Ульяновск, 20°C
0 Р
0 Р
Станислав Санкеев: «При существующих темпах развития фермеры в состоянии накормить страну»
14:4511 Апреля 2018

Станислав Санкеев в представлении не нуждается. В 22 года в статусе владельца личного подсобного хозяйства он начал заниматься разведением индейки. С 2013 года - фермер. Участник 17-го съезда партии «Единая Россия». В марте 2018 года отмечен медалью Терентия Семёновича Мальцева «За вклад в развитие сельского хозяйства». Исполнительный директор Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Ульяновской области.

– Что волнует сегодня фермеров региона?  

– Цена на молоко и насколько сильно она будет «проседать». В Ульяновской области сложные условия для земледелия, и себестоимость молока несколько выше, чем, например, в южных районах России и странах Таможенного союза. Вдобавок ко всему сильно подрывает развитие молочного животноводства региона ввоз сухого молока из стран ТС, в частности, из Белоруссии. Не удивительно после этого, что сегодня многие наши фермы работают на грани рентабельности. Более того, начинают работать в убыток. На подходе весна и лето, когда начинается сезонное увеличение производства молока. Но радоваться нечему: молочные и перерабатывающие предприятия, что называется, забиты под завязку сухим молоком.

– Вопрос, скорей всего, к федеральному центру. Но хотелось бы услышать вашу точку зрения. Как остановить поток сухого молока и насколько это для нас необходимо?

– Для нас необходимо остановить фальсификат, который идёт из зарубежья, говорю о сухом молоке и сырном продукте, поступающих из Белоруссии, которые в России переходят в уровень сыров. Идёт, извините за резкость, капитальнейший обман потребителей: в таких, с позволения сказать, сырах, уровень растительных жиров доходит до 40%. Они априори стоят дешевле. И как прикажете конкурировать в таких условиях с натуральными сырами?

Возвращаюсь к тому, с чего начал. Надо организовать борьбу с фальсификатом и привлекать к участию в ней торговые сети. На упаковке должны содержаться правдивые данные. Пусть люди сами делают выбор: покупать им натуральный сыр или сырный продукт на основе пальмового масла. Это будет честно.

Понятно, что борьба с фальсификатом будет очень трудной. Наши переработка и торговля в нём заинтересованы: реализуя сырный продукт как натуральный сыр, они имеют на этом очень большую прибыль. Но здесь должно сказать своё слово государство, выступить в качестве регулятора процесса. На уровне региона мы свои предложения передаём депутатам ЗСО с тем, чтобы они на законодательном уровне попытались нам в этой ситуации помочь.

– Если отойти от темы молока, какие ещё проблемы беспокоят наших фермеров?

– Перепроизводство сельхозпродукции, в первую очередь, зерновых культур, подсолнечника, сахарной свёклы. Понятно, что в условиях перепроизводства цена на них сильно падает. Одновременно с этим растут цены на горюче-смазочные материалы, прежде всего, дизельное топливо. Сказанное в полной мере относится к тарифам на электроэнергию, постоянный рост которых больно бьёт по производителям и переработчикам молока, которые, как уже сказано, и без того работают на грани рентабельности.

– Никак не могу разобраться в вопросе перепроизводства сельхозпродукции. Кто определяет объёмы её производства, существует ли здесь хотя бы какая-то плановость? Или каждый действует сам по себе? Если это так, то какова роль в этом процессе Минсельхоза?

– Он даёт нам, имею в виду сельхозпроизводителям, рекомендации, с учётом которых мы и регулируем весь процесс производства. Лично я вижу проблему в несколько ином аспекте. Только последние три года мы начали активно экспортировать зерно. А до этого его ввозили. Соответственно, наши порты были «заточены» на приём зерна, а не на его отправку.

Сейчас идёт процесс «перемены мест слагаемых». Мы стали первыми в мире по объёмам экспорта зерна. И это не предел. Биржевые цены высоки, они привлекательны для наших аграриев. Другой вопрос, что не хватает мощностей для перевозок по тем же рекам. У нас забиты дороги общественного пользования. У фермеров есть «КАМАЗы», но это дорогой способ доставки, а железнодорожных путей и вагонов не хватает. Тогда как реки пустуют, например, Волго-Донской канал не загружен на полную мощность, как не загружены сами Волга и Дон. А вопросы развития, использования этих путей доставки решаются крайне медленно.

Между тем перенос тяжести перевозок зерна на речные и морские суда позволил бы разгрузить огромное количество железнодорожного и автомобильного транспорта, высвободить дороги. Опять же, водный транспорт был и остаётся самым дешёвым, то есть, самым выгодным. Он позволяет нашему региону выходить в Каспий, а это Иран, Азербайджан, Казахстан … А ещё через Волго-Донской канал и Азовское море иметь выход на Новороссийск, следовательно, к Турции, Греции, всей Европе … Если же брать Волго-Балтийский канал, то по нему через Питер мы получаем выход на северо-западную часть континента. Прибалтийские государства, в том числе и Германия, могли бы получать наше зерно, потребность в котором у них существует.

