Ульяновск, -8°C
0 Р
0 Р
Владыка Анастасий: «Церковь хоть и отделена от государства, но народ не отделён от церкви»
8:5020 Июля 2016
Год назад в Ульяновскую область прибыл митрополит Анастасий, который возглавил Симбирскую и Новоспасскую митрополию. Прежнего владыку Феофана перевели в Татарстанскую митрополию, где он сменил владыку Анастасия. Возрождение духовной жизни в Ульяновской области – освящение нового кафедрального Спасо-Вознесенского собора, визит Святейшего Патриарха Кирилла – продолжилось строительством храмов, открытием воскресных школ. А в историческим центре Симбирска-Ульяновска начали возрождать Спасскую обитель. С чем обращаются прихожане, откуда прибыла главная святыня для нового монастыря и что делают учащиеся воскресной школы в кабинете владыки Прокла, в преддверии годовщины рассказал митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий.

«А люди всё те же»

– Владыка Анастасий, какое отношение и ощущение сформировалось за этот год к городу, к людям? Было ли у вас какое-то конкретное намерение, и что удалось осуществить?
– Ульяновская область для меня – не какое-то неопредёленное пространство, я здесь бывал еще при владыке Прокле, первый приезд был 25 лет назад. Это были годы подъёма, возрождения церковной жизни, и мы следили друг за другом и порой завидовали белой завистью – сколько открылось храмов. В Ульяновске был лишь один кафедральный собор, Неопалимовская церковь, не как у меня в Казани. И я в то время ёрничал: «У тебя на границе с Татарстаном развалюха такая». Это церковь Троицы Живоначальной в селе Кашинка в Цильнинском районе. Но я не ожидал, что эта Кашинка, в конце концов, достанется мне. Мы сейчас там работаем, стройматериалы завозятся, нашлись благотворители, и с Божией помощью, с помощью людей этот храм будет восстановлен.
А люди всё те же. Я этот регион прекрасно знаю, многих священников, которые здесь служат, кого-то я рукополагал в священный сан. Для меня в таком возрасте пересадка на новое место была очень болезненной, но хотелось обратить внимание на то, чтобы восстановить духовную жизнь. Нужны воскресные школы, необходимо решать те задачи, о которых говорит Патриарх и наше священноначалие. Здесь священники очень хорошие. Они, кроме своей обязанности быть настоятелями, выполняли огромную нагрузку по работе с общественностью. Сейчас у нас есть отдельные штатные единицы в отделе молодежи при епархии и при каждом благочинии. Работа с молодежью – наш приоритет. Создан духовно-просветительский центр «Апостол». В нем разместились Отдел образования и катехизации, катехизаторские курсы, другие образовательные проекты, библиотека. Сейчас при епархии мы готовим к открытию молодежный центр, и хотелось бы, чтобы он сконцентрировал работу по руководству и поддержке всех православных молодёжных организаций в городе. Я благодарен священникам, которые поддерживают эти начинания, потому что сам по себе я бы не смог ничего сделать без них.
За этот год мы освятили два храма – в честь Казанской иконы Божией Матери и в честь Покрова Божией Матери. Работа ведется в благочиниях, строятся храмы в Новоспасском районе, восстанавливаются храмы в Вешкаймском благочинии. Радуешься каждый раз, когда видишь, что строятся храмы, пусть и небольшие. Восстанавливать старые очень сложно, на это не хватит моральных, физических и финансовых средств.


Уголок православия в центре Симбирска

– Какие люди приходят в храм, с какими просьбами обращаются? Приходит ли молодёжь?
– Люди приходят в храмы с болью душевной, потому что человек всегда одинок в этом мире. Приходят пожилые люди, особенно когда у них плохо дома, когда их обижают дети; когда они кажутся ненужными и чувствуют себя отрешёнными от этого мира. Им необходима молитвенная поддержка. Церковь – это посредник между Богом и человеком, и средством общения с Богом является молитва. Священник должен не формально выслушать бабушку и сказать: «Иди, как хочешь, так и живи», а поддержать. Надо верить в то, что твоя молитва дойдет до Бога. Через молитвенное единение человек получает утешение и смысл в жизни. У нас много друзей на небе, и самый близкий друг – это Христос, который принимает наши скорби и всегда присутствует в нашей жизни. На это необходимо обращать внимание священнослужителям: не грубить, но принимать людей со всеми нуждами. Приходит в храм и молодёжь, особенно во время экзаменов. Надо их поддерживать и внушить уверенность, что они всё смогут с Божией помощью.
Приходят люди, которые материально бедствуют, и в меру возможностей епархия помогает. Социальный отдел работает практически при каждом храме, собирают вещи, средства, чтобы помогать этим людям. За этот год мы перечислили, при всей нашей бедности, 500 тысяч рублей на помощь христианам, пострадавшим в Сирии по предложению Московской Патриархии. И местные проблемы в меру возможности решаем.

