Роковой гимназический выпуск 1917 года: когда судьба распорядилась иначе
9:2313 Апреля 2017

12 апреля в музее «Симбирская классическая гимназия» открылась уникальная выставка «Заглянем в выпускной альбом…». Она стала частью программы «Симбирский разлом. Люди и судьбы», посвящённой 100-летию Великой российской революции. Главной особенностью выставки стало то, что она создана на основе одного экспоната – выпускного гимназического альбома, призванного рассказывать о судьбах гимназистов, выпуска революционного года. В мае 1917-го, каждый из выпускников строил планы, с волнением вглядывался в будущее. Как оказалось, не зря, октябрь решил за них исход всей дальнейшей жизни, а чьи-то и вовсе оборвал на старте.

Выпускной альбом

История выпускного альбома, пожалуй, столь же интересна, как судьбы гимназистов Симбирской классической гимназии рокового года. И вместе с тем, она также загадочна. Несколько лет назад альбом пришел по почте из Санкт-Петербурга. Он принадлежал выпускнику 1917 года Александру Андреевичу Логачеву. Научный сотрудник музея Светлана Борисова считает, что сохранился альбом с фотографиями, скорее всего, чудом, ведь у Александра Логачева не было потомков.

«Когда альбом попал к нам, было принято решение продемонстрировать его именно в 2017 году. Конкретно, появилась идея рассказать о тех, кто закончил учебное заведение 100 лет назад.  Однако здесь мы столкнулись с множеством трудностей. Всего выпускниками 1917 года является более 40 гимназистов, однако можно проследить судьбы лишь 5 человек. Не зря этот период часто называют трагедией целого поколения, – подчеркивает Светлана Борисова. – Истории большинства выпускников 1917 года для нас загадка. Мы пытались выяснить их судьбу, но пока нам этого не удалось. Мы специально разместили на стенде со знаками вопросов представителей разных сословий, чтобы показать, что пострадали все. Нам очень часто задают вопрос, кто учился в гимназии. Преимущественно она была разночинной, это не было привилегированное учебное заведение в плане социального происхождения, оно было таковым в плане получения образования. Это, действительно, была элита общества».

Человек – институт и человек – корабль

Несомненно, ярчайшим представителем выпуска был владелец альбома – Александр Логачев, ставший выдающимся ученым-геофизиком. Он родился в селе Белозерье Карсунского уезда, в крестьянской семье. Александр Логачев закончил гимназию в 1917 году с золотой медалью и поступил на медицинский факультет Казанского университета. Однако он проучился там недолго, понял, что медицина его мало интересует. В связи с этим он направил прошение о переводе на физико-математический факультет того же Казанского университета, но учебу не продолжил из-за отсутствия денег. Ему пришлось вернуться в Симбирскую губернию, где до начала 20-х годов он проработал сельским учителем математики. После окончания гражданской войны он вернулся в Казанский университет и в 1929 его окончил.

В это же время Логачев избирает для себя главным направлением геофизику, что было вполне аргументировано. Это время, когда Советским Союзом была поставлена задача из страны аграрной превратится в индустриальную. Нужно было развивать тяжелую промышленность, а для этого, прежде всего, необходимы были полезные ископаемые. Александра Логачева командировали в Ленинград, где он активно участвует в экспедициях и создает прибор аэромагнитометр, благодаря  которому можно было обнаружить залежи полезных ископаемых с самолета. С помощью этого был получен самый дешевый способ обнаружения залежей железной руды. За это в 1947 году Логачев получил Сталинскую премию.

В 1945 году по инициативе ученного был создан институт разведывательной геофизики, которым он руководил 4 года. В 1949 году он был вынужден  оставить эту должность из-за того, что имел неосторожность в одном из иностранных журналов опубликовать результаты своих исследований. Позже он преподавал в горном институте, был заведующим кафедры.

Впоследствии заслуги Александра Логачева были высоко оценены, институт, который он основал, получил его имя, также, как и судно, совершающее полярные экспедиции, и месторождения железной руды в Атлантическом океане. Кроме того, он долгое время являлся автором единственного в мире учебника по магнитной разведке, который переиздавался более 6 раз в том числе на иностранных языках.

Ода Ленину

Человеком совершенно иной судьбы стал Кадыр Абдулхакович Абдурахманов, родившийся в Симбирске в семье смотрителя зданий кадетского корпуса. Он очень рано включился в революционную деятельность, еще гимназистом он входил в состав нелегального кружка социал-демократического направления. Несмотря на это, успешно окончил учебное заведение и поступил на медицинский факультет Казанского университета. Здесь Кадыра Абдурахманова захлестнула революция. Он очень быстро расстается с университетом, возвращается в Симбирск и принимает самое активное участие в установлении Советской власти в Симбирске.