– Есть давно наболевший вопрос – это переработка сельхозпродукции. Мы только что говорили про зерно. Хорошее дело – отправлять его на экспорт. Но было бы много лучше отправлять за рубеж муку, не семечки подсолнечника, а масло, не свёклу, а сахар.  

– Турция, например, является огромным потребителем зерна. Закупая его, она возвращает нам даже не муку, а аминокислоты. Для этого у неё имеются в наличии большие высокотехнологичные перерабатывающие комплексы, которые выделяют аминокислоты из растительных злаков. В Ульяновской области намечено строительство аналогичного комплекса возле Димитровграда на 500 тысяч тонн. Это серьёзное подспорье. Такие комплексы нужны, потому что аминокислоты широко используются в животноводстве и птицеводстве. Сегодня мы привозим их из-за рубежа, как раз оттуда, куда отправляем пшеницу. Хотя, казалось бы, напрашивается вопрос: зачем их покупать за границей, если можно производить у нас?

– Мы до сих пор говорили с вами о переработке продукции животноводства и растениеводства. Но ведь, помимо них, точно также могут и должны перерабатываться овощи, фрукты, дары природы в виде грибов и ягод. Но, увы! Дальше разговоров и благих пожеланий дело не идёт.

– Чтобы пошло, надо владельцев личных подсобных хозяйств, индивидуальных предпринимателей, фермеров объединять в кооперативы. Это будет для них очень хорошим инструментом развития. Согласитесь, каждый взятый в отдельности фермер или владелец ЛПХ, за очень редким исключением, не может приобрести и поставить соответствующее оборудование, например, для консервации. Это большие затраты, хотя есть и грантовая поддержка. Ему может не хватать своего сырья, которое надо будет закупать у соседей. Опять же, имея небольшие объёмы, он просто не сможет выйти на серьёзные рынки, потому что не обеспечит регулярность поставок в крупные торговые сети. Вот здесь и нужна кооперация.

– Давайте поступим так. Всё сегодня сказанное перенесите на своё хозяйство.

– У меня несколько иная специфика – производство индейки. Реализуем мясо, а когда возникает некоторый его переизбыток, это зависит от сезонности и, например, во время постов, начинаем производить полуфабрикаты: пельмени, манты, колбасы, ветчины … Но заниматься этим круглогодично я пока бы не хотел. Проходит сезонность, спрос на мясо заметно возрастает и на производство полуфабрикатов его становится недостаточно. Можно, конечно, увеличивать поголовье, чтобы мяса хватало и на переработку, но до конца от влияния сезонности не в состоянии уйти даже крупные фабрики. Это общая тенденция. Тем не менее, состою в кооперативе, занимаюсь переработкой.

– Вы оцениваете перспективы своего хозяйства больше как положительные или, всё-таки, встречающиеся с постоянными трудностями?

– Больше как положительные. Хотя, конечно же, трудности есть, о них сегодня сказано. Другое дело, что на месте не стоим, занимаемся оптимизацией, снижаем издержки производства. Когда я начинал своё дело в 2010 году, розничная цена за килограмм у меня была 240 рублей. Прошло восемь лет, а цена у меня осталась на прежнем уровне. Инфляция не стоит на месте, и это уже давно не те деньги, что были раньше, но цену держим, получаем необходимые суммы на развитие, потому что есть ещё что оптимизировать, снижать издержки и затраты, их только надо видеть. Считаю, что этим должен заниматься каждый фермер: высокий уровень автоматизации, новые технологии, грамотные сотрудники …

– Вернёмся ненадолго к началу разговора. Вы исполнительный директор мощной региональной ассоциации. С этих позиций как вы оцениваете перспективы фермерского движения в Ульяновской области?

– У нас хороший костяк фермеров, которые чувствуют себя достаточно уверенно даже при имеющихся трудностях. Среди них много тех, кто не только развивает своё хозяйство и никогда не отказывается от своих обязательств, но и являются меценатами. Если они готовы помогать малоимущим, нуждающимся, многодетным семьям, значит, у них есть запас прочности и перспективы развития.

Минувший год выдался очень трудным во всех отношениях. Но выдержим, выстоим. А для этого каждому фермеру надо расти, совершенствоваться, приобретать прочные знания, знать экономику. В этих условиях, на мой взгляд, самой мобильной и выгодной структурой является семейная животноводческая ферма, где каждый работает на общее дело и нацелен на результат. Здесь никто не ищет для себя личной выгоды и не стремится отрезать для себя кусок пожирнее от общего пирога.

– Станислав Анатольевич, так накормит фермер страну или не накормит?

– С теми темпами развития, что есть сегодня и на перспективу, мы накормить свою страну сможем.

Виктор Никитин

Фото автора