64.42 Р
71.84 Р
Профессор Анатолий Лапин: «Ульяновской области нужно не количество, а качество контактов»
14:0525 Апреля 2019

Член Общественной палаты Ульяновской области, доктор экономических наук Анатолий Лапин о развитии внешних связей региона, о задачах, стоящих перед министерством развития международных и межрегиональных связей Ульяновской области, и об измеряемых показателях международной активности региона.

– Международная активность Ульяновской области – сегодня для нас это одно из приоритетных направлений развития, наряду с открытой и широкой презентацией региона за рубежом. Как вы оцениваете международную активность Ульяновской области?

Я бы сказал, что наша международная активность на достаточно высоком уровне. В 2005-2006 годах регион сделал ставку на реализацию своей инвестиционной политики, на привлечение иностранных инвесторов из широкого круга стран, которые могли бы принести сюда высокие технологии и современный опыт ведения бизнеса, включить местные компании в цепочку производства своей продукции, обеспечить им выход на рынки. И, в целом, мы видим, что количество таких иностранных компаний у нас достаточно большое. На сегодня их около 40. 10% рабочих мест в регионе предоставляют именно они. И это очень достойный показатель.

– Без регулирующей роли региональных властей в вопросе международной активности, в вопросе содействия инвестициям не обойтись. В прошлом году губернатор выступил с инициативой по созданию подобной структуры – министерства развития международных и межрегиональных связей. Как, по-вашему, насколько это предложение своевременно и необходимо?

Сразу после выхода 204 майского указа Президента глава региона собрал совещание по исполнению озвученных инициатив. Впервые тогда подняли вопрос о создании министерства международного, межрегионального развития. Я выступил «за». И от своего мнения и сейчас не отказываюсь. Причем, на мой взгляд, в данной структуре целесообразно переносить акцент не столько на международное развитие – оно у нас за 15 лет состоялось. Особое внимание стоит уделить, первое – межрегиональному развитию. Ситуацию по взаимодействию с субъектами ПФО мы видим намного хуже. С 13 февраля у нас появилась Стратегия пространственного развития. Появился термин «макрорегион», и Ульяновская область вошла в Волго-Уральский макрорегион. Там тоже ставится эта задача – усиление интеграционного взаимодействия. У нас оно пока видится слабо.

Второе, что также прописано в этой стратегии: нужно организовать работу по межмуниципальному взаимодействию в рамках субъектов Российской Федерации. Здесь очень высокий уровень дифференциации. И в этом смысле, процессы, которые протекают здесь самостоятельно, приводят к концентрации всех видов ресурсов, как правило, в столицах субъектов РФ. А все остальные муниципальные образования чувствуют себя обделенными по части этих ресурсов. И это не лучшим образом влияет на их развитие.

Я считаю, что нам необходима собственная пространственная стратегия развития. И на одной из встреч с губернатором мы говорили об этом. Было бы неплохо на сайте министерства международного и межрегионального развития размещать ежегодный доклад относительно того, с какими странами, территориями, рынками у нас происходит динамичное сотрудничество. Это экономило бы силы, время, средства для предпринимателей, которые пытаются рассмотреть для себя возможности выхода на внешние рынки.

– Если говорить об измеримых показателях работы министерства, какие KPI вы бы назвали?

Я бы разделил их на несколько групп. Первая – это то, что касается экономики. Показатели экспорта, импорта и сальдо торгового баланса. В том числе по отдельным группировкам стран. Нам нужна сбалансированная структура внешней торговли.

Вторая группа – поставки товаров в другие российские регионы. Чтобы мы видели, как у нас налажено торговое взаимодействие не только на международной арене, но и внутри страны.

Третья группа показателей, безусловно, очень важная – это доля продукции ульяновских товаропроизводителей на отдельных рынках. Потому что увеличение доли на рынках это тоже важный индикатор, который есть в большинстве показателей.

– Как избежать кросс-ведомственных конфликтов? Например, инвестициями занимается Корпорация развития Ульяновской области. Как уйти от соперничества в данном ключе и наладить четкое разделение?

