Ульяновск, -8°C
0 Р
0 Р
Тамара Девяткина: «Последнее слово всегда коллегиально»
13:0228 Октября 2016

Десять лет назад в Ульяновской области появилась Общественная палата – одной из первых в стране и уже второй в области. Раньше всех в регионе развитием гражданского общества озаботились в Димитровграде. Последние три года областную Общественную палату возглавляет Тамара Девяткина – экс-член правительства, ректор Ульяновского государственного педагогического университета. После работы с палатой в разных ипостасях она уверена: задача у её участников одна.

 Культура взаимодействия

– Тамара Владимировна, вы возглавляете палату уже почти три года. Какую цель ставили тогда, и что изменилось с тех пор?

– Произошли изменения в регламенте работы. Губернатор области Сергей Морозов как бывший мэр города Димитровграда, был готов к появлению таких институтов. Поэтому работая в правительстве, я уже понимала, в каком направлении двигаться. Общественная палата была партнером в организации общественных советов при исполнительных органах власти, при рождении отраслевых палат. Такая же задача ставилась перед муниципальными образованиями, потому что на одном региональном центре развитие гражданского общества держаться не может.

В 2014 году у членов палаты появилось право «нулевого чтения», за последние три года развился центр поддержки некоммерческих организаций, который появился еще в 2011 году. Я тогда, еще работая в правительстве, думала, что это надо было закрепить за министерством внутренней политики. Но потом поняла правильность решения, и сейчас этим направлением можно похвастаться.

Палата начала выезжать в районы – мы начали проводить выездные заседания в муниципальных образованиях. Так можно и принять граждан, и обсудить проблемы местных общественных организаций, встретиться с ними. У нас небольшое помещение, и так получается, что мы все время куда-то выходим. И даже в праздничные даты переходим в деловое рабочее русло: 28 октября обсуждаем программу развития здравоохранения на заседании общественного совета и совета по развитию гражданского общества.

– Общественная палата представляется органом, более всего отвечающим на запросы людей. Какие темы больше всего их волнуют?

– Это качественное предоставление услуг в учреждениях здравоохранения, образования, соцзащиты, а также ЖКХ и дорог. Эти пять тем – постоянный предмет обсуждения. В своё время палата предоставила свою площадку для дискуссий по сохранению озеленения, вырубке. Поднимали вопрос о сносе беседки Гончарова, строительстве в парке около храма отеля, оптимизации школ.

Есть и работа, которую не видно. Все нормативные акты сначала проходят экспертизу у нас в палате. Надо посмотреть, защищают ли они права населения. В 2015 году было рассмотрено 519 проектов, с начала этого года – 347. Так появляется понимание между гражданским обществом и органами исполнительной власти, на рабочих обсуждениях наши вопросы снимаются. Это культура взаимодействия.

– Это и есть «нулевое чтение»? Как происходит работа?

– Да. Есть отраслевые комиссии, которые особенно подробно разберут документ, пригласят министров, юристов, членов общественных советов, и так дружно всё решаем.

 

Конфликта интересов нет

– В составе палаты самые разные люди, из разных сфер деятельности. Как удается работать со всеми, отстаивать разные интересы?

– Члены Общественной палаты – это члены общественных организаций, там нет чиновников, госслужащих, людей, которые по должности должны исполнять то, что мы рассматриваем в комитетах. Люди пришли как посланцы той или иной общественной организации, и задача у них одна – отследить исполнение законодательства, указов, чтобы не нарушались конституционные права. Здесь последнее слово всегда коллегиально. Даже если человек не знаком с отраслью, он как общественник знает проблему, он получатель той или иной услуги, он сталкивается с этим у себя дома, на работе, где-то ещё. Ямы никому не нравятся, плохие дороги никому не нравятся.

Ещё мы ввели дни открытых дверей в министерствах. Это день, когда представители общественных организаций приходят в ведомства со своими вопросами, недовольством, и предложениями. Причем не обязательно по тому же профилю: в министерство здравоохранения могут прийти НКО от соцзащиты или от образования. Потому что и там и там работают с детьми, например, инвалидами, которые этим пользуются.

– Какие результаты дала эта работа?

– Яркий пример – организация «Солнце для всех», которая объединила родителей детей с диагнозом ДЦП. Им требуется особое внимание и уход. Мамы сначала ходили в органы исполнительной власти, просили что-то изменить. Вопросы решались, но они поняли, что могут помогать и сопровождать друг друга. Так появился семейный центр «Солнце» для помощи детям-инвалидам. Уже находятся партнеры из бизнеса, которые помогают этим семьям.

 

От общества ждут предложений и контроля

– Сейчас готовится новый закон об Общественной палате Ульяновской области. Расскажите о нём.

– В июле был принят российский закон о региональных общественных палатах, и нам необходимо привести свой в соответствие с федеральным. Мы не стали что-то дописывать в уже готовый, а сделали заново. 15 ноября внесем проект в Законодательное собрание, чтобы в конце месяца его приняли. Новый состав Общественной палаты будет работать уже по нему. И любой желающий может представить свои предложения, шесть обращений мы уже получили. Время ещё есть, до 2 ноября.

Приятно, что в федеральный закон вошло многое, что делалось в Ульяновской области. Мы включили в свой проект то, что стало нашей идентичностью в развитии гражданского общества: члены правительства отчитываются на наших заседаниях, есть практика отчетов глав районов на муниципальном уровне, ввели «нулевое чтение».

С помощью муниципальных общественных палат легко мониторить какие-то проблемы. Например, мы отслеживаем ситуацию с лекарственным обеспечением. Достаточно собрать селекторное совещание, обратиться к палатам, и через три дня получаем полную информацию. Понятно, что министерство здравоохранения отслеживает вопрос, но всегда есть другое видение.

– Получается, палаты выполняют роль контролирующих органов для органов власти?

– Да, они контролируют, но в партнерских отношениях.

 

 


Мария Сайгина