В конце гражданской войны он как представитель мусульманского народа участвует в двух съездах Коммунистических партий Востока, проходящих в Москве в 1918-19 годах. На этих съездах он видит Владимира Ульянова-Ленина, а в 1919 году лично встречается с ним, поскольку встал вопрос о создании Татарской автономной советско-социалистической республики. В своих воспоминаниях и рассказах о том, как устанавливалась Советская власть в Симбирске, он отмечал простоту Ленина, восхищался им. Сделанные им записи также хранятся в музее «Симбирская классическая гимназия».

В начале 20-х годов перебирается в Москву, с 1921 года находится на дипломатической работе в Турции, где выполнял, как написано, особое задание. По словам Светланы Борисовой, нет никаких доказательств, но в начале 20-ых годов Советская власть только становится на ноги, и еще очень сильна идея мировой революции. Возможно, Абдурахманова как представителя мусульманского мира отправляли в Турцию для подготовки именно этой революции. В 1923 году он возвращается в Советскую Россию, заканчивает академию внешней торговли. Однако даже это не уберегло его от репрессий в 1936-37 годах. Он был дважды арестован, но освобожден. В дальнейшем он все больше занимался внешней торговлей, издательской деятельностью – был редактором Академии наук СССР, экспертом издательства «Международная книга». После войны он переезжает в Грузию, в Тбилиси и с 1948 года выходит на пенсию.

По разные стороны баррикад

Трагедия гражданской войны, по словам научного сотрудника музея, ощущается практически личностно в судьбах Николая Петровича Бурского и Дмитрия Александровича Марфина. Бурский родился в семье потомственного дворянина в селе Должниково Карсунского уезда, а Марфин в селе Утёсовка Алатырского уезда в крестьянской семье. И тот и другой в 1917 году заканчивают с серебряной и золотой медалями гимназию, подают блестящие надежды. Бурский собирается поступать на электромеханическое отделение Политехнического института в Петрограде. Марфин видит будущее на сельскохозяйственном поприще и поступает в Воронежский сельскохозяйственный институт. Всё это было в августе 1917 года, октябрь переворачивает всё: Бурский вступает добровольцем в отряд полковника Каппеля. Воронежский институт и вовсе закрывается, Марфин возвращается и живёт в посаде Мелекесс. Там он принимает активное участие в установлении Советской власти, поднимается до должности заместителя комиссара финансов.

По одной версии, когда Мелекесс был захвачен белыми, он отступает и с частями красной армии доходит до Казани. В августе 1918 года до Казани с отрядом Каппеля доходит и Бурский. Оба они погибают под Казанью в ходе вооруженного столкновения.

По другой версии, Марфин был расстрелян в Мелекессе белыми. Так или иначе, они воевали по разные стороны баррикад, но смерть уравняла их.

Путешествие из России длинною в жизнь

Иначе сложилась судьба их одноклассника Николая Гутова. Шла первая мировая война, и гимназистам давалась возможность досрочно сдать выпускные экзамены для поступления в военное училище. Такую дорогу избрал Николай Гутов, родившийся в селе Кременки Ставропольского уезда Самарской губернии (ныне Чердаклинский район). В январе 1917 года он досрочно сдал экзамены и поступил в московское Александровское военное училище на шестимесячные курсы. Окончив их, он получает младший офицерский чин и направляется на Румынский фронт.

Он не принял революцию, хотя был выходцем из крестьянской семьи. Гутов вступил в добровольческую армию в отряд знаменитого генерала Сергея Маркова, с которым совершил первый кубанский поход. Но, как известно, в 1920 году белая армия терпит поражение и с остатками белой армии Николай Гутов покидает Россию навсегда. Как сложилась большая его часть жизни неизвестно, но последние годы он провел во французском городе Ментоне вблизи Ниццы в доме престарелых. Здесь же на кладбище при церкви он был похоронен.

О гимназии того времени

«На аттестатах события начала века не отразились совершенно. Вне зависимости от того, какая была политическая ситуация за окном, на качестве знаний и успехах гимназистов это не отразилось. Система образования работает по заведенному порядку, и сломать её сложно, – отмечает Светлана Борисова. – Педагоги в основной своей массе Октябрьскую революцию не приняли, но политику в класс они практически не несли. Наглядным примером является Александр Степанов, один из лучших словесников за всю историю этой школы. В эти годы на факультативах он занимался с гимназистами историей искусства, античностью, посещаемость которых достигала 100 процентов».


Елена Нестерова