Глава союза художников Татарстана Ильнур Сиразиев: «Музейные фонды должны пополняться, иначе потом будет вакуум»
9:5509 Сентября 2020

X пленэр «Мир на кончике кисти», стартовавший 3 сентября в селе Прислониха накануне Международной ассамблеи художников «Пластовская осень», в очередной раз собрал на родине Аркадия Пластова настоящих мэтров изобразительного искусства. В их числе – Ильнур Сиразиев председатель Союза художников Татарстана и заслуженный деятель искусства республики.

Он в третий раз приехал на пленэр, в этом году его темой стали портреты жителей Прислонихи.

- К какому направлению изобразительного искусства вы тяготеете?

- Я портретист, и, когда приезжал, сюда всегда писал портреты. В свое время сделал много зарисовок, в прошлом году из них здесь была собрана персональная выставка. Также я нарисовал местную жительницу Клавдию Васильевну. В 2017 году, когда я начинал ее писать, ей было 94 года, сейчас уже почти 97. Она пережила три войны, знала лично Аркадия Пластова, даже позировала. Я рисовал картину очень долго, она написана у меня в трех вариациях. Одна из работ сейчас находится в Гомеле, одна в Пластовском музее, и эту картину я уже писал по своим зарисовкам.

- Она жива? Вам что-нибудь известно о её судьбе?

- Да, но она уже очень плохо видит, никого не узнает, я не стал к ней заходить, пообщался с родственниками. Когда рисовал ее, она сидела, рассказывала о Пластове, о временах, когда она была девочкой.

- Как вы считаете, что притягивает художников из года в год в Прислониху?

- Пластов начал работать до войны, писал этюды, собирал материал для больших композиций.
Сокровенная сила здесь есть. Художники также едут не для того, чтобы что-то делать, они заряжаются общением. Это же большое счастье – общаться с людьми, тем более с коллегами из разных регионов страны. Я с удовольствием сюда приезжаю. Конечно, не всегда все получается, но работа идет.

- Поделитесь, у художника есть определенная симпатия к своей модели, особенно у портретиста?

- Да, само собой. Например, у меня есть портрет Владимира Анатольевича, он живет в деревне, у него есть домашние животные, он живет настоящей крестьянской жизнью, иногда нам ее и не понять. Еще один местный житель – Иван Николаевич – знал лично Аркадия Пластова, я сейчас пишу его портрет.

- Пандемия отразилась на вашей деятельности, можно ли сказать, что художники пострадали?

- Да, как и все, было огромное количество проектов. Искусство Татарстана должны были показать в Москве. Также мы не смогли организовать выставку в Крыму, совместную выставку с Казахстаном. Ничего страшного, переживем и эти невзгоды.

- Одной из особенностей этого года является присутствие на пленэре молодых художников, как вы считаете, это правильно?

- Обычно мы работаем в мастерских, закрытых условиях, потом выставляем свои работы. А здесь происходит живое творчество, живая работа. Они наблюдают за кухней художников, получают серьезный опыт.

Я думаю, что приглашать молодых художников станет традицией, иначе не будет преемственности. К изобразительному искусству в России относятся спустя рукава, у нас музыка, театр. Все забывают, что мы занимаемся агитацией прошлого, настоящего и будущего. Музейные фонды должны пополняться, иначе потом будет вакуум.

Елена Нестерова