Организация, так скажем, вот такого «зонтика», сведение в один центр разных направлений, ведение переговоров от имени региона — это за министерством развития международных и межрегиональных связей. А вот когда мы начинаем конкретизировать соглашения о сотрудничестве с другими регионами или странами, и нужны конкретно проекты, то здесь должны вступать в дело уже соответствующие структуры. Реализация, организационное обеспечение такого сотрудничества межрегионального и международного, а так же межмуниципального — за новым министерством. А реализация по конкретным направлениям — по инвестициям, по науке, по культуре, по образованию — это за конкретными министерствами.

– Как вы считаете, у такого консолидирующего органа должны быть исключительные инструменты политического и экономического взаимодействия с зарубежными государствами?

Я думаю, что они с одной стороны уже есть. У нас этот процесс был запущен порядка 10 лет назад, когда было создано представительство Ульяновской области в Берлине. Нам для этого каких-то особых инструментов не нужно. Инструменты традиционны это ведение реестра ключевых мероприятий и обеспечение участия в них Ульяновской области, формирование соответствующей команды. В этом показательным является, на мой взгляд, включение региона в работу межгосударственных, межправительственных комиссий, которые у нас имеются приблизительно с 40 государствами. Ну и, естественно, в регионе необходимо также организовывать интересные конференции, форумы, площадки для встреч по тем направлениям, где у нас есть интересные предложения для сотрудничества. Функционал министерства заключается в том, чтобы собрать заинтересованные стороны, их познакомить, а дальше совместная работа должна выливаться в проекты, курируемые уже профильными структурами. Повторно подключать министерство, благодаря его непосредственному выходу на главу региона, можно в том случае, когда при реализации проекта возникнут проблемы. Какие-то дополнительные инструменты, на мой взгляд, не нужны. У нас их более чем достаточно.

– То есть, по сути, на передний план выходит мониторинг заключенных соглашений и договоренностей?

Да. Нам нужно не количество, а качество подобных контактов. Пусть этих проектов будет меньше, но из них каждый дойдет до реализации, принесет позитивный результат. Другое дело, что он может измеряться по-разному. Инвестиции отдельно, образование и культура отдельно, наука отдельно. Разработка определенного пакета понятных показателей, а не просто констатация, что было столько-то поездок, столько-то встреч. Понятно, что это некая основа, но депутатам Законодательного собрания, СМИ, населению важно показать, как жизнь региона изменилась к лучшему от того, что установлены эти контакты.

– Недавно анонсировали проведение третьего по счету международного форума «Японская Весна на Волге». Его программа включает в себя и культурные, и экономические события. Какой конкретно результат мы ожидаем, в чем его измеримость?

Это все же больше культурно-деловой проект. На мой взгляд, главные системы измерения здесь – количество участников, договоренностей, заключенных соглашений. Чем их количество больше, тем лучше для области. В этом году в ходе форума планируется открытие индустриального парка японских компаний. У региональных коллективов и компаний появляется возможность резко расширить географию своих поездок. А это увеличивает известность региона, увеличивает частоту упоминаний в СМИ с позитивных позиций, косвенно расширяет торгово-экономическое взаимодействие между нашими странами. Наконец, это культурный подарок региону и его жителям.

– Как вы оцениваете реальное воздействие участия руководства региона в части государственной и соответственно муниципальной поддержки? Политические рычаги, влияющие на экономические результаты?

Безусловно, они зависят от личных характеристик губернатора. Если глава региона активно посещает площадки федерального, зарубежного уровня и активно представляет возможности региона в реализации совместных проектов, я считаю личностный фактор центральный в этом отношении. Второй момент – соглашения. У нас таких соглашений подписано достаточно много. Нужен мониторинг реализации этих соглашений. Главное здесь не просто сказать, сколько проектов выполнено, сколько не выполнено. Кто хороший, кто плохой. А вот на той стадии, когда это еще можно поправить, оказать поддержку забуксовавшим проектам. Опять же с каждым таким вопросом к губернатору обращаться не будешь. Поэтому функцию мониторинга и должно осуществлять министерство развития международных и межрегиональных связей. Чтобы был понятен результат.