Семён Кукормин: «Танго, как и жизнь, – это путь».
13:0705 Ноября 2013
Кукормин (2)Аргентинское танго пришло в Ульяновск более четырёх с половиной лет назад, сейчас работают две школы. Хотя наш город никогда нельзя было назвать активно танцующим танго, среди здесь родившихся можно найти человека, давно известного даже за рубежом  – это Семён Кукормин. В танго-среде многих стран он известен как танцор, диджей, и, по отзывам некоторых дам, один из самых желанных партнёров. Семён рассказал Media 73 о своём танцевальном опыте, танго-музыке, и о том, что сущность аргентинского танго чаще интереснее, чем распространённое красочное представление о нём.   – Расскажи, пожалуйста, сколько лет танцуешь и где успел побывать? – Танцую пять лет. Но эти пять лет для меня, как десять, потому что танго стало сейчас большей частью жизни. Последние 2-3 года очень много путешествую. Конечно, был в Буэнос-Айресе. Мне казалось, если я хочу преподавать, хочу что-то людям рассказывать, то я должен какую-то себе галочку поставить, должен прикоснуться. Это, как паломничество в «Мекку» аргентинского танго. Сейчас нравится путешествовать по Европе, почти всё объездил. Благо, зовут, приглашают диджеить.   – Слышал, что нет постоянного места жительства, это правда? – Да. Я сам из Ульяновска, но базой является Москва. Когда стал путешествовать, начал проводить в Москве всё меньше времени. У меня была нормальная жизнь, нормальная работа. Я, как и все приезжие в Москву из регионов, снимал квартиру, зарабатывал на неё. Приходилось отдавать кучу денег. Когда стал путешествовать, понял, что оплачивать тяжело, поскольку постоянно есть затраты на переезды. Жил полтора года в танцевальной студии. Полтора года я был «домовым». Днём занимались люди, а ночью спал я. Со временем люди ко мне привыкли.   – Говоришь, что часто приглашают отбирать музыку. А по какому принципу её отбираешь? – Можно сказать, что не я музыку отбираю, а танцоры. Я ставлю музыку для танцоров, и они являются показателем того, насколько музыка танцевальная или нет. Я танцор и могу понять, какая музыка танцевальная. ?ногда что-то отбираю, и пробую сам потанцевать. Если понимаю, что её больше хочется послушать, чем потанцевать, то оставляю. Может, со временем она раскроется по-другому. Сначала музыку слушаю, потом пробую, а потом ставлю на милонге (танцевальном вечере, где танцуют танго – Media 73). Если танцпол быстро заполнился, если танцоры как-то отреагировали, то тогда её оставляю и потом использую.   – Не секрет, что существует противоречие между классической танцевальной музыкой и современной электронной. Ты какую предпочитаешь? – Я разную музыку люблю. Нужно понимать, что разная музыка для разных целей. Есть музыка, которую хочется слушать фоном, а есть такая, под которую не получится что-то делать, поскольку на неё отвлекаешься. Понятно, что я, как человек, который давно танцует и занимается музыкой для милонг, уже глубоко туда «копнул», и понимаю разницу  между танго-музыкой «золотого века» и электронной. Если меня спросить, какая больше нравится, я скажу, что первая, потому что она для меня настоящая, она для меня несёт более глубокий смысл. Кто-то недавно писал в социальных сетях, и мне эта мысль понравилась, что электронное танго понятнее, потому что его будто специями заправили, но оно часто не несёт того вкуса, который есть в оригинальной танго-музыке. Не зря музыка, написанная в «золотой век» с 1935 по 1950 годы, такая глубокая и насыщенная, не зря её любят и слушают по сто раз. Тогда всё сошлось: время, место, люди. ? всё это выдало такой результат. Это было  всеобщее помешательство, были тысячи оркестров, все слушали музыку. Сейчас в Аргентине танго – хоть и культурное достояние, но всё равно субкультура.   – Более опытным классика больше нравится, но в тоже время электронная музыка продолжает жить. Что для неё является питательной средой? – Считаю, что время. Сейчас другое время, и современному человеку на первый взгляд понятнее эта музыка. Она быстрее зацепит ухо.   – Часто можно видеть, в танго приходит множество людей, но остаются далеко не все. Почему? – Это как везде. Везде работает закон больших чисел. Всегда пробуем что-то новое. ? со временем понимаем: наше это или нет. Так же и в танго, люди приходят, пробуют, и остаются те, кто понял, что танго – это его. Тех, кто остаётся в танго, что-то объединяет. Как правило, это не простые люди. Это часто люди интересные, внутренне взрослые, можно сказать, что это некая интеллигенция, которой эта культура понятна и близка. Думаю, что инфантильные и юные не совсем это понимают, для них эта музыка кажется старой, танец – простоватым. Много приходит творческих людей, в СНГ, знаю, много танцует программистов и архитекторов.   – У многих, кто приходит, есть свои представления, иллюзии. По твоему опыту, какие из них самые распространённые? – Они примерно у всех одинаковы. СМ? навязывает шаблоны, многие смотрят фильмы, и поэтому приходят. ? думают, что будет как в кино. Что социальное танго, которое танцуем, как в кино. Часто называют «Шаг вперёд», «Давайте потанцуем», «Запах женщины». Люди путают социальное танго со сценическим.   