Яндекс.Метрика
Владимир Шахрин: «Просто повезло, что мы занимается любимым делом»
11:0214 Апреля 2015
В Ульяновске с юбилейным концертом – легендарная группа «Чайф». Сегодня они выступят на сцене Ленинского мемориала с юбилейной программой  «ЧАЙФ.Рожденный в Свердловске»  в честь своего 30-летия. За день до бессменный лидер группы Владимир Шахрин ответил на вопросы ульяновских журналистов.
Об Ульяновске
У нас с городом Ульяновском связаны яркие моменты в жизни группы. В тот момент они не всегда были со знаком плюс, но спустя годы вспоминаются как забавные приключения. При этом у нас здесь есть друзья и знакомые. Ульяновск для меня остается городом контрастов – город с абсолютно ярко выраженным лицом, где сочетается и современная жизнь и бережное отношение к коммунистической идее. В этом что-то есть, он отличается от других, и это специфическая особенность города, которую мне кажется нужно сохранять.
Об артистах и политике
Среди артистов нет такого разделения взглядов, чтобы его можно было назвать расколом. Я, допустим, не совсем поддерживаю некоторые выступления Андрея Макаревича, но это не мешает нам общаться дальше. Мы недавно собирались, говорили о совершенно других вещах, ни слова не произнесли о политике. Сначала я пытался что-то объяснить Андрею – он был немного обижен на Екатеринбург за отмену концерта, ему казалось, что там был какой-то тайный заговор. Я пытался объяснить, что это естественная реакция публики. Да, она была сформирована под определенным информационным давлением, но обида на город ничего не даст. Это личное дело каждого – одни считают нужным ездить на Донбасс выступать перед войсковыми частями украинской армии, другие нет. Я считаю, что моя открытая позиция в этих вопросах не изменит ситуацию в лучшую сторону, она будет просто подливать в эту топку очередной литр керосина. Сначала надо потушить, а потом будем спокойно разбираться.
О тяжелых временах
Я, может быть, страшную вещь скажу, но я не замечаю никаких тяжелых времен. Моя семья не голодает, мы успели оборудовать наш быт, тур у нас идет прекрасно – Ульяновск будет двадцать вторым городом, самолеты летают, поезда ездят, гостиницы работают. Я не понимаю, в чём тяжесть времени. Если где-то в каком-то магазине не стало омаров, то я их и не ем. Трудные времена были 70 лет назад, когда в Ленинграде была блокада. На концерте в Казани в первом ряду у нас было несколько мужчин в инвалидных колясках. Потом они приехали к нам за кулисы, мы с ними пообщались в гримёрке. У них рук и ног нет – они улыбаются,  их глаза полны жизни. Всем, у кого трудные времена нужно посмотреть на этих людей, пообщаться с ними и решить для себя, действительно ли у них все плохо.
О создании песен
Для меня писательство – процесс непредсказуемый и неуправляемый. Я до сих пор не понимаю, как это происходит, пытаюсь вычислить какие-то закономерности, приметы. Стихи, если приходят хорошо, а нет так нет.
О Екатеринбурге
Есть как минимум десятка два музыкантов, которые уехали в Москву и просто испарились. В Екатеринбурге они были заметны, на них ходили люди, их стали показывать по местному телевидению – они собирались с вещами в Москву и все. Сейчас их можно увидеть где-то на заднем плане на разовой работе. Потому что люди отрывают себя от естественной среды обитания. Именно поэтому наш тур называется «Рожденный в Свердловске». Мы хотим, чтобы, придя на концерт, зрители Ульяновска попали на наш День рождения в наш город и поняли, почему это важно для нас. Мы покажем Екатеринбург с высоты птичьего полета, покажем его в конце пятидесятых-начале шестидесятых, когда мы родились, покажем город тех времен, когда зарождалась группа «Чайф», покажем его глазами молодых уличных художников, увидите немного наших бытовых съемок. Мы будем много говорить о городе, потому что он отчасти сформировал группу «Чайф». Она такая, какая есть, потому что мы живем в этом городе.
