Ульяновск, 6°C
57.64 Р
67.98 Р
Елена Белькевич-Самчук: «Думаю, Ульяновск станет одним из знаковых моих мест в моей жизни»
10:1921 Февраля 2017

Одной из ярких звёзд в плеяде академических исполнительниц России и, несомненно, украшением мировых сцен является Елена Белькевич-Самчук – женщина с чарующим голосом – и столь же удивительной красотой. Уже в марте Лауреат и Дипломант множества международных конкурсов выступит в Евангелическо-лютеранской церкви Святой Марии в рамках фестиваля «Мир, Эпоха, Имена…». Только на два вечера, 8 и 9 марта, певица объединится в творческий союз с итальянским органистом Вальтером Д’Арканджело, чтобы перенести ценителей классической музыки в другую эпоху с помощью шедевров для органа, а также старинных вокальных сочинений для голоса и органа, написанных величайшими композиторами 16-19 веков. 

ИА «Медиа73» решило познакомить ульяновскую публику с Еленой Белькевич-Самчук поближе. В ходе беседы певица рассказала об основных этапах становления, наиболее ярких выступлениях и секретах поддержания вокальных данных. Кроме того, речь шла о знаковых местах в жизни Дивы, об Ульяновске и предстоящем выступлении на фестивале.

– Зачастую в музыкальной сфере имеет место семейная преемственность. Повлияли ли ваши близкие на выбор жизненного пути?

– Изначально у каждого ребёнка есть определенные способности, таланты, которые могут заявить о себе в детстве. Это может проявиться в чем угодно: математике, медицине, живописи, скульптуре, или как в моем случае – балете, пении музыке. Безусловно, на дальнейшее развитие изначально заложенных природой задатков, способностей ребенка влияют родители, близкие родственники, атмосфера, в которой растет и развивается его личность. Конечно, пение, музыка и балетное искусство сопровождали меня с самого раннего возраста. Посещение Государственного Академического Театра оперы и балета создавало  благоприятную среду для творческого  и культурного развития. 

Музыка, пение также звучали у нас дома. С ранней юности, пела моя бабушка, которая  пронесла и сохранила любовь к музыке и пению на всю жизнь. Она знала много произведений классических опер, оперетт, песен отличной советской эстрады. В то время, в годы моего детства, из радиоточек и с экранов телевизоров, очень часто звучала классическая музыка, поэтому публика всех возрастов была «пропитана» и охвачена ей в гораздо больше мере, чем сейчас, к сожалению. Кроме того, у моего папы был абсолютный слух, в прошлом он кадровый офицер Советской Армии. В юности самостоятельно освоил гармонь, баян, аккордеон. Однажды из Германии, из командировки, он привез аккордеон, который на меня произвел неизгладимое впечатление. Я на всю жизнь запомнила этот яркий, бирюзово-перламутровый музыкальный инструмент, и папин великолепный домашний концерт на этом инструменте.

В дальнейшем мне торжественно было куплено настоящее фортепиано, которое приводило меня в полный восторг. Оно магически притягивало к себе, завораживало черно-белыми клавишами, и была неописуемая  радость и счастье, что есть возможность играть на настоящем пианино! Подбирать по слуху любимые детские песни, и  при  этом себе аккомпанировать.

– Как и где проходило ваше детство?

– Я родилась в Сибири. Именно сюда на определенное время из Москвы был призван на военную службу мой папа, где он встретил юную девушку – мою маму. Здесь же проходило моё детство. В возрасте 6,5 лет я выдержала серьезный музыкальный экзамен в музыкальную школу по классу фортепиано. С отличием закончила школу, имея за плечами опыт детских выступлений на конкурсах городского и областного масштаба. «Тайная Любовь» к балетному искусству все время шла рядом со мной, и никак меня не отпускала, не давала мне покоя. По моей настоятельной просьбе бабушка привела меня на конкурс в балетную школу, хотя мне было почти 11 лет, и, как говорят профессионалы, я была уже «переростком» для балетного искусства. Несмотря на это, к своему удивлению, я успешно выдержала конкурс, и решением авторитетной комиссии была зачислена в балетный класс. Тогда очень остро встал вопрос о моей дальнейшей специальности. Пришлось выбирать между музыкой и балетом. Осмыслив все и взвесив, я сделала выбор за музыкой!

Дальше я шла к своей цели и призванию, повышая профессиональный уровень, выдержав конкурс на фортепианное отделение  музыкального училище им. П.И. Чайковского.

Заканчивая 4 курс фортепианного отделения, я решила пройти прослушивание-конкурс и поступила на вокальное отделения того же училища. Здесь мне встретилась прекрасная женщина, мой первый педагог по вокалу, моя первая «вокальная мама» Народная артистка РСФСР Надежда Казаковна Петрова, которая воспитала большую плеяду оперных певиц. В свою молодость она была известной певицей, закончила Ленинградскую консерваторию, была удостоена звания и ордена. На одном из приемов в Москве, в Кремле, Иосиф Сталин поблагодарил её за вклад в оперное искусство и назвал её «Наш восточный соловей».

