Ульяновские парламентарии просят Дмитрия Медведева пересмотреть правила дорожного движения
16:4027 Октября 2016

«Дело Кастолиных» стало поводом для обращения Законодательного собрания Ульяновской области к Председателю Правительства России Дмитрию Медведеву. В нем парламентарии просят внести изменения в Правила дорожного движения, в том пункте, который устанавливает правила перевозки детей в автомобиле, и дифференцировать требования с учётом особенностей психофизиологического состояния детей-инвалидов.

Поводом для написания письма стала нашумевшая история ульяновской семьи Кастолиных. Инспектор ГИБДД оштрафовал Александра Кастолина, который вез в больницу своего сына, больного тяжелой формой ДЦП, в автомобиле без специального оборудования. По мнению депутатов, этот случай обозначил комплекс серьезных вопросов. Десятки тысяч семей по всей стране находятся в подобном положении, и вопрос перевозки детей-инвалидов должен быть урегулирован на федеральном уровне.

К решению проблемы намерены подключиться депутаты Государственной думы и члены Совета Федерации от Ульяновской области.

Приводим полный текст обращения.


«Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В конце сентября 2016 года житель города Ульяновска Ульяновской области Александр Кастолин был подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 3000 рублей за нарушение требований к перевозке детей, установленных пунктом 22.9 Правил дорожного движения Российской Федерации (часть 3 статьи 12.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Дело о данном административном правонарушении приобрело широкий общественный резонанс в связи с тем, что Александр Кастолин перевозил на переднем сиденье принадлежащего ему транспортного средства без использования детского удерживающего устройства и ремней безопасности не здорового ребёнка, а ребёнка-инвалида, приходящегося ему сыном и страдающего тяжёлой формой детского церебрального паралича, который в силу особенностей своего психофизиологического состояния, отягчаемого регулярными приступами эпилепсии, просто не мог быть помещён в детское удерживающее устройство и пристёгнут ремнём безопасности. При этом перевозка ребёнка-инвалида осуществлялась в целях доставления его к месту лечения и обратно.

По нашему мнению, назначение Александру Кастолину данного административного наказания наглядно продемонстрировало несовершенство пункта 22.9 Правил дорожного движения Российской Федерации, в установленных которым требованиях к перевозке детей никаких изъятий из общего правила в отношении перевозки детей-инвалидов, в том числе страдающих тяжёлыми формами детского церебрального паралича и подобными заболеваниями, не предусмотрено.

Между тем согласно только официальным данным в Российской Федерации насчитывается свыше полумиллиона детей-инвалидов, а неофициальные данные свидетельствуют о том, что численность детей-инвалидов в действительности в несколько раз превышает указанное число. Таким образом, значительное число наших сограждан, являющихся родителями или иными законными представителями детей-инвалидов, могут без вины оказаться в том же положении, что и Александр Кастолин. Полагаем, что такая ситуация в демократическом правовом социальном государстве, которым является Российской Федерации, недопустима.

На основании изложенного просим Вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, рассмотреть вопрос о возможности внесения в пункт 22.9 Правил дорожного движения Российской Федерации изменений, направленных на дифференциацию установленных им требований к перевозке детей с учётом особенностей психофизиологического состояния детей-инвалидов, в том числе страдающих тяжёлыми формами детского церебрального паралича и подобными заболеваниями».