Про «оранжевое настроение»
Для меня оранжевый цвет очень многогранный. В некоторых странах в него одевают особо опасных преступников. Но с другой стороны оранжевое солнце, оранжевые апельсины, которые вызывают совершенно другие ассоциации. Поэтому группа «Чайф» здесь находится в достаточно широкой амплитуде. И на концерте это будет ощущаться – от жестких песен, от  которых исходит ощущение опасности, до веселых и беззаботных. Мы сейчас хотим выпускать переиздание наших виниловых пластинок, и нам недавно прислали макет того, как будет выглядеть обложка. Мы с Димой Гройсманом (продюсер группы) посмотрели и решили, что дизайнеры халтурщики – пошли по самому простому пути: «давайте все сделаем в оранжевом цвете, и им должно понравиться». На самом деле мы этим не злоупотребляем. В песне «Оранжевое настроение» всего одна строчка с упоминанием цвета. Мы очень корректно его используем. Ну, если закрепилась такая ассоциация это неплохо, но это не значит, что люди ходят с утра до вечера и улыбаются.
О новых песнях
В этом туре мы играем 6 песен из нового альбома. Мы ставим себя на место зрителя – выпускаем альбом, ждем, когда он хотя бы год просуществует, уже затем включаем его в концертную программу. Ведь зрителям хочется услышать любимые песни.
О помощи молодым
Мы уже 15 лет делаем фестиваль «Старый новый рок». Никакой лучшей помощи я себе представить не могу – мы даем возможность людям выступить. Есть рекламная кампания, фестиваль с именем, вот сцена, вот твои 20 минут на ней – выходи и сделай так, чтобы завтра все начали говорить о тебе. Все остальное  от лукавого – никакого продюсерского центра у нас нет, продвижением мы не занимаемся. Я, честно говоря, не очень понимаю все эти  конкурсы, в которых за месяц хотят сделать главного артиста страны. Ему  все равно придется пройти весь путь, сформировать свою публику, и, если он достоин, у него все получится. Мне  кажется, что группа должна играть в каком-нибудь самом задрипанной пабе, чтобы туда пришло сначала 20 человек, потом 50, потом это клуб начал ломиться от людей. Затем приходят люди из другого, большего клуба, что собственно и происходило с группой The Beatles. Самый честный способ. Группа должна сама учиться делать шоу, тогда обязательно найдется какой-нибудь человек, который сможет из этого сделать бизнес. Мы до 1992 года варились в собственном соку, затем у нас появился Дмитрий Гройсман, появился наш директор Илья Спирин. Машина заработала и работает до сих пор.
Про «Аргентину-Ямайку»
У меня предложений записать подобную песню про сборную России по футболу куча после каждого удачного матча. В самой песне слова «футбол» вообще нет. Существует множество песен, воспевающих спортивные победы, мне пришло в голову спеть о том, что победы бывают не всегда. Я просто увидел в Париже в 1998 году, когда там проходил чемпионат мира по футболу, этих ямайских пацанов, и они меня сподвигли написать такую песню. О профессии В тот момент, когда у нас была школьная группа, я и представить себе не мог, что я стану музыкантом. Нам просто нравилось быть парнями с гитарой. После школы мы поступили всем коллективом в единственное заведение, куда мы могли поступить всем коллективом – в Свердловский строительный техникум, потому что там работали мой дедушка и моя мама. Так репетировали, чтобы сыграть на студенческих танцах. Потом нас забрали в армию, после нее мы женились, и надо было думать о квартире. Я пошел работать на стройку и отработал там 8 лет. Мы начали играть, как в нашей песне, «чтобы не сойти с ума и не опухнуть». Кто-то любит играть в бильярд, у кого-то охота, рыбалка, а мы играем на гитарах. Повезло, что появилось сообщество других музыкантов, с которыми мы познакомились, появилась идея Свердловского рок-клуба. На его первом фестивале мы очень хорошо выступили, став его открытием, и город о нас заговорил, нас начали приглашать в разные другие города. По большому счету, шоу-бизнесом это стало в 1992 году, когда мы поняли, что мы можем жить и зарабатывать, только будучи парнями с гитарами. Мы могли быть  кем угодно. Для меня не было бы трагедией, если бы я не стал музыкантом, и я не считаю это какой-то моей миссией. Просто повезло, что мы занимаемся любимым делом.
Кому на Руси жить хорошо?
Мне. На Руси жить, может, нелегко, но интересно.  



 Елена Ольдина