– Я думаю, что вы не жалели о том, что не выбрали когда-то балетную школу?

– Сейчас осознанно могу сказать, что не сожалею. Видно, судьба меня вела по жизни к занятию академическим вокалом, и в дальнейшем я выдержала экзамен в Российскую академию музыку Гнесиных на вокальный факультет, где встретилась, великолепными педагогами, Заслуженными и Народными артистами РСФСР и СССР, такими как Вивея Громова, Валентина Левко, Зара Долуханова, Надежда Юреньева,  Юрий Сперанский и другими.

– Известно, что музыкой и пением вы стали заниматься в юном возрасте. Помните ли свое первое выступление на профессиональной сцене и публику. Как она вас встречала?

– Мое первое профессиональное выступление было на сцене Иркутской филармонии с  сольной программой  «Старинный русский романс». В то время я  еще училась  в академии. Перед концертом директор филармонии меня предупредил, что в зале может быть совсем мало зрителей, так как меня никто не знает.  В творческом порыве я сказала, что для меня это неважно, я буду петь даже для одного слушателя! К моему удивлению, несмотря на морозный январский, зал был полон – все билеты раскуплены. Это была большая удача, что дало вдохновение, и положительный знак для дальнейшего творчества.

– Может быть, ещё есть выступления, о которых вы храните особую память?

– Большое впечатление на меня произвели первые сольные выступления с органом, с Камерным оркестром, фортепианными трио, квинтетом. Было совершено потрясающее и запоминающее первое выступление и совместная работа с  музыкантами симфонического оркестра над проектом, состоящем из 3-х больших сольных программ сцен и арий из опер  «Шедевры западноевропейского оперного  искусства» в сопровождении  Губернаторского  симфонического оркестра Иркутской филармонии под управлением Заслуженного деятеля искусств РФ  Олега Зверева.

– Как лауреату и дипломанту многих международных конкурсов, хотелось бы задать вопрос о публике. Насколько отличается восприятие российского зрителя от зарубежного? С кем контакт более силен?

– Публика, в принципе, везде одинаковая. Если ты выходишь на сцену и отдаешь публике часть себя, своей души, энергии, эмоций, то независимо от национальности и менталитета народа она обязательно отзовется. Контакт с публикой — первое, что должен установить исполнитель, и, как говорила Галина Вишневская: «Выйди на сцену и дай зрителю своё искусство». Конечно, выражение эмоций, радости от концерта разнится в силу национальных традиций. Например, если в Америке принято восторг и восхищение демонстрировать топаньем ног, свистеть; то, пожалуй, в Японии такого бурного выражения эмоций мы вряд ли встретим. Что касается европейского зрителя, то на мой   взгляд, он ближе к российскому слушателю, достаточно активен, эмоционален в проявлении своих чувств.

– Оперы на каком языке нравятся именно вам?

– Вы знаете, до недавнего времени было много дискуссий по вопросу, исполнять ли оперу, фрагменты оперных сцен и арий на языке оригинала, так, как написал и задумал композитор. На сегодняшний день споры поэтому вопросу уже не актуальны, но раньше они были довольно активны. Мое понимание и мнение моих коллег: если речь идет о профессиональном исполнении на сцене театра или в концертном исполнении – опера на сегодняшний день должна звучать на языке оригинала. Тем более современные технологии здесь приходят на помощь к зрителю. В большинстве  в уважающих публику театрах идут субтитры, перевод  на мониторе, что радует,  и привлекает неискушенную, новую оперную аудиторию, новых   слушателей.

– Я слышала, что оперные певцы придерживаются определенного распорядка дня для поддержания голоса, формы, это правда?

– Довольно часто встречается этот вопрос. Во-первых, нужно отделить певцов-академистов от людей, которые называют себя певцами и зачастую относятся к поп-культуре. Вспомните нашу можно сказать уже классическую советскую эстраду, знаменитых певцов с великолепным поставленным голосом, академическим вокалом, потому они и пели песни в большом диапазоне. Сегодня зачастую за поп-исполнителей на сцене основную работу выполняют микрофоны, колонки и усилители. Можно быть осиплым, хриплым, прошипеть, прошептать в микрофон… Да и аудитория на таких концертах соответствующая, к сожалению, зачастую не знакома с тем, что по-настоящему называется «Концерт живой музыки».

Для певцов, занимающихся академическим вокалом, поддержание певческой формы – это огромный труд. Наш главный и очень хрупкий инструмент голосовые связки (складки) находятся в гортани внутри нашего тела – нашего, образно выражаясь, «футляра». И, конечно, когда певец не выспался или сильно нервничал, эмоционально переутомился – это может сказаться на голосовом аппарате, на качестве звука. Также нельзя, особенно высоким голосам, злоупотреблять курением, алкогольными напитками – это приводит к деградации голоса, да и личности в целом.  Необходимо поддерживать вокальную форму ежедневными занятиями, хотя это не всегда просто. Главное тренаж, как говорил знаменитый пианист и композитор Сергей Рахманинов: «День не позанимался – слышу я, два не позанимался – слышат друзья, три не позанимался – слышат все остальные».

