Татьяна Ермолаева: «Во главе угла должна стоять профилактика социального сиротства»
9:1011 Января 2021

Сохранение семей на грани распада и изъятия детей. Именно этим занимаются сотрудники и волонтеры автономной некоммерческой организации «Родные люди». Это единственная НКО в Ульяновской области, специализирующаяся в данной сфере. Ее председатель, мама троих детей, усыновитель, Татьяна Ермолаева рассказала Media 73, что лежит в основе профилактики социального сиротства, каким был 2020 год для семей, и чем помогла Всероссийская акция #МыВместе.

Расскажите о деятельности центра, сколько лет вы ведете эту работу?

– Наша команда существует уже шестой год, много лет в рамках областной Ассоциации приемных семей. Как юридическое лицо работаем второй год. Это поддержка семей, находящихся в трудном положении, с целью защиты детей от социального сиротства. Также работа с интернатными учреждениями, содействие семейному устройству детей-сирот. Делаем все, чтобы у ребенка была родная или замещающая благополучная семья.

Как пришло решение усыновить ребенка?

– У меня трое детей, когда их делят на кровных и не кровных, мне это кажется очень странным. Мой третий ребенок абсолютно точно рожден сердцем. Мальчик-отказник со сложной историей. Мы уже много лет занимаемся созданием видео-анкет по соглашению с министерством семейной и демографической политики и социального благополучия. Я видела сотни детей, и Колю уже несколько лет наблюдала. Я понимала, что у мальчика с тяжелым, да еще и паллиативным заболеванием, крайне мало шансов найти семью.

Я изначально знала, что кто-то из героев наших видео-анкет обязательно придет к нам в дом. Сейчас Коле уже шесть, мы серьезно боремся за его здоровье, слава Богу, есть положительная динамика. Я понимаю, что сотен детей семье не усыновить, но можно помогать этому.

Что вы можете сказать тем, кто колеблется в этом выборе?

– В обществе бытует один из распространенных мифов – это неблагополучные дети, и из них едва ли выйдет что-то хорошее. Ведь крайне редко в таких учреждениях можно встретить сирот, чаще социальное неблагополучие прямо в анамнезе семьи.

Я как человек с высшим психологическим образованием знаю, что нет гена злости, гена мошенничества или гена, отвечающего за асоциальность в нашем понимании. Конечно, существует физиологическая предрасположенность в большей или меньшей степени к реакции на определенные вещества, есть темпераментальные особенности. Но опыт убеждает, воспитание, пример и образ жизни, который ребенок впитывает из окружающих, имеют решающее значение в его дальнейшей жизни. Мягкость характера может вылиться как в зависимость, так и стать базой для чуткости и артистичности в человеке.

Почему детским домам и реабилитационным центрам не под силу снять проблему сиротства?

– Даже самому лучшему детскому дому, а они у нас в регионе достаточно хорошие, это не удастся. Сама система такова, ребенок не может развиваться там нормально. Нет единственного близкого значимого взрослого, нет ничего своего, формируется совершенно другой тип отношения к миру и людям. Чаще всего он потребительский: мне все должны, пришли спонсоры, подарили очередные подарки. Поэтому выпускники испытывают большие трудности в плане социализации, они легко попадают в тюрьмы и становятся жертвами криминала. Это социальные маугли. Они должны жить в семье, в идеале в кровной, и чаще всего семье можно помочь наладить жизнь.

Приведите наглядный пример того, как работают меры профилактики социального сиротства.

– В декабре 2019 года к нам обратилась мама из Инзенского района, плачет, просит помочь вернуть детей. Была полная семья, двое детей – мальчик 6 лет и девочка 8. Потом пьющий папа их оставил, доходы снизились, мама работает на автомойке с зарплатой в 6 тысяч. Она не смогла закупить дрова на зиму. Проверяющие сделали визит, в доме холодно, мало продуктов. Плюс мама оставляла детей несколько раз одних, когда была на работе, а это вообще недопустимо. Это серьезный риск. Детей забрали.

Мама билась как рыба об лед, занять и заработать негде, помощи нет. Мы встретились, заключили договор на бесплатное социально-правовое сопровождение, организовали сбор средств, купили дрова, которые она ночами колола, обеспечили семью теплой одеждой, кроваткой. Мы работали с администрацией, советником губернатора по демографии, и дети встретили Рождество этого года дома. На это понадобилось всего около трех недель. Я с ней приезжала забирать детей. Это не описать словами, как дети бегут к матери, как они не отпускают ее.

Конечно, есть место и государственной поддержке, и объединениям волонтеров, народной помощи. Сейчас мама работает, оформила субсидию, дети ходят в школу, все хорошо. Это не единичный пример. Есть те, кто отчаиваются и запивают, у нас такие случаи ведет прием нарколог.

Как изменилась ситуация в период пандемии коронавирусной инфекции в этом году?

– Весной, наверное, в каждой семье ухудшилось положение. Запросы мы получали каждый день и не понимали, что с этим делать. Очень вовремя началась Общероссийская акция #МыВместе. Если вначале продуктовые наборы были адресованы малообеспеченным семьям, стоящим на учете, то потом с помощью ОНФ мы добились предоставления их тем, кто не может подтвердить доход. Народный фронт нам стал выделять дополнительно сотни продуктовых наборов. Мы разбирались с каждой из 700 заявок. Семьи получили большую продуктовую помощь на несколько месяцев вперед. А потом стало легче, открылись учреждения, заводы, стал работать общепит. Также мы активные участники региональной акции «Караван добра».

Чего вы хотели бы пожелать семьям в новом году?

– Мы очень верим, что все будем здоровы и будем жить как прежде. Но мы понимаем, что это может затянуться надолго, нужно быть готовыми ко всему. Наверное, во всем, даже в самом сложном, есть лучшее, можно присмотреться и увидеть это. Насколько более открыты, отзывчивы и деятельны в совершении добрых поступков стали люди сейчас. Никого уже не удивляет, что люди бесплатно тратят свое время, помогая другим. Это вдохновляет поступать также, духовно и морально мы стали сильнее.

Алена Миронова