Ульяновск, 20°C
0 Р
0 Р
Эдвард Радзинский: «Ульяновск – это тот город, который я хотел увидеть»
21:1617 Марта 2018

В рамках 56-ого международного музыкального фестиваля «Мир, Эпоха, Имена…» 18 марта в Ульяновске состоится авторский вечер Эдварда Радзинского «Чтобы предвидеть будущее, придется понять прошлое. XX век. Итоги. НЕКТО 1917».

Эдвард Радзинский – писатель, драматург, историк, сценарист, автор телевизионных передач и документальных фильмов. 17 марта Эдвард Станиславович встретился с ульяновскими журналистами.

– Программа вашего авторского вечера близка Ульяновску, вы с ней гастролировали в разных городах России и Европы. Мы знаем, что для каждого города вы расставляется особые акценты в выступлениях, расскажите, что ждать ульяновским зрителям?

– Знаете, каждый воспринимает историю по-разному, но есть что-то общее: финал этой программы был задуман до его начала. Наступал 2018 год, и мне захотелось рассказать, почему произошел 1917 год. В этот момент нашу страну волновал вопрос: спал ли Николай II с Матильдой, потом у россиян появились новые политические темы для обсуждения. И моей главной целью было вернуть людей к тому, что произошло, так как произошел гигантский катаклизм, который только кажется, что закончился. Я считаю, что он еще не закончился. Выбрал для финала два города – это Ульяновск и Екатеринбург, думаю, объяснять мой выбор не нужно, он и так очевиден. Есть одна замечательная формула, которую я бесконечно повторяю: революцию задумывают романтики, делают фанатики, а пользуются мерзавцы и негодяи. Но здесь пропущен главный революционер – это власть. Все революции делает власть, слепой и безумный поводырь, который аккуратно ведет свою страну в бездну. И мы с вами постараемся пройти этот путь и доказать, что революцию сделали не немецкие шпионы, а революцию сделали все вместе: власть и народ. И как это происходило, мы с вами будем пытаться понять, так как это глубокая и обширная тема. Есть одна беда – мы почему-то думаем, что история – это учительница в школе, ходит и уговаривает нас учиться. История не учительница в школе, она злобная надзирательница, очень злая. Когда не понимают ее уроков, страна, сделавшая революцию, потом 80 лет ходит по кругу, чтобы вернуться в то же самое место и сказать, что у нас капитализм. Тогда не поняли, что произошло, зачем все это нужно было.

– Вы впервые в Ульяновске, расскажите о ваших впечатлениях о городе?

– Я все пытался увидеть тот самый Симбирск, и увидел его в центре города. Прелестные домики, и счастье, что они сохранились, можно гулять в прекрасных парках и отдыхать. Ульяновск – это тот город, который я хотел увидеть.

– Эдвард Станиславович, вы считаете, что у нас в стране капитализм?

– У нас наш капитализм, понимаете, у нас все свое. Я буду рассказывать про времена Александра II, и вы поймете, что это все тот же капитализм, с теми же граблями, на которые мы постоянно наступаем. Вчера Иван Грозный – это мерзавец, убийца, а теперь укрепляется вертикаль власти, и уже Иван Грозный – собиратель земель русских, ну убил пару сотен человек, с кем не бывает. Один русский публицист писал, что смута – это результат великого молчания народа, не смеющего сказать истину своим царям.

– Вы помните тот момент, когда красивые люди театра стали вам чуть дальше, чем некрасивые люди русской истории?

– Шекспир точно написал – мир театр, мы все комедианты, паясничающие на сцене. Я не менял свою жизнь, я просто начал писать прозу. Новый театр перестал быть мне интересен. Понимаете, когда ваши работы ставит Андрей Гончаров, Анатолий Эфрос, Георгий Товстоногов, после них отдавать пьесы молодым режиссерам, которые думают, как бы ее исправить и изменить, не интересно. Сейчас новые гении, которые ставят одинаковые спектакли, так как им удобно. В чем была особенность Анатолия Эфроса, он всегда хотел понять всю суть пьесы. То есть тогда писали пьесы не для того, чтобы режиссеры их поправляли под себя. И я решил, что мне это не нужно, и я сам хочу выходить на сцену и читать свои пьесы совместно с оркестром. И сделал это. Например, с «Загадкой Моцарта» я выступал с лучшими оркестрами страны. Такое удовольствие: отвечаю за весь спектакль я, ты слышишь божественную музыку Моцарта, периодически читая пьесу. Современный человек настроен на клип, он не терпит монолога. Поэтому и актер не может читать монолог, потому что режиссер не объяснил ему, как читать монолог.

– Эдвард Станиславович, в прошлом году мы отмечали столетие революции, в этом у нас гражданская война, и совсем скоро мы будем отмечать 150-летия со дня рождения Ленина. Для нашего города – это особенные даты, к празднованию которых мы готовимся. Как вы считаете, темы столетней давности до сих пор являются живой историей, которая может всколыхнуть россиян?

– Понимаете, для того, чтобы история стала живой, ее надо живо рассказывать. Сейчас все думали про учебник истории, и кто-то предложил сделать учебник в стиле википедии. Они немножко не понимают: википедия делается для того, чтобы ее прочли и тут же забыли. Так как википедия – это ряд фактов, но не история. Какой должен быть учебник?! Ребенок должен прочитать его и понять жизнь того или иного исторического персонажа, но, чтобы до конца понять драму людей, нужно писать историю, а не превращать ее в наше любимое занятие – политико-обращенное прошлое.

– Эдвард Станиславович, какие места вы планируете посетить в Ульяновске?

– Я хочу посмотреть Ленинский Мемориал, так как Владимир Ильич меня необычайно занимает. В истории существует два Ленина: первый – простой Володя Ульянов, который стреляет в зайцев, а второй – радикал Ленин. Это самая потрясающая роль, революция съела его мозг. Знаете, ощущение бессилия очень страшно.

Записала Елизавета Игнатович