Пётр Кузьмин: «Красный сокол 41-го года»
12:1020 Декабря 2018

22 июня 1941 года замкомандира эскадрильи 127-го истребительного полка 11-й смешанной авиадивизии Западного особого военного округа старший лейтенант Петр Кузьмин таранным ударом сбил немецкий истребитель. Совершил подвиг, навеки вписавший его имя в историю Великой Отечественной войны. Нет ни одной книги, как отечественной, так и зарубежной, описывающей боевые действия советской авиации в первый день войны, где не было бы имени отважного летчика-истребителя.            

Уже 28 июня о Кузьмине и его подвиге со страниц «Красной Звезды» узнала вся страна. В те же дни главная армейская газета рассказывает и о наземном огненном таране легендарного Николая Гастелло. Имена отважных лётчиков зазвучали по радио, о них заговорили на аэродромах, в окопах, на предприятиях, в колхозах. Не только читатели «Красной Звезды», вся страна ждала торжественной развязки - достойного награждения героев!

Девятого июля во всех центральных газетах публикуется первый за 18 дней войны указ о награждении отличившихся воинов-авиаторов. Но в нём нет ни Кузьмина, ни Гастелло... Через две недели Гастелло все же станет Героем Советского Союза, и его будут ждать всесоюзная слава и почитание. Имя отважного капитана получит наземный таран, и в наградных документах на летчиков, направивших свой самолет на скопление войск противника, впредь так и будут писать: «повторил подвиг Гастелло».

Воздушный таран, а в годы Великой Отечественной его совершили более 600 авиаторов, должен был получить имя Петра Кузьмина, но не получил. Более того, Кузьмин вообще не был награжден. Ничем. До восьмидесятых годов прошлого столетия его имя вообще было предано забвению. Почему же прошедший две войны, имеющий две государственные награды лётчик-истребитель и невероятно одаренный человек - поэт, художник, сочинитель песен, музыкант-виртуоз, пользовавшийся среди авиаторов огромным авторитетом, так и не стал Героем Советского Союза, а совершенный им подвиг остался безымянным?

Ответ на этот вопрос будет получен только спустя много лет. Он станет известен во многом благодаря людям, чьими усилиями подвиг лётчика не был забыт. Это брат Петра, авиатор, выпускник Вольской авиационно-технической школы Николай Александрович Кузьмин и легендарный исследователь истории ВВС, член Комиссии по увековечению памяти погибших воинов Советского комитета ветеранов войны Соломон Семёнович Верховский. Благодаря их трудам, была пробита бюрократическая стена запретов и надуманных тайн.

Теперь доподлинно известно, что Пётр Кузьмин родился в 1908 году в селе Репьёвка ныне Новоспасского района Ульяновской области в крестьянской семье. У родителей своих, Александра Ивановича и Пелагеи Михайловны был первенцем. Жили очень бедно, а потому мужские руки ценились особо. Петя ожиданий своих родителей не обманул. Никогда не чурался никакой работы. На зависть всем соседям рос трудолюбивым, отзывчивым, заботливым пареньком. Жили хотя и тяжко, голодно, но весело. Глава семейства играл на гармони, прекрасно пел. Не отставала от мужа и жена, одарёнными, с отличным слухом были и дети, помимо Петра, это Михаил, Николай и сестра Елизавета. Все в округе знали, что лучшие музыканты и плясуны – это Кузьмины.

В Красной Армии Пётр Кузмин с 10 ноября 1930 года. Служил командиром отделения 102-го стрелкового полка в городе Куйбышеве. Затем окончил 14-ю Энгельсскую и 2-ю Борисоглебскую военные авиационные школы лётчиков. Службу продолжил в Особой Дальневосточной Краснознамённой армии. Боевое крещение принял у озера Хасан в 1938 году, за что награждён орденом Красного Знамени. Затем проявил себя как отважный боец в сражениях на реке Халхин-Гол.

В войне с белофиннами совершил 17 вылетов, удостоен медали «За боевые заслуги». Имел нагрудные знаки «Участнику боёв у озера Хасан» и Отличник РККА». Имел солидный налёт в 470 часов. Освоил много типов самолётов. В аттестации говорилось: «Техника пилотирования, воздушная стрельба, бомбометание и штурманская подготовка – «отлично». Волевой и энергичный командир, в действиях решителен в сложной обстановке не теряется».

К тому времени у Петра Алексеевича уже была жена Зинаида Алексеевна Севастьянова, сын Эдуард 1939 года рождения и дочь Алевтина, которая родилась годом позже. К нему тянулись. Был он не только отличным лётчиком и лучшим стрелком, но и образцовым командиром. А ещё прекрасно рисовал, сочинял стихи и песни, руководил полковым оркестром, виртуозно играл на баяне, балалайке, мандолине, гитаре. Был мастером на все руки: починить, сшить, подковать. Когда косили траву на аэродроме никто не мог за ним угнаться. Но, главное, был он добрым, справедливым, отзывчивым и кристально честным человеком.

