Перипетии жизни ульяновских немцев
15:5406 Июня 2013
Немецкие колонисты в начале 19 векаВо второй половине XVIII века согласно манифесту Екатерины Второй «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах» в Российскую ?мперию начали приглашать немцев. ?х называли колонистами. Часть из них была отправлена на проживание в Симбирскую губернию.  

Симбирские немцы

  Основную массу приезжих немцев оставляли мелкие чиновники и ремесленники. По своему вероисповеданию большая часть приезжих была лютеране, меньшая – католиками. Немцы старались сохранить свои обычаи, жить обособлено, но избежать постепенного смешивания с коренным населением им не удалось. Согласно первой переписи, проведённой более чем через столетие в 1897 году, в губернии насчитывалось 1 040 немцев. Селились они чаще в восточной части губернии. Основным языком колонистов был немецкий, но постепенно они переходили на русский. В начале XIX века на средства лютеранской общины в Симбирске была построена церковь Святой Марии. Здание было деревянным и дважды перестраивалось, в начале XX века было возведено каменное, которое сохранилось и поныне. Сейчас немцев осталось немного: одни уехали, другие полностью ассимилировали. В тоже время немцев в России многие века судьба бросала из одного конца в другой. Так случилось с родителями Татьяны Гуряевой. Её мать была немкой, чьи предки когда-то поселились Крыму. Вышла замуж за русского, потом короткое время жила в Казахстане, после чего поселилась в Ульяновской области, в ?нзе, где родила дочку Таню. Татьяна Гуряева видела жизнь поволжских немцев Поволжские немцы 1изнутри и отмечает присущую им особую аккуратность в бытовых вопросах: «В немецких домах чувствовался уют и рациональность во всём. На всех стульчиках лежали подушечки, чтобы было тепло и мягко. Чувствуется женская рука. У одной моей подруги, немки, как-то спросили, где она шить научилась. Та ответила: «А какая женщина не умеет шить? Все женщины-немки умеют шить». Я не знаю, насколько это правда, но очень многие умеют шить, вышивать, вязать. Когда смотрю на свою маму на фотографиях, на ней всегда вязаные кружевные воротнички». Внутренняя планировка дома была продумана до мелочей. Очаг нередко использовался как коптильня. Обязательными были большой подвал и мансарда на втором этаже.  

После Великой Отечественной войны немцы стеснялись своей национальности

  По рассказам Татьяны Гуряевой, после Великой Отечественной войны в умах простых людей давние переселенцы не отличались от пленных, бывших солдат вермахта, оставленных в СССР для различной неквалифицированной тяжёлой работы. Немцев не любили, и они всячески пытались скрыть свою национальность. Поволжские немцыМножество тех и других проживало в ?нзе, куда их собрали в трудармию. Но потомки переселенцев старались держаться подальше от пленных, всячески показывая, что они к ним отношения не имеют. «Немцы своей национальности в обществе стеснялись, поскольку их смешивали с военнопленными, которых не любили. В ?нзе было много пленных, и там у них есть отдельное кладбище. Но пленных и переселенцев не смешивали. Пленных держали и кормили отдельно. Переселенцы боялись себя с ними как-то ассоциировать. Они старались от них отстраниться, показать, что не имеют никакого отношения к фашистскому нашествию. Люди не видели никакой разницы между фашистом и немцем», – говорит Татьяна Гуряева. В тоже время немцы жили во многом закрыто от остальных. Например, для проведения религиозных обрядов немцы собирались в каком-нибудь доме, пели песни. Люди свои праздники не афишировали. «Не как сейчас, когда некоторые баранов на улице режут. У немцев всё было тихо и скромно. Приглашали они к себе максимум людей из смешанных браков. Всегда был междусобойчик. ?ногда большой, но всё равно междусобойчик», – добавляет она.  

Многие уехали, но некоторые вернулись

  КирхаДо 1957 года поволжские немцы в ?нзе жили, как военные преступники, наравне с пленными, и каждый месяц обязаны были отмечаться в комендатуре. Позже ситуация изменилась, и им разрешили переезжать. Но ехать было можно куда угодно, кроме бывшей территории Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья (АССРНП существовала с 19 сентября 1918 года по 28 августа 1941 года). Дома многих были уже заняты эвакуировавшимися с запада. Другим народам свои республики вернули, например, чеченцам и калмыкам. Говорили, что немцы приезжие, а не жившие здесь постоянно, поэтому свою республику иметь им не положено. Это одна из причин, по которой немцы стали массово уезжать из страны. Они посчитали себя обиженными. В конце 80-х годов прошлого века наблюдается небольшой рост культурной жизни немецкой общины. В 1989 году на одном из сборов немецкой общины в Ленинском мемориале был собран хор. Он ездил на всесоюзный сбор немецких общин в Алма-Ату в 1990 году, а потом в 1991 году – в Германию, в Нижнюю Саксонию. «Там людей из СССР никогда не видели и с любопытством на нас смотрели, как будто мы должны были с рогами приехать», – рассказывает Татьяна Гуряева, певшая в этом хоре. В том же 1989 году в Ульяновске была открыта немецкая газета «Рундшау». Но в прошлом году в связи с ликвидацией федерального министерства регионального развития, финансировавшего издание, газета закрылась за недостатком средств. Многие немцы из России уехали, но некоторые вернулись. В Германии другие правила жизни, отчего выходцы из России плохо приживались. Да и здесь многим оказалось просто привычнее.   Виктор Мартынов   Фото: http://cripo.com.uahttp://wolgadeutsche.net