что на 29-30 минуте у детей начинается общая усталость от умственной деятельности. Следовательно, остальные 15 минут мы ведем борьбу с устающим учеником. Поэтому в нашей гимназии №44 модульный урок построен из 3 модулей продолжительностью по 30 минут, а потом мы отпускаем ребят на перемену. В день у детей лишь 3 урока.
– Насколько продуктивной Вы считаете двухдневную работу на Форуме ОНФ?
Очень продуктивной и важной. Президент по некоторым нашим вопросам и предложениям давал конкретные поручения для рассмотрения проблем и предложений. Уверен, эта встреча окажет влияние на коррекцию реформирования образования с точки зрения повышения его качества уже в ближайшее время.   По материалам пресс-службы ОНФ