Иван Вьюговский: «Я в рубашке родился»
9:4023 Августа 2013
вьюговскийОбычно ветераны Великой Отечественной войны, вспоминают фронтовые годы с грустью, многие не стесняются слёз. ?ван ?ванович Вьюговский, фельдшер 37-ой гвардейской стрелковой дивизии, вспоминает войну... с улыбкой и даже порой посмеивается, припоминая свой первый бой. Лейтенант ?ван Вьюговский прошёл всю войну, от Подмосковья до Берлина, много раз был на волосок от смерти, но выжил и сейчас, в свои 89 лет, бодр и весел. «Я в рубашке родился!», – с улыбкой говорит ветеран. Восемнадцатилетний студент второго курса Куйбышевской фельдшерской школы ?ван Вьюговский ушёл на войну добровольцем. «Я так и называю себя до сих пор – комсомолец-доброволец. Нам с другом сообщили, что в Саратове формируется воздушно-десантная бригада. Каждый мальчишка тогда мечтал стать десантником, мы согласились», – вспоминает ?ван ?ванович. На комиссии начинающих фельдшеров сразу же определили санинструкторами в разные роты, дали звания сержантов и программу занятий. Ребята изучали парашютное дело, смотрели на показательные прыжки. «В декабре 1941 года нас переправили под Москву, где в то время шли страшные бои. Здесь мы занимались уже непосредственно техникой десантирования. Прыгали мы с бомбардировщика, прямо в бомбовый люк. Первый раз было настолько страшно, что я не смог спрыгнуть, пока инструктор не встал мне на плечи. В полёте я наверное потерял сознание, но после приземление охватила такая эйфория, что снова захотелось в небо», – рассказывает ?ван Вьюговский. Первый бой Однажды ночью молодых бойцов подняли ночью по тревоге, посадили в эшелон, дали парашюты, лыжи, карабины и сухой паёк. Выгрузили десантников под городом Крестцы, и сказали: «Вставайте на лыжи и пешком к линии фронта!». «Когда мы перешли границу Советского Союза, нам сообщили, что мы идём в тыл к немцам, действовать будем там. Шли дня три-четыре по лесу, питались сухпайком, спали по двое, укрывшись палатками. Надышишь под ней, часа три поспишь, потом вскакиваешь, бегаешь, и снова спать», – вспоминает ?ван Вьюговский. Рота ?вана ?вановича вышла на опушку леса и получила указание - перейти замерзшую реку, за ней могут быть немцы. Послали разведку, те, вернувшись, доложили, что немцы действительно есть, был небольшой бой и можно выдвигаться. Задачей было найти советский аэродром. «Но так получилось, что как только мы вышли на лёд, немецкий отряд встретил нас пулемётным, миномётным и автоматным огнём - основные силы противника располагались в другом месте. Я только на опушку вышел, слышу – уже кричат: «На помощь! Санитара!». Подползаю к одному – у него лёгкое пробито. Начал перевязывать рану, долго возился, потом положил под него лыжи и спустил вниз, к дороге. А там ещё раненые... Что делать с ними – не знаю. Побежал назад, на опушку, искать командование. Прибегаю - а там и снега невидно – кругом кровь чёрная и убитые лежат», – рассказывает о своём первом бое ?ван ?ванович. На опушке молодой санитар нашёл своего друга по фельдшерской школе, помог ему с ранеными. В тот момент, когда оба медика перевязывали солдата с осколком в груди, рядом разорвался снаряд... «Я нагнул голову этому солдату на колени, а он на меня пал. Начинаю подниматься, смотрю – а у него голова не поднимается, и кровь из виска течёт. Я в шоковом состоянии вскочил, схватил друга Витьку, кричу ему: «Бежим, Витька! Тут убивают!», – усмехнулся ?ван Вьюговский. - Как будто до этого не убивали!» Вскоре комсомольцы-добровольцы набрели на командный штаб другого батальона, где нашли своего раненого командира. ?ван ?ванович вспоминает, что после первого боя на протяжение всей войны ему ни разу не было страшно. Первое ранение После битвы на реке остатки батальона ?вана Вьюговского возвращался назад, к месту высадки. Дошла только половина: раненые садились отдохнуть и замерзали насмерть. По возвращению был сформирован новый батальон, который снова отправили на границу. В одном из боёв ?ван Вьюгорский получил ранение в плечо. «Нам поставили задачу – захватить дом в деревне. Но чтобы до него добежать, нужно было перебежать через километровую поляну, заваленную снегом. Солдаты падали через каждые три шага, началась стрельба, мне снова пришлось помогать сослуживцам. К вечеру мы захватили деревню, пришли лошади, на которых мы погрузили раненых и повезли их в санроту. По пути снова попали под обстрел, там-то меня и ранили первый раз в плечо», – вспоминает ветеран. ?