Кукормин (1)Что для тебя танго? – Со временем танго для меня стало гораздо глубже, чем танец. Часто сравниваю танго с жизнью. Все процессы, которые действуют в жизни, работают и в танго. Танго разное. Можно его разбить на категории: сценическое, социальное, ещё какие-нибудь ответвления. Даже в социальном танго есть разные стили: нуэво, салонное, милонгеро. Но каждый в танго приносит что-то своё. Понятно, что есть огромной культурный пласт, страна, где оно родилось, свой язык, стилистические особенности, накопленные за более чем сто лет. Но каждый приносит что-то своё. ? нет правильного танго. Это как в жизни – у каждого своя правда. Так же и у каждого своё танго. Каждый танцует себя в танго. Да, есть традиции, и мы стараемся их сохранять. Многим после работы интересно переключиться. ?нтересно, что танцуем не в офисной одежде, можем надеть то, что кажется более соответствующим танцу. Поэтому в танго есть какой-то дух, который храним. ? он в музыке, который диктует характер танцевания и всей игры. Но каждый приносит что-то своё. Мне кажется правильное танго, это твоё танго, но с данью уважения традициям.   – А как понять, что именно моё? Многие приходят со своими представлениями, начинают заниматься, и бросают. Что им не даёт найти своё? – Танго, как и жизнь, – это путь. ? нельзя сказать, что я научился танцевать танго. Я живу, исследую, это мой путь. Нет той финишной черты, после которой можешь сказать, что «я научился». Мы идём, ищем, развиваемся, постоянно, в том числе и с помощью танго, получаем кучу вопросов. Танго – это очень концентрированная жизнь. ? оно задаёт очень много вопросов о нас самих, об отношениях с окружающими, и здесь нужно быть собой, как в жизни. Нужно понимать, что у тебя есть твоё тело, и через него мы общаемся с другими людьми, миром. ? что танго будет твоим, если ты не будешь кому-то подражать, а ты будешь самовыражаться под музыку так, как ты хочешь, принимая себя и любя своё тело. Если ты открыт, хочешь узнать другого человека, а он понял тебя настоящего, то ты должен быть настоящем.   – А что раскрывает танго? – Человек открывается. Он перестаёт прятаться за социальный статус. В танго социальные границы стираются. Кто бы ни был: студент, руководитель собственного бизнеса, учитель, доктор. Здесь важно не какую маску одел, хотя и это можно, а то, что можно быть собой настоящим. Можно открыть другому человеку какие-то глубины, которые мы не откроем людям на улице. Здесь можно найти близких людей и с ними поговорить на языке танца. Ведь именно этого взаимодействия, общения, возможностью поделиться чувствами мы ищем. Когда можем не просто танцевать ради шагов, а сопереживать под эту музыку.   – Сказал, что идеального танго не бывает, но с другой стороны многие видят красивые фигуры, эмоции, и им это кажется идеальным. Если нет идеала, что можно считать вершиной? – Понятно, что танго имеет какую-то эстетику. ? в голове есть стандарты красоты человеческого тела, движения. Есть современное искусство, есть что-то, о чём можем сказать «красиво». Танго это тоже не только философия, но и элемент искусства, которое тоже можно как-то оценить. Зритель может оценить эту картинку. Картинка может быть красивой или нет. Никогда не нужно забывать, что нужно смотреть на вещи не однобоко, а с разных сторон. Смотреть на танец не только со стороны тела, но и учитывать другую точку зрения. Когда говорим о танце, то нужно понимать, что здесь много чего участвует. Если говорить о танце, как о чем-то физическом, то делаем это однобоко, многое потеряем. Есть глубина, есть то, что думаем и чувствуем. Если говорить о танцах, как о чувствах, и забывать техническую сторону, что взаимодействуем с помощью тела, то тоже будем многое терять. Мне нравится аргентинское танго, что это танец глубокий со всех трёх сторон: тела, разума, и чего-то, что называют душой. Если берём сценическое танго, которое танцуется изначально для того, чтобы что-то показать (социальное танго это танго «внутрь», друг для друга, хотя его часто интересно танцевать в людных местах), то должны оценивать и техническую составляющую, эстетику движения. Но здорово, что это танец не только ради движения, но и что за ним часто стоит какая-то история. ? всегда истории и движения могут быть красивыми или нет. Нет, наверное, совершенства. Есть художники, картины которых висят в галереях, которые считаем высокохудожественными. А есть картины, которые ничего не несут. В танго то же самое. Всё это субъективно. Всё, как в жизни.   – Можно ли ошибок на грани представлений и реальности как-то избежать? – Ошибки тоже опыт. ? если это нравится, то, наделав ошибок, всё равно придёшь к чему-то хорошему. Найдешь людей, которые покажут красоту, которая им кажется настоящей. Может же найтись человек, который сводит в Третьяковскую галерею или Лувр, и скажет: «Смотри, что есть. Какая есть красота». В танго так же. Опять же, как в жизни. Нужно просто интересоваться, и со временем поймёшь, что хорошо, а что плохо. Раньше можно было долго ничего не знать, а сейчас с помощью высоких технологий можно быстро найти нужную информацию. Важно, с кем общаешься, через призму какого человека смотришь.     Виктор Мартынов Фото из личного архива Семёна Кукормина.