Ульяновск, -8°C
0 Р
0 Р
Павел Дегтярь: «Мы потенциально готовы перейти к электронному документообороту»
9:1713 Октября 2016

Почерк врача может разобрать только другой врач. И неспроста – писать медикам приходится много. Министр здравоохранения России Вероника Скворцова поставила конкретную цель: к 2019 году полностью уйти от бумажной работы и перевести систему здравоохранения на электронный документооборот.

Ульяновская область стала одним из первых регионов, поддержавших курс на информатизацию здравоохранения. Об эффективности внедрения информационных технологий в медицину и отказу от бумагомарательства в перспективе мы поговорили с и.о. заместителя председателя правительства – министром здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области Павлом Дегтярём.


– Павел Сергеевич, поясните, для чего вообще нужно всё оцифровывать?

– Медицина развивается параллельно со всеми отраслями. Информационные технологии вошли в нашу жизнь, сегодня у всех в карманах электронные гаджеты, позволяющие в режиме онлайн владеть любой информацией.

В здравоохранении информационные технологии нужны для упрощения процедуры получения информации, чтобы накапливать эту информацию и использовать её в нужное время. Электронные истории болезни и базы данных – это замечательно, но нам важно перейти к использованию этой информации для прогнозирования здоровья людей.

 

– Каков первый серьёзный шаг на пути к информатизации системы здравоохранения?

– Серьёзной вехой стала программа модернизации, когда централизовано по всей стране создали информационную инфраструктуру. В Ульяновской области за 2012-2013 годы оборудованием и программным обеспечением оснастили 4 тысячи рабочих мест. В нашем регионе разработали одну из самых передовых программ в России.  

 

– Возможно ли полностью отказаться от «бумажек»?

– Для того, чтобы полностью реализовать потенциал информационных технологий в здравоохранении, необходимо целиком перейти на электронный документооборот.  Потенциально мы к этому готовы, и первые шаги уже сделаны. Осталось только переломить сознание самих медработников.  

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова не раз заявляла, что с 1 января 2019 года мы должны перейти электронному документообороту. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, говоря о проекте «Умный город», одной из основных составляющих также называл здравоохранение.

 

– В Ульяновской области активно работает медицинский информационно-аналитический центр. Представители других регионов не раз приезжали в Ульяновск, чтобы перенять опыт местных специалистов. В чём особенность нашего Центра? Чем он занимается?

– Медицинский информационно-аналитический центр существует в стране уже давно. Он образовался из бюро статистики. В разных регионах ресурс МИАЦ используется по-разному. У нас – это четыре проектных офиса, занимающихся развитием здравоохранения, информатизацией здравоохранения, кадровым вопросом и вопросом лекарственного обеспечения. 

МИАЦ интегрирован с фондом обязательного медицинского страхования. Поэтому, если лечебное учреждение не внесёт данные в электронную базу, оно не получит средств за оказанную медицинскую помощь.

 

– С недавнего времени бригада скорой помощи может практически моментально отправить данные ЭКГ пациента в областной сосудистый центр. Как это осуществляется?

– Мы реализуем проект по дистанционной передаче ЭКГ. Многие скептики заявляли, что идея не нова, и что подобные системы в аналоговом формате, позволяющие предавать данные посредством телефонной связи, существовали ещё в восьмидесятые.

Сегодняшняя система позволяет при помощи смартфона передать данные и получить интерпретацию. Это очень важно, особенно при принятии решения о проведении тромболитической терапии при инфаркте миокарда. Фельдшер скорой помощи отправляет данные в сосудистый центр, где и принимается решение о необходимости того или иного вида лечения. У нас достаточно хорошая динамика снижения сердечно-сосудистых заболеваний и по инфаркту миокарда, и по инсультам.

 

– Когда в регионе появилась электронная регистратура, скептики не восприняли её всерьёз. Насколько эффективно она работает сейчас? Больше ли людей стали записываться через Интернет на приём к врачу?

– Запись на приём через Интернет – это около 10 процентов функционала электронной регистратуры. Это скорее приятный бонус. Нормативные документы подразумевают запись в сети только к терапевту, педиатру, гинекологу, стоматологу, но не к узким специалистам. Мы же позволили жителям Ульяновской области записываться и к некоторым узким специалистам.

В целом электронная регистратура – это инструмент врача и помощник пациента. Её главная задача в том, чтобы, независимо от формы записи, данные о пациенте попали в электронную базу данных.

 

– И всё-таки «бумажка» - это нечто осязаемое, не подверженное сбоям и «глюкам». Насколько безопасно полностью полагаться на электронные базы данных?

– Мы дублируем базу данных. Совсем недавно Роскомнадзор проводил в регионе проверку по вопросу хранения персональных данных. Специалисты высоко оценили работу Минздрава и МИАЦ, все требования выполняются.

Ещё одна составляющая – это выдача электронных подписей для врачей. На базе МИАЦ создан центр идентификации, генерирующий ключи. Он прошёл все процедуры лицензирования. Мы готовы выдать порядка 5 тысяч электронных подписей врачам, чтобы они могли с рабочего места вести документацию в электронном виде.

 

– На федеральном уровне слушается закон о телемедицине. В чём его суть и что изменится в случае его принятия?

– Закон о телемедицине охватывает все аспекты информатизации здравоохранения. Юридически сложно обосновать консультацию в онлайн-режиме или при электронной пересылке документации. Закон помогает распределить ответственность.

Например, в Барышскую ЦРБ ночью поступает пациент с инфарктом. Данные о нём передаются в сосудистый центр, где квалифицированный врач их интерпретирует и принимает решение о проведении тромболитической терапии. Свою рекомендацию он отправляют в Барыш, где доктор проводит лечение. В результате развиваются осложнения. Начинаются судебные разбирательства. Вся ответственность ложится на доктора, который вводил тромболитик, несмотря на то, что делал он это по свету более квалифицированного врача. Действующее законодательство в принципе не позволяет использовать полученную информацию. Принятие закона о телемедицине позволит справедливо распределять ответственность и давать совершенно другую правовую оценку деятельности врачей. 

 

На сегодняшний день электронные базы данных Ульяновской области уже интегрированы с системой федерального Минздрава. Создание глобальной сети, позволяющей иметь представление о здоровье нации, и является целью информатизации здравоохранения России.

 

Алексей Хорошилов