з санроты ?вана ?вановича отправили в госпиталь, откуда он вышел только через месяц. По горящей воде В госпитале помимо ?вана Вьюговского лечился ещё один десантник. Выписались вместе и отправились своим ходом в свою воздушно-десантную бригаду, которая летом 1942 года, после пополнения, была переименована в 37-ю гвардейскую стрелковую дивизию и отправлена на Дон, где бойцы держали оборону до августа. В конце лета дивизию перевели на Волгу, под Волгоград. Город горел после массированной бомбардировки. ?ван ?ванович вспоминает, как впервые увидел «огненную реку»: «Приехали ночью. Смотрим – город горит, и Волга горит – разбомбили нефтехранилища выше по течению. Сплавили нас по огненной воде к тракторному заводу. Там мы оказывали помощь обороняющимся. За неделю выбили наших с тракторного завода. Стали ходить слухи, что готовится массированное окружение волгоградской группировки немцев. Мы думали, что примем участие, а нас опять на железнодорожную станцию и на центральный фронт. Немцев там оттесняли, а мы шли за ними по центральному фронту в район Курской дуги целый месяц...» На Курской дуге Шли пешком, транспорт сильно отстал. Еды у солдат тоже не было, а в деревни заходить запрещали – там бушевал тиф. Два раза в месяц их догоняла кухня, кормила и уезжала. Питались тем, что найдут, что по одному приносили из деревень – горшочек картошки или краюшка хлеба. «Весной мы вышли в район Курско-Орловской дуги. Дуга была интересная, между Курском и Орлом был создан клин в тыл немцев, заполненный нашими войсками. Мы тоже туда шли», – вспоминает ?ван Вьюговский. Не удалось советским солдатам избежать сыпного тифа, заболела вся санрота ?вана ?вановича, кроме него самого. «Берёг меня кто-то на протяжение всей войны, ангел-хранитель видимо», – снова отмечает ?ван Вьюговский. Но живы остались все. После окончания эпидемии, ?вану ?вановичу было присвоено звание лейтенанта и должность фельдшера. В августе начались боевые действия. «Мы заняли оборону по западному углу дуги. Сзади нас был другой фронт. Эта дуга была километра три. Мы как будто в мешке находились. Слава Богу, не дошли до нас немцы, их разбили советские танки у нас за спиной. После грандиозного танкового сражения пришёл наш черёд воевать», – рассказывает ?ван Вьюговский. ?ван ?ванович гнал фашистов через Днепр, освобождал Киев и Белоруссию и Польшу. Немцы непрерывно отступали и осели только на реке Одре. Там лейтенант Вьюговский снова убедился, что родился под счастливой звездой: «Ехали мы раз днём верхом и нарвались на противопехотные мины. Они взрываются на уровне шеи, одна такая взорвалась и убила солдата рядом со мной. Моя лошадь тоже погибла, я упал, чувствую – кровь идёт. Оказалось, что маленькой осколок попал в череп, но кость не пробил. Много случаев за войну было, когда Бог берёг». Оказавшись в деревне под артобстрелом, ?ван Вьюговский укрылся за плетёным забором, в аккурат за которым упал снаряд. Во время взрыва молодого лейтенанта во время взрыва накрыло плетнём, присыпало землёй, контузило, но не убило.  А дома ждут... После окончания войны, ?вана ?вановича демобилизовали, он закончил фельдшерскую школу и вернулся к родителям, жившим в Старомайнском районе Ульяновской области. «Ещё до войны, когда я жил с родителями, учиться приходилось ездить в школу в соседнем селе. Там я и познакомился со своей будущей женой – Анной. По шестнадцать лет нам тогда было. После окончания школы я уехал в Самару, а она осталась. Вернувшись после войны, я узнал, что Анна тоже отправилась на войну. Я ей тут же письмо написал. Оказалось, она собиралась замуж за какого-то капитана, но, узнав, что я жив, всё отменила и вернулась домой», – вспоминает ?ван ?ванович. Мама всегда говорила маленькому Ване: «Ты будешь счастливым человеком, в рубашке ты родился, под счастливой звездой». Так и случилось: «У меня всё есть: квартира, дочь обо мне заботится, вот телевизор стоит, могу смотреть сколько и когда захочу, – рассказывает ?ван ?ванович, указывая на старенький телевизор на тумбочке. – Видимо, я и правда в рубашке родился».   Алексей Хорошилов