Ульяновск, 23°C
0 Р
0 Р
Михаил Бабич: против России устроена самая циничная провокация в истории
16:0117 Апреля 2018

В отношении России сейчас развернута так называемая гибридная война, которая включает разные элементы: и политическое давление, и экономические санкции, и информационное противоборство, и угрозы использования военной силы, считает полпред президента в Приволжском федеральном округе, экс-председатель госкомиссии по химическому разоружению Михаил Бабич. В интервью РИА Новости он рассказал, кому выгодно нагнетание обстановки, и может ли скандал вокруг отравления экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии повлиять на имидж России как ликвидатора химоружия. Беседовала Елена Жаркова.

— Михаил Викторович, 27 сентября 2017 года было заявлено о том, что в России завершена ликвидация химического оружия. Значит ли это, что нигде в стране его больше не осталось? Возможна ли ситуация, когда химоружие было тайно вывезено и припрятано где-то для своих нужд криминалом, террористами или просто недобросовестными сотрудниками предприятий? Насколько строг был контроль за перемещением химоружия? Есть ли вероятность того, что часть отравляющих веществ не была ликвидирована?

— Давайте я попробую систематизировать историю уничтожения химического оружия. Для этого нужно вспомнить, что в Советском Союзе и в Российской Федерации было три этапа, связанных с химическим оружием. Первый этап — по сути дела, весь советский — до конца 1992 года, когда оружие производилось, разрабатывалось, хранилось. Происходило это не только в Советском Союзе, но и в странах нашего так называемого вероятного противника. Если на тот момент — к 1993 году — химического оружия было накоплено 72,34 тысячи тонн, то 39,967 тысячи тонн приходилось на долю Советского Союза и около 28 тысяч тонн приходилось на долю Соединенных Штатов Америки. Это был элемент гонки вооружений, и такие арсеналы были накоплены.

В январе 1993 года была открыта международная конвенция "О запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении", к которой Российская Федерация присоединилась и подписала ее, взяв на себя международные обязательства. С этого момента все работы в России по разработке химического оружия были остановлены. Началась работа по уничтожению как самого химического оружия, так и средств его производства. К объектам, на которых были приостановлены все работы и пошел процесс ликвидации, относился и объект, расположенный в Шиханах Саратовской области, тогда это был Государственный институт технологии органического синтеза (ГИТОС). Этот объект также вошел в перечень предприятий, в том числе научных, на которых все работы были приостановлены, а все последствия производства химических компонентов подлежали уничтожению.

Как обладатели химического оружия заявились восемь стран: помимо РФ и США, это были Албания, Индия, Республика Корея, Сирийская Арабская Республика, Ливия и Ирак. А к самой конвенции присоединились 192 страны — практически все мировое сообщество. Такое значение придавалось этому вопросу.

Так как у нас в России были самые большие запасы химического оружия, нам предстояло проделать самую большую работу по его уничтожению. Технологий, оборудования, да и людей, которые знали, как это делать, на тот момент не было. Все приходилось делать с нуля. Вся эта деятельность должна была происходить под полным международным контролем и в соответствии с нормативной базой, которую необходимо было создать. В 1996 году было принято постановление №305 правительства РФ, которое утвердило федеральную целевую программу по уничтожению химического оружия в России.

Затем, 5 ноября 1997 года, РФ ратифицировала конвенцию, а через месяц — 5 декабря — эта конвенция вступила в силу. И вот здесь крайне важна следующая дата — 5 января 1998 года. РФ в соответствии с международными требованиями предоставила Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) так называемое первоначальное объявление об имеющихся в стране запасах химоружия, а также местах их производства и хранения. То есть мы предоставили информацию, которая полностью отражала положение дел на тот момент.

Все эти объекты вошли в федеральную целевую программу уничтожения химического оружия. Так как на них все работы в течение трех лет были приостановлены, то все химическое оружие было складировано на семи базах хранения в шести регионах страны, четыре из которых находились на территории Приволжского федерального округа.

Очень важен следующий период: с 30 марта 1998 года по 8 июня того же года международные инспекторы Организации по запрещению химического оружия провели 100-процентную инвентаризацию всех российских объектов химического оружия. В результате этой инвентаризации полностью была подтверждена предоставленная Россией в ОЗХО информация по всем объектам, на которых имелось химическое оружие, и все семь объектов хранения химического оружия были взяты под международный контроль. Объект в Шиханах — на тот момент ГИТОС — в этот перечень не вошел, так как инспекция ОЗХО не нашла на этом объекте никаких следов химического оружия — ни следов их разработки, ни следов производства, ни следов хранения. Поэтому в соответствии с решением ОЗХО в 1998 году ГИТОС не был включен в перечень объектов по уничтожению химического оружия.

С 1998 года предстояло построить семь предприятий по уничтожению химоружия, потому что те семь объектов, которые у нас имелись, это были места хранения, а для того чтобы начать уничтожать, нужно было построить самые современные производственные мощности. Это огромная научная, инженерная, производственная работа. И с 2002 года в России приступили к физическому уничтожению химического оружия — как раз на объекте Горный в Саратовской области. Это был первый объект, на котором начали эту работу, и в декабре 2005 года ее закончили. И потом последовательно пошли по всем остальным объектам. Последним стал "Кизнер" в Удмуртии, где 27 сентября 2017 года был ликвидирован последний химический боеприпас из российских арсеналов химического оружия. Оттуда мы доложили об этом президенту РФ. Там же были все руководители ОЗХО, которые подтвердили факт уничтожения всего химического оружия в России. Россия за период уничтожения химического оружия вложила 316 миллиардов рублей. На этом завершился второй этап — полное уничтожение всех запасов химоружия на территории РФ. А с 27 сентября 2017 года начался этап, когда Россия стала страной, полностью свободной от химического оружия.

Еще один очень важный момент: за весь период уничтожения химического оружия — получается почти 20 лет — ОЗХО провело 811 международных инспекций. Каждый из семи объектов подвергался инспекциям от 100 до 170 раз за этот период. 811 международных инспекций — это к вопросу о том, могло ли что-то остаться незамеченным, не проконтролированным, и мог ли кто-то куда-то что-то умыкнуть. Это невозможно. И, кстати, юридически ответственность за это несет прежде всего ОЗХО, которая полностью обеспечивала и контролировала работу инспекторов.

— Если ответственность несет ОЗХО, почему Россия не может заявить, что часть химоружия могла пропасть не по ее вине?

— Потому что это невозможно: 811 международных инспекций. Система выглядит следующим образом: ОЗХО заявляет объект к проверке, и никто не имеет права отказать. В самый короткий срок предоставляются все возможности для проверки любого объекта, на котором они могли заподозрить наличие элементов химического оружия, либо его разработки, либо производства, либо хранения. 811 инспекций — можете себе представить, какой это объем, не считая нашего внутреннего контроля. Кроме того, по всем семи объектам по мере уничтожения на них химического оружия ОЗХО выдавало России международные сертификаты. А 11 октября 2017 года на 86-й сессии исполкома ОЗХО его генеральный директор господин Ахмет Узюмджю — наш партнер и коллега, который сейчас проявляет необыкновенную скромность в оценке происходящих событий, — выдал России международный сертификат о полном завершении программы уничтожения химического оружия. И весь мир это слышал — он благодарил президента РФ Владимира Путина за то, что эта сложнейшая задача была решена. Сейчас он скромничает, хотя это несолидно для такой международной организации, которая, кстати, является высшей инстанцией в системе уничтожения химического оружия в мире.

Полный текст интервью читайте на РИА Новости: https://ria.ru/interview/20180417/1518813335.html