13 июня 1940 года опытный лётчик-истребитель переведён в Белорусский особый военный округ. Войну встретил в звании старшего лейтенанта и в должности командира эскадрильи 127-го истребительного полка, который базировался в лагере Лесище в 30 километрах от города Гродно. Это был один из немногих аэродромов округа, которые оставались неизвестными немцам, стремившимся уничтожить советскую авиацию на земле. На него и легла основная тяжесть отражения атак противника, который превратил бомбардировками всё вокруг в настоящий ад. В тот день 22 июня Кузьмин совершил пять боевых вылетов, сбил один фашистский самолёт. В шестой раз вылетел на отражение налёта немецкой авиации, которая пыталась сравнять аэродром с землёй.

Последний свой бой лётчик принял над деревней Каменка. Его атаковали сразу три фашистских машины. Он не отступал. А когда кончились боеприпасы, пошёл на таран немецкого истребителя «мессершмит». Тот трижды уходил от столкновения, но в четвёртый раз ему это не удалось. Будет выдвинуто предположение, что наш пилот сбил не просто немецкого лётчика, а командира 27-й истребительной эскадры, одного из самых известных и прославленных асов люфтваффе Вольфганга Шеллмана. Подвиг Кузьмина ошеломил фашистских налётчиков. Они бросились прочь от места боя и в этот день над городом больше не появлялись. Много позже будет подсчитано, что в первый день войны советские лётчики совершили 19 таранных ударов по самолётам противника.

Очевидцы вспоминали, что раздался жуткий вой падающего самолёта. Люди бросились к тому месту, откуда шёл густой чёрный дым и рвались в огне боеприпасы. Когда же подбежали, то увидели, что герой погиб. Достали из нагрудного кармана партбилет и узнали, что погибшего зовут Пётр Александрович Кузьмин. Других сведений не было. Там, у самолёта, лётчика и похоронили. Его планшет с документами директор местной школы Василий Мазниченко передал лично первому секретарю Щучинского райкома партии Степану Шупене. Кому передал их Степан Петрович, никто спросить не удосужился, хотя умер Шупеня в 1979 году.

Долгие годы оставался открытым вопрос: почему в списке награждённых не оказалось Петра Кузьмина? Причин несколько. Какую им давать оценку, судите сами. Командир полка Андрей Гордиенко 27 июля 1941 года в Могилёве зашёл в буфет при столовой штаба Западного фронта. Там неожиданно столкнулся с маршалом Ворошиловым. На его вопрос о том, как воюется, комполка доложил бодро. Маршал пришёл в восторг и приказал немедленно дать фамилии наиболее отличившихся пилотов. Гордиенко назвал их по памяти, отсюда и ошибка. Тем более, что наградные документы не оформлялись, так к награде и представили – списком.

Рассматривалась ли к награждению кандидатура Петра Кузьмина? Несомненно. Причём не только в качестве претендента на самую высокую награду, но и на историческую роль первого лётчика, совершившего воздушный таран в Великой Отечественной войне. Но в биографии Кузьмина нашли недопустимые по меркам того времени «тёмные пятна» и потому на роль «героя-символа» утверждать не стали.

Лётчики полка, в свою очередь, несколько раз поднимали вопрос о награждении Кузьмина. Но поддержки у командования не нашли. Единого мнения у командиров не было, потом они и вовсе покинули полк. Новый комполка о неизвестном ему Кузьмине и вовсе не хотел ничего слышать. Дело заглохло.

Но легендарный лётчик Пётр Кузьмин не забыт. В Каменке и родной ему Репьёвке есть улицы его имени. Материалы о лётчике размещены в Новоспасском краеведческом музее и музее Каменской школы. Кроме того, над Каменкой многие годы была полётная зона, в которой до 1989 года крутили высший пилотаж лётчики Щучинской истребительной дивизии, салютуя герою.

В 2014 году в Каменке у здания школы установили обелиск в память о Кузьмине и его боевых товарищах, погибших 22 июня в гродненском небе. Изготовил обелиск учитель труда Витольд Струпинский. Посещение Каменки включено в местную краеведческую экскурсию «Прикоснись к подвигу сердцем».

К великому сожалению, место захоронения прославленного лётчика в послевоенные годы было утрачено и не найдено до сих пор.

Первый день великой войны стал для Петра Александровича Кузьмина последним днём в его жизни. Всего несколько часов он участвовал в величайшей из всех битве на земле. Но в светлом майском Дне Победы есть и его заслуга.

Виктор Никитин