Ульяновск, -6°C
0 Р
0 Р
Третья сторона конфликта вокруг цементного завода вступила в диалог
8:4606 Сентября 2017

Во вторник, 5 сентября, председатель правительства Александр Смекалин провёл очередную встречу с жителями Тереньгульского района Ульяновской области. Темой встречи снова стал цементный завод компании «Конч». К сожалению, со стороны протестующих никто не пришёл, зато в диалог вступила третья сторона конфликта, ранее не участвовавшая в переговорах.

Сергей Авдоничев, бывший работник природоохранной прокуратуры, а ныне пенсионер, несколько лет назад приобрёл дачу в селе Ясашная Ташла Тереньгульского района. Несмотря на прошлое госслужащего и личное знакомство с лидерами экологического сообщества и природоохранных организаций области, на встречу с председателем правительства он пришёл по собственной инициативе. Более того, он даже успел помариноваться в холле здания правительства, пока строгий охранник разбирался со списками и документами.

«Зачем мне возле дома цемзавод?»

Фактически Авдоничев – личность неангажированная, он даже успел в своё время поставить подпись против строительства цементного завода, правда, как он сам признаётся, не разобравшись. «Мне бояться нечего – пенсия у меня государственная, меня ни уволить не могут, ни премии лишить. Поэтому я могу говорить всё, что думаю. Сперва, не разобравшись, подпись против завода поставил – на самом деле, зачем мне рядом с дачей, где я всё лето живу, а остальной год все выходные провожу, цемзавод?» – рассказывает Авдоничев. Правда, потом уже, когда поднялась шумиха, пенсионер навёл в интернете справки, почитал газеты и сделал свои выводы. «Все говорят, что завод китайский. Врут! Завод американский – технология полностью скопирована у США. Посмотрел я нормы законодательства, архивные документы, информацию по месторождению и понял, что вреда никакого не будет», – рассказывает он. А пока разбирался, в посёлке разгорелась самая настоящая гражданская война. Люди разделились на сторонников и противников строительства завода, и дело даже несколько раз доходило до рукоприкладства. Несмотря на то, что ответы на многие вопросы он нашёл сам, на встречу с председателем правительства Авдоничев пришёл. «Надо же уточнить факты, увидеть документы и расчеты. Основная проблема в том, что до людей не донесли достоверную информацию – не показали расчёты, проекты, результаты экологических изысканий», – сообщил бывший работник прокуратуры. Именно за этим он в правительство и пришёл. Правда, ушёл с пустыми руками.

«Точные расчёты мы вам предоставить не можем»

Александр Смекалин внимательно выслушал пенсионера и с сожалением сообщил, что точных расчётов предоставить не может. «Нету у нас их на руках, и пока быть не может», – разводит руками председатель правительства. Во-первых, проект завода пока точно не известен. Есть такой же в Китае, туда ездили ульяновские специалисты и эксперты, и на основании данных по этому заводу смогли примерно посчитать, как всё будет. По примерным прикидкам, на расстоянии полутора километров от завода количество вредных веществ в воздухе составит одну десятитысячную предельно допустимой концентрации. Проект завода будет масштабирован под условия Ульяновской области, и эта цифра может быть чуть больше, например, 5 тысячных ПДК или меньше, например, одну стотысячную. Экологи с уверенностью могут сказать, что в Ульяновске воздух грязнее, чем будет прямо у ворот завода. Естественно, что в населённых пунктах, которые будут находиться на расстоянии от четырёх до одиннадцати километров от завода, воздух будет чище. Но точных цифр никто дать не может – ни проекта завода, ни точного месторасположения, ни будет ли здесь этот завод, вообще никто не знает.

Дело в том, что пока ещё даже торгов на право разработки месторождения не было. Только после того, как они пройдут, можно будет говорить о каких-то реальных цифрах. Кстати, торги будут открытыми, и получить право на месторождение может кто угодно. И, если честно, лучше, если это будут китайцы. В противном случае, право может получить какой-нибудь местный делец, которому не будет дела до своей репутации и который построит завод по технологиям полувековой давности. Сырьё он будет возить из карьера на «камазах», а не с помощью вакуумного транспортёра, тогда-то местным жителям в пору будет бунтовать. Вот только будет поздно.

Завод могли построить трижды

По словам Александра Смекалина, цементный завод на этом месте могли построить уже три раза. В первый раз ещё в советское время, и ещё дважды – уже после начала «нулевых». Оба последних раза проходили общественные слушания, сходы жителей, и протестующих не было. Правда, оба раза стройке помешали финансовые кризисы. Сейчас же, после того как интерес к месторождению проявила компания «Конч», неизвестно откуда появились толпы граждан, которых внезапно заинтересовала экология, в целом, и чистота воздуха в 10 километрах от их жилья, в частности. При этом доводы специалистов они слушать отказываются.

