Ульяновск, -7°C
0 Р
0 Р
Органистка Олеся Кравченко: «Хочется, чтобы каждое произведение было сюрпризом для публики»
13:5719 Ноября 2018

15 ноября в Евангелическо-лютеранской церкви Святой Марии выступили музыканты из Москвы, лауреаты международных конкурсов Олеся Кравченко и Сергей Говоров с программой «Орган и саксофон: не только джаз».

Прозвучали известные джазовые и эстрадные композиции, в том числе, «Take five» Дэйва Брубека, «В настроении» Джо Гарланда (из к/ф «Серенада Солнечной долины»), «Сюита настроений» Юрия Чугунова, а также «Джазовые вариации на тему Паганини» Майка Гарсона, «Pick five» Ханс-Андре Штамма, звучала и органная классика – произведения Баха и Брамса.

Концерт прошел с большим успехом, необычное сочетание музыкальных инструментов и интереснейшая программа порадовали ульяновских меломанов. На концерте присутствовали студенты Музыкального училища. После выступления Сергей Говоров дал несколько советов начинающим саксофонистам, а Олеся Кравченко пообщалась с корреспондентом портала Media73.

Олеся, расскажите, как образовался ваш дуэт?

– Наш дуэт образовался благодаря современному композитору профессору Московской государственной консерватории Татьяне Алексеевне Чудовой. Она написала грандиозное произведение для очень необычного состава инструментов: 8 саксофонов, орган, арфа, гобой, флейта. Вот там мы и познакомились с Сергеем, это было 8 лет назад. Концерт проходил на сцене Большого зала консерватории, я тогда впервые услышала сочетание саксофона и органа и поняла, что мне это очень интересно. Я стала искать в интернете произведения для такого ансамбля, связалась с Сергеем, ему понравилась моя идея. С тех пор начались наши постоянные творческие эксперименты.

Кто в вашем дуэте главенствует: вы или Сергей? Кто подбирает репертуар?

– Мы всё делаем вместе. Что-то он подбирает, что-то я нахожу. Одним из первых оригинальных (то есть, именно для этого ансамбля инструментов!) сочинений в нашем репертуаре стала «Рапсодия для саксофона-альта и органа» американского композитора Пола Крестона. Сергей нашел ноты в США. Это очень интересное сочинение, но оно требует большого органа. Надеюсь, что филармонический орган у вас скоро будет действовать, и мы сможем исполнить это произведение в Ульяновске.

Как вы подстраиваетесь под разные инструменты, ведь у каждого органа свои особенности?

– Я была полторы недели назад в Голландии. Мне посчастливилось попасть в кафедральный собор в Харлеме, это знаменитое место – там находится орган 1732 года. Мне предложили там просто поиграть, позаниматься. Присутствовал местный органист. Я играла, решила ему напоследок сыграть увертюру к «Тангейзеру» Рихарда Вагнера. Он смотрит в ноты и спрашивает меня: «А как же вы собираетесь исполнять на трех мануалах это сочинение, которое аранжировано для четырёхмануального органа?» Я ответила: «У нас в России такие разные органы, что если Вагнера нужно будет исполнить на двухмануальном органе, я справлюсь…» Это же самая «соль» – увидеть новый инструмент и подобрать к нему свой «ключик», чтобы он зазвучал, приспособиться к нему. Это один из главных интересов моей профессии.

Как подобрали ключик к органу в ульяновской кирхе?

– Легко, с удовольствием!

Какой орган или органный зал вам наиболее запомнился в вашей карьере органиста? Где было наиболее приятно играть? Что-то впечатлило?

– У меня много таких впечатлений. В России – это, все-таки, орган Аристида Кавайе-Колля в Большом зале Московской консерватории, это бесподобный инструмент. Еще был незабываемый опыт игры в Любеке в Мариенкирхе, в церкви, где работал Дитрих Букстехуде. В ней установлены два потрясающих органа, я там была в студенческие годы, и на меня они произвели неизгладимое впечатление: один – старинный, сохраненный с XVII века, другой – большой современный инструмент.

В программе своего концерта вы проследили путь развития органной музыки от барокко до джаза, до современной музыки. Почему решили так построить программу?

– Потому что сами инструменты диктуют такой выбор. Саксофон, в первую очередь, ассоциируется с джазом. Мы постепенно к этому пришли. Это интересно. Орган, конечно, – это барокко и классика, в первую очередь, хотя вы в концерте слышали «Рапсодию в духе латины» Штамма. Это настоящий эксперимент, «танец» органа. Хочется делать контрастные программы, чтобы каждое произведение было сюрпризом для публики.

Что можете сказать о вашем ансамбле?

– Это, пожалуй, наиболее долговечный мой «проект», и это многое говорит. Мы с Сергеем настолько сыгрались, что понимаем друг друга с первого слова, с первого звука. Единственное, чего нам не хватает, это диска. Но мы планируем его записать. Есть некоторые соображения по этому поводу, тем более, что такой репертуар, какой сложился у нас, не играет никто. Нашим сотрудничеством я очень довольна.

Зрителям тоже очень понравилось, прозвучали оригинальные произведения. С кем из композиторов сотрудничаете?

– Есть такой итальянский композитор Тициано Бедетти, я нашла сначала его сочинения для арфы и органа. Его музыка на меня произвела впечатление. Он заметил, что я его играю, нашел меня в «Фэйсбуке», и мы стали дружить. Год назад он написал «Венецианский лабиринт», посвятил его нашему дуэту. Надеюсь, что это произведение мы еще исполним в Ульяновске.

Скоро новогодние праздники. Где будете встречать Новый год?

– Дома, в Москве. Но, буквально, 2-3 января мы улетаем с Сергеем в Омск на концерт. А 30 декабря мы участвуем в рождественском гала-концерте в католическом соборе в Москве. Такие вот у артистов новогодние будни и праздники.

Фото: Сергей Семагин