«Всё народное ничто перед человеческим. Главное дело быть людьми, а не славянами». Московские школьники учатся по Карамзину
15:2326 Января 2016
Николай КарамзинТруды родившегося в Симбирской губернии Николая Карамзина до сих пор остаются актуальными для наших современников. Это касается не только художественных произведений, но и исторических описаний. В год 250-летия со дня рождения Николая Карамзина ?А Media 73 публикует материалы, посвящённые жизни и творчеству историографа и писателя. В школе № 1106 города Москвы работает музей имени Карамзина. Его руководитель Светлана Каткова занимается со школьниками над созданием научных работ. Ребята защищают их на конкурсах и научных конференциях. Одну из таких работ в 2013 году написал ученик школы Захар Журба. Восьмиклассник стал автором сочинения на тему «Карамзин и французская революция». Как рассказывает Светлана Каткова, работа создавалась в ходе интегрированных уроков. «Когда ребята на уроках истории изучали французскую революцию, им в дополнение рассказывали историю глазами очевидца. Карамзин во время революции находился как раз во Франции. Предварительно ребята читали его «Письма русского путешественника» и на основании этого было написано сочинение», - рассказывает руководитель школьного музея. Свою работу Захар защищал в «Государственном музее-усадьбе «Остафьево» - «Русский Парнас». «Там проводятся ежегодные научные конференции, где ребята могут защищать работы, связанные с жизнью и творчеством Карамзина. ? наш музей подписал договор о совместной деятельности. Наши ребята принимают участие во всех конкурсах», - поясняет Каткова. В феврале школьники вновь отправятся представлять свои работы в музее-усадьбе. Там пройдет конференция на тему «Семья Пушкина и семья Карамзиных», приуроченная к годовщине памяти Пушкина. В своей работе школьник рассказывает о поездке Карамзина во французские города Лион и Париж в 1789 году, о формировании его политических взглядов. ?сторик пишет о местной архитектуре, жителях и королевской семье, знакомится с коллегой – автором «Российской истории» Пьер-Шарль Левеком.     «О французской революции»* Первого декабря 1789 г. Николаю Михайловичу Карамзину исполнилось двадцать три года, и он с раннего утра отправился на берег Женевского озера, размышляя о смысле жизни и вспоминая своих друзей. Проведя несколько месяцев в Швейцарии, Путешественник отправился во Францию. Первым французским городом на его пути был Лион. Автору всё было интересно — театр, парижане, застрявшие в городе и ожидающие отъезда в другие края, античные развалины. Старинные аркады и остатки римского водопровода заставили автора подумать о том, как мало думают о прошлом и будущем его современники, не пытаются «садить дуб без надежды отдыхать в тени его». Здесь, в Лионе, он увидел новую трагедию Шенье «Карл IX» и подробно описал реакцию зрителей, увидевших в спектакле нынешнее состояние Франции. Без этого, пишет молодой Путешественник, пьеса вряд ли могла бы произвести впечатление где бы то ни было. Молодой Путешественник пишет: «С 14 ?юля все твердят во Франции об Аристократах и Демократах; хвалят и бранят друг друга сими именами, по большой части не зная их смысла. Судите о народном невежестве по следующему анекдоту: Рассказывают, что маленькой Дофин, играя со своею белкою, щелкает ее по носу и говорит: ты Аристократ, великой Аристократ, белка! Любезный младенец, беспрестанно слыша это слово, затвердил его. ?ли же другая история: в одной деревеньке близ Парижа крестьяне остановили молодого, хорошо одетого человека, и требовали, чтобы он кричал с ними: vive la nation! да здравствует нация! Молодой человек исполнил их волю; махал шляпою и кричал: vive la nation! Хорошо! хорошо! сказали они: мы довольны. Ты добрый Француз; ступай куда хочешь. Нет, постой: изъясни нам прежде, что такое... нация?» Вскоре писатель отправляется в Париж. Молодой Путешественник описывает свои впечатления от встречи с королевской семьёй, случайно увиденной им в церкви. Он не останавливается на подробностях, кроме одной — фиолетовый цвет одежды (цвет траура, принятый при дворе). Николаю Михайловичу Карамзину  довелось встретиться с господином Левеком, автором «Российской истории», что даёт ему повод порассуждать об исторических сочинениях и о необходимости подобного труда в России. Образцом для подражания ему представляются труды Тацита, Юма, Робертсона, Гиббона. Молодой человек сопоставляет Владимира с Людовиком XI, а царя ?оанна с Кромвелем. Самым большим недостатком исторического сочинения о России, вышедшего из-под пера Левека, автор считает не столько отсутствие живости слога и бледность красок, сколько отношение к роли Петра Великого в русской истории. «Путь образования или просвещения»,- говорит автор,- для всех народов один, и, взяв за образец для подражания уже найденное другими народами, Пётр поступил разумно и дальновидно. ?збирать во всём лучшее — есть действие ума просвещённого, а Пётр Великий хотел просветить ум во всех отношениях». Письмо, помеченное маем 1790 г., содержит и другие интереснейшие размышления молодого автора. Он писал: «Всё народное ничто перед человеческим. Главное дело быть людьми, а не славянами». Предвосхищая вопросы заинтересованных друзей о Французской революции, Карамзин пишет: «Не думайте, однако ж, чтобы вся нация участвовала в трагедии, которая играется ныне во Франции. Едва ли сотая часть действует; все другие смотрят, судят, спорят, плачут или смеются, бьют в ладоши или освистывают, как в театре. Те, которым потерять нечего, дерзки как хищные волки; те, которые всего могут лишиться, робки как зайцы… Оборонительная война с наглым неприятелем редко бывает счастлива. ?стория не кончилась; но по сие время Французское дворянство и духовенство кажутся худыми защитниками Трона. Легкие умы думают, что все легко; мудрые знают опасность всякой перемены, и живут тихо. Французская Монархия производила великих Государей, великих Министров, великих людей в разных родах; под ее мирною сенью возрастали науки и художества; жизнь общественная украшалась цветами приятностей; бедный находил себе хлеб, богатый наслаждался своим избытком... Но дерзкие подняли секиру на священное дерево, говоря: мы лучше сделаем. Новые Республиканцы с порочными сердцами! Разверните Плутарха, и вы услышите от древнего, величайшего, добродетельного Республиканца, Катона, что безначалие хуже всякой власти». Красота Булонского леса и Версаля не оставила чувствительное сердце равнодушным, но наступает пора покинуть Париж и отправиться в Лондон — цель, намеченная ещё в России. «Париж и Лондон, два первых города в Европе, были двумя Фаросами моего путешествия, когда я сочинял план его». На пакетботе из Кале автор продолжает своё путешествие. Николай Михайлович Карамзин, будучи молодым человеком, не имел твердых политических взглядов, и складывались они на основе его собственных размышлений о революции во Франции. Размышления о революции во Франции очень сильно повлияли на становление политических взглядов Карамзина. Несмотря на окровавленное»  состояние Франции, теплые воспоминания отложились на сердце Великого Русского писателя.   *Орфография и пунктуация автора сохранены