Как «Володарка» помогла Гагарину покорить космос
8:3512 Апреля 2021

Ровно 60 лет назад произошло событие, ознаменовавшее одну из самых важных вех в истории всего человечества. 12 апреля 1961 года советский летчик-космонавт Юрий Гагарин совершил первый полет в космос. За 108 минут он сделал один виток по Земной орбите и благополучно вернулся на Землю. Так началась эра освоения человеком космоса.

Определенный вклад в это достижение внесли и ульяновцы – работники Патронного завода. Свидетелем и непосредственным участником тех событий был Вячеслав Алексейчик – доктор технических наук и лауреат Ленинской премии. Он рассказал нам об этом периоде в истории края подробнее.

Алексейчик.jpg

Через тернии на Байконур

«Заводу Володарского в свое время не было равных. Помимо большого патронного производства, на предприятии одновременно делали ПУАЗО (Прибор управления артиллерийским зенитным огнём), БЭСМ-2 (Большая электронно-счётная машина), которую мы как раз ездили запускать на космодром Байконур, БЭСМ-3, затем БЭСМ-4 и так далее. Причем они стояли везде: и в НИИ, и в штабах, и в Главном штабе, и в штабах флотов и флотилий. Дело в том, что моя жизнь тесно связана с военно-морским флотом», – рассказывает наш собеседник.

Напряженная работа, связанная с подготовкой к полету первого человека в космос, на заводе началась в 1960 году. Тогда в июне состоялось государственное испытание БЭСМ-2 на стендах. В работе принимали участие заслуженные академики, в том числе Сергей Лебедев. Его институт и создал эту машину.

«Провели испытание, получили хорошие результаты и первую машину доставили в октябре в Москву на конструкторское бюро Серго Берии – сына Лаврентия Берии, который занимался ракетной тематикой. Что нас тогда поразило: у них предприятие охранялось как государственные границы. Был забор высокий, потом натянутые провода выше человеческого роста, которые срабатывали, следовая полоса на несколько метров распаханная и так далее. Мы такое первый раз увидели. Затем запустили машину, свою работу сделали, получили благодарность и уехали. Руководил бригадой Рябоконь Григорий Федорович», – отмечает он.

И уже второй поставочный образец был отправлен на Байконур, а потом в начале декабря туда приехала бригада из трёх человек – Алексейчика, Левашова и Махрова. Из-за повышенной секретности проекта ульяновцы даже не знали, куда и для чего едут.

Здесь Вячеслав Валентинович был бригадиром. БЭСМ-2 группа с «Володарки» установила в этом же месяце, а потом еще месяц работала над автоматизацией процессов системы подготовки старта, в том числе обеспечивающей полёт Гагарина.

«Идея какая была: когда ракета летит, телеметрия поступает, и потом данные идут на распечатку. Когда это делалось вручную, офицеры говорили, что более изматывающей работы не было, так как делать надо было быстро. Таким образом, мы внесли свой вклад для того, чтобы все, что связано с обработкой полета, действительно, вышло на новый уровень. То есть мы сняли самую напряженную часть работы с персонала. Поэтому заслужили большую благодарность», – говорит доктор технических наук.

На износ

Работа сама по себе была сложная: по 12-14 часов в сутки, иногда и без выходных.

«Люди, отработавшие 12-часовую смену, были измотанными до предела. У меня было такое, что пять дней и ночей ночевал на Байконуре на диване рядом с машиной. Должен был быть пятисуточный прогон, и было время, отведенное на сбои или перезапуск, а это тестовая программа. Ночью вдруг бабах! И полетело питание во время сдачи. Интуиция, наверное, потому что иначе свои действия объяснить не могу. Иду, открываю створки, вытаскиваю блок и нюхаю его — это у нас был у отладчиков такой прием. Потому что, когда блок сгорал, а там катушки индуктивности были слабым звеном, они подгорали, напряжение же высокое было. Поэтому они сгорали: понюхаешь, ага, этот блок заменить, второй блок достаю и так же. Затем снова пуск», – делится Алексейчик.

Вместе с тем условия для работников умственного труда на Байконуре были организованы неплохие, признается Вячеслав Валентинович. Жили специалисты в офицерском общежитии. «Что мы говорили, то и делалось», – отмечает он.

Тюратам и неожиданные встречи

За время работы на Байконуре произошло и немало занимательных моментов.

«Когда мы только подъезжали к Байконуру, вышли не там, так как наш поезд остановился на станции Тюратам. Теперь она всем известна. Стоял две минуты — это первое событие, которое нас поразило. Мы даже отпрянули назад, а проводница говорит нам выходить. Потом мы узнали, что на Байконуре был абсолютно сухой закон. Вагон-ресторан на этой станции открывал все четыре двери, потому что за две минуты всем желающим надо было отовариться», – вспоминает Алексейчик.

Ульяновцы разместились на территории «площадка №10». Сразу по прибытии сюда наш герой встретил военных, двое из которых оказались его давними знакомыми со времен института.

«Оказалось, это из нашего Таганрогского радиотехнического института, после окончания четвертого курса практически всех здоровых ребят забрали в армию. Тогда действительно нужно было в связи с этой тематикой иметь подготовленных людей. Радиотехнический институт был одним из самых ведущих институтов, преподавание велось на высшем уровне, и я до сегодняшнего дня благодарен этому месту», – делится ульяновец.

Вячеслав Алексейчик признается, что избежал подобной судьбы благодаря тому, что после окончания четвертого курса был направлен в составе группы из 12 студентов на обучение в столицу.

«В Московском радиотехническом институте мы целый год готовили диплом и потом вернулись обратно в Таганрогский. У меня был проект на тему: «Исследование синусоидального сигнала в шумах». Дело в том, что он работал тогда на космос, и была проблема. Просто есть разные методы, которые наиболее устойчивы к шумам. Когда ракета летит, она должна сбрасывать телеметрию через каждые 250 километров, чтобы с этими бороться. В итоге за эту работу я получил пятерку и вскоре был направлен на работу в Ульяновск, на завод Володарского», – заключает он.

Сегодня Вячеславу Валентиновичу 84 года. В течение своей профессиональной деятельности он входил в состав группы, занимавшейся разработкой прообраза Интернета. В 1976 году – впервые в Советском Союзе – между комплексами АСУ, размещёнными на стендах НПО «Марс» и НИИ АА (Москва), был осуществлен сеанс обмена электронными документами большого объема с использованием отечественной аппаратно-программной базы. Когда Алексейчику было 33 года, он как главный конструктор сформулировал замысел автоматизированной системы управления всеми силами Военно-морского флота страны.

Алия Утигенова