Люди, которые не хотят слушать

Более того, представители протестующих прислали гневное письмо с отказом от приглашения Смекалина прийти к нему в кабинет и спокойно и конструктивно обсудить все интересующие их вопросы в спокойной обстановке. В чём причина их отказа – остается только догадываться. Вероятнее всего, им просто невыгодно вести конструктивный диалог, ведь пиара на нём никакого не сделать. Зато на митинге, большой толпой, удобнее перекрикивать доводы специалистов, пытающихся разъяснить ситуацию.

Известный эколог Лев Левитас не скрывает причин своего отказа встречаться с протестующими. «Какой смысл в том, что я приеду? Эти люди хотят слышать только то, что им удобно. Если я им буду рассказывать о том, как всё есть на самом деле, то высказаться мне просто не дадут. Сейчас я могу точно сказать всем присутствующим – вреда экологии этот завод не принесёт, особенно если будет соблюдать все нормы и правила», – сообщил Левитас.

 А соблюдать все правила компании «Конч» просто придётся, другого выбора у них не будет. Учитывая реакцию общественности, любая ошибка обойдется им в миллиардные денежные и репутационные убытки.

Защитный лес

Провокаторы, вводящие в заблуждение людей и толкающие их на протест, не были бы собой, если бы не пытались манкировать непонятными простому народу терминами. Так, сравнительно недавно было опубликовано заявление, в котором говорилось, что лес, стоящий на территории Ташлинского месторождения, относится к категории защитных лесов и трогать его ни в коем случае нельзя, потому что иначе люди окажутся беззащитными перед лицом всех стихий.

Представители министерства сельского и лесного хозяйства разъяснили ситуацию и сообщили, что бояться здесь нечего. Да, лес действительно относится к категории защитных, как и 80 процентов лесов Ульяновской области. У нас только 20 процентов лесов относятся к категории хозяйственных, то есть посаженных специально для вырубки. Тем не менее, у защитных лесов существует множество категорий и подкатегорий, и лес на месторождении относится к категории, которую можно вырубать для разработки полезных ископаемых. Да и нельзя забывать о рекультивации, которую обязательно придётся проводить инвесторам, чтобы не попасть под штрафные санкции. Неверующие скептики могут сейчас возмутиться, мол, документы подтасованы, и категорию специально поменяли, чтобы заткнуть рот простым людям, которые пытаются защитить свою землю от нашествия чужеземных варваров, которые спят и видят, как бы потравить русского человека. Но нет, соответствующие документы были подписаны ещё в 70-х годах прошлого века, когда и было разведано месторождение полезных ископаемых.

По окончании встречи Сергей Авдоничев вышел спокойный и удовлетворённый ответами профильных специалистов. «Всё разъяснили, всё понятно. Жаль до людей этого не донесёшь, хотя я и постараюсь», – с сожалением говорит пенсионер.

В общем, проблема действительно состоит в недостатке у людей достоверной информации. Из-за этого и выдумывают себе ужасы, а тут ещё и провокаторы подоспели со своими страшилками. С другой стороны, о чём их можно информировать, когда ни проекта, ни торгов, ничего на руках ни у кого нет. Есть заинтересованность уважаемой в мире компании и готовность Ульяновской области посодействовать. Едва ли не устные договорённости.

Протестующих тоже можно понять. Люди, пережившие лихое время, никак не привыкнут, что ужасы перестройки и девяностых закончились, и думают, что все их хотят продать и обмануть. Люди, преданные погибшим государством и предоставленные на долгие годы самим себе, не хотят верить, что жизнь может измениться. В их представлении цементный завод несёт за собой болезни, а не технический прогресс. А фраза «вместе с заводом в окружающих сёлах появится соответствующая инфраструктура» рождает в их головах мысли о каком-то мусоросжигающем заводе, которого никто строить не собирается. Хотя на деле подразумевались парк, новая школа, детский сад, больница и профилакторий. Ведь рабочим надо куда-то девать детей, лечиться, отдыхать от работы. Очень жаль, что они сопротивляются попыткам государства наладить их жизнь – спасти сёла от вымирания, удержать молодёжь на месте и дать им рабочие места, кстати, школе, детскому саду, больнице, профилакторию и прочим учреждениям тоже нужны будут работники.