Ульяновск, 0°C
0 Р
0 Р
«Особые люди» среди нас. Кто такие ментальные люди, и почему мы их редко видим
12:5501 Ноября 2016

Женщина-ученый Тэмпл Грандин, модель Маделин Стюарт, артисты московского «Театра простодушных» – люди с разными судьбами. Но каждый из них так или иначе столкнулся с отвержением окружающих, причину которого не преодолеть: «аутизм», «синдром Дауна» и другие диагнозы. Если это и называют болезнью, то ментальной – связанной с умом, а не телом. Не все из таких людей смогут достичь больших успехов, но каждый имеет право стать частью многообразного мира. Помочь им можно, грамотно сопровождая в течение всей жизни и помогая чувствовать себя нужными в обществе.

Дорога из тупика

Тридцать тысяч жителей Ульяновской области – это люди с ментальными особенностями. Во всем мире есть разные формы работы с такими людьми: психоневрологические интернаты, реабилитационные центры, трудовые мастерские, творческие коллективы. В Ульяновске они пока единичны, одна из инициатив – клубы для людей с ментальными особенностями. В Ульяновске существует три клуба – это клуб «Высота» в Засвияжье, клуб «Пион» в Ленинском районе и клуб «Солнечный» в Новом городе. В них ходят около пятидесяти человек. 

«Ребята занимаются с педагогами, находят друзей, учатся делать простые бытовые вещи. Уже второй год успешно работает клуб «Высота» в ДЮЦ «ПЛАНЕТА» в Засвияжском районе. И хочется сказать огромное спасибо директору Александру Владимировичу Горбунову, что помог организовать работу и подобрал команду преподавателей, которые помогают людям с особенностями развития реализовать право на реабилитацию и социальную жизнь», - рассказывает руководитель АНО «Социальное благополучие» Милена Краснова.

Даша, которая здоровается за руку и играет на барабанах так громко и долго, что этот звук перестаешь замечать. Юля с мамой, которые в отсутствие занятий наматывали бы круги вокруг собственного дома… АНО «Социальное благополучие» при поддержке областного правительства реализует проект «Флористика в работе с ментальными людьми» в клубе «Высота». Здесь ребята мастерят цветы из пластилина и семечек, превращают тыкву в веселого человечка, сажают цветы, собирают из природных материалов композиции. Каждая работа – это кропотливый труд педагога и ученика. Что-то делается «рука в руку», где-то ученики творят самостоятельно, повторяя процесс создания работы за педагогом. Процесс очень увлекает не только учеников, но часто и родителей, которые также могут присутствовать на занятиях. Итоговые работы ребят можно будет увидеть на выставке, которая откроется 20 ноября в библиотеке для детей и юношества имени С. Т. Аксакова.

ё.jpg

Преподаватель Римма Григорьевна Уточкина стала работать с ментальными людьми три года назад, и признается, что поначалу было сложно, даже с педагогическим и психологическим образованием за плечами. Сейчас наша основная задача, считает она, помочь ребятам найти свое место в жизни и получить навыки, которые позволят им трудиться, общаться и радоваться жизни наравне со всеми. Хорошо, что есть такие клубы и неравнодушные люди, которые работают в них. В последнее время в обществе потихоньку меняется отношение к ментальным инвалидам. Такие клубы должны быть в каждом районе города, тогда ребята не будут чувствовать себя одинокими.

Остальные из тридцати тысяч сидят дома. Вспомните, когда последний раз вы видели человека с  психическими особенностями развития на улице, в магазине, на детской площадке? Пока такой ребенок растет, он может ходить в специальный детский сад, школу или интернат. С наступлением совершеннолетия эта дорога заканчивается.

Руководитель АНО «Социальное благополучие» Милена Краснова рассказывает, с чего начиналось создание клубов:

– У меня в семье растет ребенок с ментальными особенностями. Я, как родитель, часто задавалась вопросом, что будет с дочерью, когда я не смогу обеспечить ей уход, что будет, когда меня не станет. Стали изучать опыт работы с такими людьми  в регионах,  за границей.  Написали проект, который назвали «От сердца к сердцу». В проекте описаны новые формы жизнеустройства ментальных людей (18-35 лет и старше). Министерство социального развития Ульяновской области поддержало нашу идею, предоставило свободные площади и преподавателей. И когда открылся первый клуб, пришли первые люди, мы поняли, что занимаемся социально полезным делом.

– Кто работает в этих клубах? И что важнее для работы: профессионализм или личностные качества?

–Достаточно иметь базовое педагогическое или  психологическое образование. Но и личностные качества играют одну из главных ролей. Человек изначально  должен  просто любить детей, любых. И обязательно быть творческой личностью – настолько нужно быть гибким, работая с такими людьми. Они пять минут могут выполнять одну работу, затем быстро переключаются на другую. Задача педагога удержать внимание. Нужно почувствовать каждого, услышать: многие практически не говорят. Профессионалов в таком деле единицы, и к сожалению, работа эта очень малооплачиваемая.

 На тренировке жизни

– Как строится работа в клубах?

– Клубы все разные. В одном ведут развлекательную работу, с ребятами поют, играют. В другом клубе человек не только выходит в социум, но ещё и учится, как накрыть стол, подать блюда, помыть полы: всему тому, что пригодится в жизни. И ребята у нас меняются, родители потом благодарят: спасибо, вы научили моего ребенка чистить картошку. Ребята находят друзей, учатся общаться, в том числе через скайп, по телефону, в соцсетях.

