Ульяновск, 20°C
0 Р
0 Р
Фабио Мастранджело: «Человек, который счастливо жил в Канаде, через год нашел свое место в России»
12:1018 Марта 2018

В Большом зале Ленинского мемориала 17 марта в рамках 56-ого международного музыкального фестиваля «Мир, Эпоха, Имена…» состоялся концерт лауреата первой премии конкурса имени Петра Чайковского Маюко Камио (Япония) и любимца российской публики Фабио Мастранджело (Россия-Италия). Музыканты выступили на одной сцене вместе с Ульяновским государственным академическим симфоническим оркестром «Губернаторский».

За несколько минут до концерта музыканты пообщались с ульяновскими журналистами и зрителями.

– Маюко, расскажите о своем предстоящем выступлении с Ульяновским симфоническим оркестром и дирижером Фабио Мастранджело на фестивале.

М.К. – С этим замечательным оркестром я играю в третий раз. Первый раз мы сыграли в прошлом году концерт Шостаковича. Был замечательный концерт, а потом у нас были гастроли по Японии, играли концерт Чайковского, который сейчас будем исполнять в Ульяновске. С Фабио я только что встретилась в самолете. Но я о нем очень много слышала, мой муж и он недавно работали вместе в «Мюзик-холле» – театре Мастранджело в Москве.

– Расскажите о скрипичном концерте Петра Чайковского, который будете исполнять, об этой музыке. Чем она интересна, какой отклик она находит в вашей душе?

М.К. – Знаете, русская музыка очень искренняя и романтичная, я люблю ее. Искренность всегда там, где что-то происходит в душе. Чайковского всегда хорошо слушают дети и взрослые, любители и матерые слушатели.

– А как вас принимали в Японии во время ваших совместных выступлений с ульяновским оркестром?

М.К. – В Японии я часто играю этот концерт, но японские слушатели приходили не для того, чтобы послушать меня, они приходили послушать русский оркестр.

– Вы хорошо говорите по-русски…

М.К. – Я не очень хорошо знаю русский язык, но стараюсь его совершенствовать. Дома мы говорим по-русски с мужем. Мой муж – пианист Мирослав Култышев, и свадьба у нас прошла в России.

Фабио, итальянский темперамент позволяет совмещать такое количество гастролей?

Ф.М. – Да, и даже зима не мешает. Слава богу, в России мы работаем всегда, все аэропорты работают шикарно, несмотря на количество снега, поэтому я везде успеваю. Конечно, приходится иногда очень мало спать, но зато, вы знаете, музыка так заряжает, что я не успеваю сожалеть.

– Расскажите о предстоящем концерте в рамках фестиваля «Мир, Эпоха, Имена…», о работе с нашим оркестром и скрипачкой Маюко Камио.

Ф.М. – Во-первых, я хочу сразу сказать, что очень жду этот концерт, потому что солистка мне известна, она жена моего хорошего друга Мирослава Култышева. Я знаю, Маюко – прекрасная скрипачка, знаю, что она сотрудничала с оркестром уже довольно много. Помимо этого, хочу сказать, что этот концерт одно моих любимых произведений. Здесь собрана вся русская музыка. Я уже 18 лет живу в России, почти восемь лет как стал гражданином этой замечательной страны, обязательно 18 марта проголосую, считаю это важным событием для всех россиян. И русскую музыку люблю с детства, особенен для меня Рахманинов – это любимый композитор. И конечно, скрипичный концерт Чайковского, это шедевр необычайного масштаба, который нельзя сравнивать ни с чем.

– Оркестр справляется со своей задачей?

Ф.М. – Я, если честно, заметил, что оркестр стал лучше играть, меня здесь не было три или четыре года. Последний концерт, который я здесь дирижировал, – это был концерт с Хиблой Герзмавой. Я помню, тогда мы чуть-чуть мучились во время репетиции, на концерте же получилось очень хорошо. А здесь уже с первой репетиции я заметил, что оркестр в боевом настрое, хочет репетировать, играть и показать себя сильным.

– Вы в России 18 лет, а как попали в Россию?

Ф.М. – Вообще, я первый раз посетил Россию в 1999 году. Тогда еще был жив дирижер Илья Мусин, и тогда он пригласил молодых дирижеров со всего мира, чтобы провести для нас мастер-класс. Но так получилось, что, к сожалению, маэстро умер за день до начала мастер-класса. Естественно, я не мог знать, потому что я летел тогда из Канады, где жил и учился. Конечно, это был для меня большим шоком – услышать, что маэстро ночью буквально, пока я летел, умер. Но маэстро Александр Канторов взялся за проведение мастер-класса. Для меня это было неожиданное счастье, потому что позже он очень сильно помог мне в России. Он представил меня в филармонии Санкт-Петербурга, и буквально через год я уже дебютировал в Большом зале филармонии с филармоническим оркестром. И потом много раз дирижировал, можно сказать, что это одно из моих самых любимых мест в Санкт-Петербурге. Я помню, как однажды я прилетел в Санкт-Петербург, после долгого перелета вышел на улицу и почувствовал невероятный всплеск энергии. Я гулял, и у меня было ощущение, будто знаю, где нахожусь, хотя я был первый раз в этом городе. Мне казалось, что моя душа всегда находилась здесь. Я не верю в реинкарнацию, хотя может, что-то и есть. Но я точно знаю, что я уже когда-то был в России и в Санкт-Петербурге. И в течение 50 минут я принял решение жить в России. Человек, который счастливо жил в Канаде, через год нашел свое место в России.