Ульяновск, 25°C
0 Р
0 Р
Мария Семёнова: «Как писатель я должна прожить вместе с героем книги все приключения»
14:1626 Апреля 2018

В рамках Всероссийской выставки-ярмарки «Симбирская книга» 25 апреля Ульяновск посетила российская писательница Мария Семёнова. Мария Васильевна широко известна, как автор серии «Волкодав», составитель единственной энциклопедии о жизни древних славян «Мы славяне», родоначальник жанра «славянское фэнтези», защитник животных и интересный рассказчик.

Мария Семёнова рассказала журналистам и жителям города, о своем творческом пути, и ответила на все интересующие вопросы.

– Сейчас часто снимают художественные картины, где совмещают современный мир и сказочный. На ваш взгляд это допустимо, и насколько это интересно?

– Да кто же его знает, смотря кто и как их снимает. С другой стороны, мне непонятно – зачем современные проблемы тащить в сказочный мир. Я просто этого не понимаю, ведь можно снять неплохую познавательную составляющую, чтобы зрители средствами мультфильма и кино увидели, какие-то элементы культуры, искусства, истории. Это же страшно интересно, зачем вообще тогда обращаться к историческим, сказочным событиям, если главная цель – это кривая карикатура. Я недавно наткнулась на мультфильм «Богатыри и принцесса Египта», там, в разбойничьем притоне девицы в заложницах, платки у них завязаны не по правилам, у каждой торчит коса, и одна неудачно выбила зубы разбойнику и кричит: «А нас всему мужья научили». И тогда у меня стали волосы дымом. Какие мужья, если они все сто процентов предстоят в девичьем образе, что за нонсенс. А ведь это смотрят дети, они же не понимают, что есть правда

– Это же развлекательные картины, они не претендуют на достоверность.

– Знаете, никто ни на что не претендует, а в итоге все несут чепуху, не удосужившись ничего узнать. Это касается философии троечника.

– Мария Васильевна, как у вас проходит процесс написания книги, есть ли какой-то обряд?

– Все происходит обычно, я просто сажусь за стол и пишу. Единственное, когда я в эпизоде описываю какое-либо действие – должна сама знать, как оно происходит. Хоть у меня жанр фэнтези, но если мой герой попадает на чемпионат лаптей, то лапти он плетут по всей науке, значит, я должна сама уметь плести лапти. В серии книг, которые сегодня поступили в продажу, герой много играет на гуслях, значит, я должна уметь играть на гуслях, значит, я должна своими руками сделать эти гусли, так как в те времена это мог соорудить любой мужчина, умеющий работать с деревом. Не говорю, что я достигаю невероятного мастерства, и у меня тоже бывают ошибки, но это уже совсем другое. А с тем, чем я не владею, я начинаю трясти консультантов. Например, мой герой получил травму головы, я должна знать, как будет себя проявлять это травма в дальнейшем, какие могут быть последствия. Я в медицине не сильна, поэтому я нахожу через знакомых себе нужного врача и консультируюсь с ним. Считаю, что как писатель я должна прожить вместе с героем книги все приключения.

– Сейчас книжные магазины просто завалены фантастикой и фэнтези, можно сказать, что этот жанр опопсел?

– Этот жанр считается одним из самым читаемым. С другой стороны, а что не фэнтези?! «Война и мир» не фэнтези? Историки говорят, что не на сто процентов написано откровенно.

– На данный момент очень популярен жанр с вязанный с фэнтези и культурой кельтского народа. Мария Васильевна, вам никогда не хотелось взять и начать изучать истории скандинавских стран?

– Книги об Ирландии популярны, потому что их культурный пласт очень сильно разработан. Я же всегда иду так сказать против «стада». Так много лет назад никому совершенно не были интересны славяне, а я туда влезла сначала носом, потом лопатой и экскаватором. Есть такая фраза: «Где асфальт, там нет ничего интересного, а где интересно там нет асфальта». И там, где нехожено, я найду самое интересное. Но некоторые люди не знают меры, все гоняются за модой и не замечают, что их слепая погоня портит интерес. Приведу пример на породах собак. Когда-то была мода на немецкие овчарки, и столько людей их разводили, что просто испортили породу. Сейчас это обычная сторожевая собака. И это можно перенести на что угодно, даже на жанры книг.  

Записала Елизавета Игнатович