– А есть ли секреты психологического настроя перед выступлением?

– Есть разные формы выступления, например, когда певец, подчеркиваю, не в оперном спектакле (где все подготовлено яркого для зрительного восприятия: красивые декорации, разнообразное освещение, смена костюмов,  сцен и декораций…), выходит  к публике к зрителю, а с серьезной сольной программой оперных арий на сцену филармонии – далеко не так просто как кажется.  Здесь нужно удержать публику своим голосом, своей личностью на сцене, своим присутствием на сцене.  Да! Обязательно за кулисами перед началом концерта есть волнение, это нормально и естественно, но каждый исполнитель, на какой сцене он бы не пел, должен своей волей создать необходимый настрой! Иметь желание поделится своим творчеством, музыкой, пением с публикой. И когда выходишь на сцену, все забывается, и ты окунаешься в концертную атмосферу.  Во время концерта создается духовное единение, общая сильная энергетика между публикой, певцом и оркестром, органом, которая обволакивает и объединяет всех нас в единое целое, в едином эмоциональном порыве.

– Где вы творите и живете большую часть своего времени? Есть ли знаковые места, придающие силу, вдохновение?

– Безусловно, одним из знаковых мест для меня является Байкал. Это такая огромная водная стихия, мощная, необузданная. Вообще водная стихия – это моё! Люблю море и, конечно же, солнце. Потрясением и открытием стала для меня встреча с красавицей-Волгой при первом визите в город Ульяновск. Это огромная энергетическая сила, мощь, простор, воздух. Я думаю, что это тоже будет одним из моих знаковых и любимых мест.

 – Расскажите о своих творческих планах.

– Конечно же, намечены концертные выступления в России, и за рубежом.

– Есть ли у вас хобби, может быть, увлечение?

– Хобби и увлечение у меня одно – это музыка. Как говорил мой первый педагог по вокалу, нужно быть фанатом своего дела. Наверное, кто-то вяжет, плетет макроме или вышивает крестиком, но это не моя история.– Хобби и увлечение у меня одно – это музыка. Как говорил мой первый педагог по вокалу, нужно быть фанатом своего дела. Наверное, кто-то вяжет, плетет макроме или вышивает крестиком, но это не моя история.

Вы будете петь на концерте фестиваля «Мир, Эпоха, Имена…» в сопровождении органа. Какие чувства вызывает выступление в сопровождении этого инструмента? Может быть, есть какие-то особенности, каких нет при исполнении под аккомпанемент других музыкальных инструментов?

– Орган – это король инструментов и всегда вызывает благоговение и трепет. Я считаю его сильным, мощным, большим братом. Ведь у вокалистов во время фонации задействован воздух, голосовые связки, резонаторы. По сути при извлечении звука мы очень похожи с органом.

– Выступали ли вы раньше с итальянским органистом Вальтером Д‘Арканджело, или этот дуэт родится впервые в Ульяновске в рамках фестиваля?

– Я надеюсь, что наш дуэт, который образуется в Ульяновске впервые с маэстро Вальтером Д‘Арканджело, произведет впечатление, и откроет новую музыкальную страницу для ульяновской публики. Мы будем очень стараться и приложим все усилия.

– Расскажите о программе концерта, что будете исполнять, чем эта музыка  интересна слушателям и исполнителям?

– Репертуар, который мы исполняем, подобран специально для органа.  Если говорить о вокальных сочинениях, то это знаменитые «Аве, Мария», «Аллелуйа» В.Моцарта, редко звучащая  ария «Фаты Морганы» Ф. Генделя, а также и другие, полюбившиеся публики вокальные и органные сочинения.

Я думаю и чувствую так, что голос певца, звучание органа – это своеобразный проводник музыки, которую написал композитор, он соединяет незримой нитью эпоху прошлого и настоящего, что это своеобразная машина времени.  Посредством музыки, голоса, слушатель проникает в эпоху, душу композитора, происходит слияние между прошлым и настоящим. И чтобы попытаться понять и уловить эту грань, нужно просто прийти на концерт и отдать себя во власть могущественного исцеления музыкой.

– Известно, что вы приедете в Ульяновск 1 марта, а ваш концерт состоится 8 и 9 числа. Это время, отведенное под адаптацию, как вы планируете его провести?

– Такие фестивали являются большим подспорьем для взаимного творческого развития и культурного общения между музыкантами и публикой. Всегда необходимо учиться. И, как сказал великий итальянский тенор Беньямино Джильи: «Искусство и тем прекрасно, что на каждом его этапе чувствуешь себя учеником».

Вообще, это грандиозно, что в Ульяновске ежегодно проводится такой фестиваль, и находятся силы, средства и вдохновение на его проведение. Я думаю, музыканты-исполнители, публика очень благодарны всем причастным к организации фестиваля. В наше время это крайне необходимо для воспитания будущего поколения, которое придет в филармонию, и другие концертные залы, испытывая потребность в живой музыке – настоящем Высоком Искусстве.

 

 

 

Елена Нестерова