– Распространен ли такой опыт в России?

– Существуют разные формы работы, но клубная система практически не распространена. Есть и другие формы. Например, сейчас популярны тренировочные квартиры, где ментальных людей на протяжении некоторого промежутка времени готовят к самостоятельной жизни, как дома. Это социально-бытовая реабилитация. На данный момент существует огромная потребность в сопровождаемом проживании. Это такая форма работы с ментальными людьми, при которой соцпедагог сопровождает человека по жизни в зависимости от его потребностей. Есть реабилитационные центры, трудовые мастерские. Хорошо бы, чтобы это всё было у нас в городе. От чего это зависит? Однозначно, от позиции государства, общества, родителей. Это такие же люди, с такими же правами, и они должны жить в обществе при грамотном сопровождении, приносить пользу, реализовывать себя.

Любой опыт в масштабах страны – минимальный. В Самаре есть опыт принятия таких детей из психоневрологического интерната в приемные семьи. Государство помогает таким семьям. Интернат в 500 человек и семья – большая разница.

– Как родился проект «Флористика в работе с ментальными людьми»?

– Мы много искали тему, которая была бы интересна, полезна, увлекательна. В процессе занятий наблюдали за нашими учениками, выявляли их интересы, тягу к определенным видам творчества. Пришла идея про работу с растениями. Терапия флористикой – это осознанное использование цветов и природных материалов в программах реабилитации. Известно, что работа с растениями является старейшим видом активной терапии, положительно влияет на психологическое и физическое состояние человека, воспитывается вера в себя и чувство любви к себе, уменьшаются агрессия и стрессовое напряжение, возрастают возможности личности для социализации.  Так и родился проект, который, как мы надеемся, продолжит свое существование в других клубах, в мастер-классах и так далее.

 «Это нормально, когда ты не знаешь, как себя вести»

 – Меняется ли в обществе отношение к таким людям?

– Они стали выходить в общество, их замечают,  к ним постепенно привыкают, так и должно быть. У нас в центре «Планета», где находится клуб «Высота», занимаются не только «ментальники», но и здоровые ребята. В первый год занятий на «наших» смотрели издалека. Но человек один раз пройдет по коридору, второй, третий, а сейчас может  подойти и поздороваться за руку. Перестали относиться настороженно, стали проявлять интерес, понимание, уважение. Это  полезно всем.

 – Как можно помочь в преодолении барьеров при восприятии таких людей?

– Должна быть большая работа. СМИ,  в том числе, должны рассказывать о том, какие они, как они живут, чем можно помочь, какие у них потребности, что они – просто люди с особенностями. Когда моя подруга первый раз встретилась с моим ребёнком, она сказала: я не знала, как себя вести, а потом поняла, что это такой же ребенок и вести себя нужно как с обычным ребенком, не нужно жалеть, нужно просто помочь проявить себя. Нельзя осуждать общество, которое так категорично относится к таким ребятам, потому что это нормально, когда ты не знаешь, как себя вести. Поэтому и нужно объяснять.

– Что нужно знать о таких людях, встретив их впервые?

– Надо больше говорить об этом, чтобы об их существовании знали. Что касается рекомендаций, тут нет ничего особенного. Всё происходит на интуитивном уровне. Не нужно бояться, а поступать так, как чувствуешь.

– Три года назад вы начинали работать небольшой инициативной группой. За это время число единомышленников выросло?

– Да, у нас появилась Автономная некоммерческая организация «Социальное благополучие». Её цель – помощь людям с любыми заболеваниями. Но поскольку я давно работаю с ментальными людьми, я больше внимания уделяю этой теме. Мы участвуем в общегородских мероприятиях, организуем выставки, мастер-классы.

Создать выбор

– Есть ли сейчас у людей с ментальными особенностями в Ульяновской области возможность где-то работать?

– Единицы среди общего количества, конечно трудятся. Я не знаю организации, которая бы официально занималась их трудоустройством.

– Есть мнение, что среди «ментальников», в особенности аутистов, есть гениальные люди. Раскрылись ли таланты у вас?

– В клуб «Пион» ходит один мальчик.  У него уникальные способности, он рисует картины в интересной технике – штриховка. И когда мы проводили выставку наших ребят, некоторые картины даже захотели купить. У них, как и у других людей, есть способности, но их надо развивать. У нас мало таких возможностей, а дома родители в основном занимаются уходом, да и делать это должны профессионалы.

Моя дочь играет на барабанах, поет, у нее замечательный слух. Если бы у нас был какой-то музыкальный клуб, где с детьми занимались музыкальные работники… В реабилитационном центре «Подсолнух» есть театр, в Москве работает театр людей с синдромом Дауна, а у меня есть идея создать вокально-инструментальный ансамбль.

– Какая нужна поддержка для реализации этих идей?

–  Не нужно строить идеального мира, нужно предоставить возможности  для реализации их способностей, комфортной жизни. Мы выходим в мир и выбираем из того, что нам предложено, то, что нам нужно. И для этих людей надо создать разные формы работы: это и клубы по интересам, и творческие и трудовые мастерские и центры дневной занятости…, возможность ходить в театр, кино, на выставки. А они выберут, что им интересно.

Родители в основном занимают пассивную позицию, а тех, кто сам бы что-нибудь организовал, единицы. Я в свое время поняла, что одна не смогу что-то сделать, нужна помощь государства. Необходимо работать в партнерских отношениях.

 

 Мария Сайгина