– В Ульяновск и районы области довольно часто прибывают чудотворные иконы, мощи святых, идет крестный ход с иконой Казанской Жадовской Божией Матери. Какие отклики приходят от верующих после таких приездов?
– Когда открылся Жадовский монастырь, и туда вернулась эта икона, то восстановилась древняя традиция, и образ обходит все приходы, всю область. Это, конечно, хорошо, поскольку крестный ход притягателен для верующих, люди собираются со своими просьбами к Божией Матери. Иногда к нам хотят приехать из других регионов со своими мощами. Тут ясно, что едут собирать деньги на тот или иной религиозный объект, но у нас своих объектов хватает. А буквально на прошлой неделе я привез икону святителя Луки, архиепископа Симферопольского с частицей его гроба из Симферополя, и эта икона стала главной святыней во вновь образованном подворье Спасского женского монастыря. Эту икону встречали и приняли как дар Божий.

– Расскажите подробнее об этом подворье. Известно, что собираются восстановить Спасский женский монастырь. Как митрополия участвует в этом деле?
– Меня удивило то, что над этой темой до этого как-то плохо работали. У нас остался один мужской монастырь в Барышской епархии, есть Михаило-Архангельский женский монастырь в нашей Симбирской. А в городе нет ни одного такого святого местечка, где люди нашли бы себя. Монастырь – это место, где особенно явны слова Господа: «где двое или трое собраны во имя Твое, там Я посреди них». Эти люди отказались от семей и всего, что связывает их с миром, и живут общей молитвой. Слава Богу, что эта община образовалась, мать Сергия – очень энергичная монахиня. Я там уже совершил несколько постригов.
Мы заключили договор между врио губернатора Сергеем Морозовым и центром содействия реализации общественно-полезных инициатив «Доброе дело» Игоря Любченкова о возрождении этого монастыря. Здание, которое было передано нам, сейчас практически заново строится. Там будет большой светлый храм, трапезная, где можно будет принимать паломников и приходить молиться. Обустраиваются кельи со всеми удобствами. Губернатор пообещал, и я надеюсь, что он исполнит это обещание, что нам передадут территорию монастыря полностью. Там Игорь Владимирович обещался строить новый Спасский собор. И я верю, что он будет работать над этим, тем более он получил благословение. Дай Бог, чтобы этот уголок православия на Симбирской земле возродился. Церковь хоть и отделена от государства, но народ не отделён от церкви.

– Как жизнь духовная и светская будут совмещаться в центре города?
- Мать Сергия предусмотрительная, у нее уже есть подворье в селе Покровское Цильнинского района. Там есть храм, выращивают овощи, разводят кур, коров. Если кому-то захочется отдохнуть от суеты, то можно поехать туда. Мы сейчас работаем над тем, чтобы перевести этот приход в подворье Спасского монастыря. Я думаю, что на замену этого прихода в благочинии появится новый – в Кашинке, о котором я уже говорил.

– А как идет процесс восстановления Богоявленского храма в Прислонихе?
– Там идёт работа, и есть намерение после праздника Казанской иконе Божией Матери положить первый брус. Самое главное – что люди не упали духом. Настоятель храма отец Владимир, когда я перевёл его в город, в Александро-Невский приход, впал в уныние. И что вы думаете? В течение двух недель они там переоборудовали домик в молитвенное помещение, и уже на Вознесение отслужили первую литургию. И, главное, что этот «храмик» освятили в честь Казанской иконы Божией матери, потому что это была единственная икона, которая там не сгорела. Чудо это или нет, но храм будет под покровом Царицы Небесной, которая покровительница не только Казани, но и всей Поволжской земли.


Православные футболисты и врачи

– Епархия подписывала ряд соглашений о сотрудничестве с вузами, органами исполнительной власти. Как взаимодействуете со светскими учреждениями и организациями?
– У нас идёт работа с министерством культуры, руководителем отдела по культуре у нас назначен отец Евгений, который организовал мужской хор. Он заинтересован в том, чтобы объединять творческие коллективы и совместно с церковью участвовать в культурной жизни города. И так практически по всем направлениям возможной совместной деятельности.

– Как епархия работает с молодёжью? Некоторые молодые люди ездят помогать в восстановлении и реставрации храмов…
– Сегодня (12 июля) мы едем в село Еделево в Майнский район, собираемся провести небольшой молебен с акафистом. Молодёжь туда уже уехала, они занимаются в меру своих сил консервацией подобных заброшенных храмов. Другие ребята занимаются изысканием могил подвижников и тех людей, которые были знаковыми для Симбирской земли. Обустраивают их могилы и делают все возможное, чтобы приблизиться к тем корням, от которых все мы были насильственно оторваны. Наша команда Симбирской епархии заняла второе место в Башкирии на спартакиаде. Мы подали заявку на грант Президента России по проекту православной футбольной лиги. Надеемся, что ее поддержат. На средства гранта губернатора мы создали образовательную программу для детей «Давай дружить, Ульяновск». В ней десять фильмов на языке жестов, для глухонемых, но эти передачи может смотреть и любой другой человек.
В школах есть образовательные программы по основам православной культуры. Сейчас около сорока процентов детей изучают ОПК в школах. Мне приходилось общаться со многими преподавателями, которые заканчивали наши курсы повышения квалификации по этому направлению, и я радуюсь тому, что в основном это православная молодёжь. А для ребят-учеников будет толчок для того, чтобы пойти в воскресную школу. Ещё мы начали работу епархиального лектория, где уже полгода обучаем древним языкам. В основном на эти курсы приходит молодёжь, но есть и люди за 40 лет. Они изучают греческий язык, поют и читают на нём.
В УлГПУ на историческом факультете выделено 26 мест по программе «Теология». Надеюсь, что в будущем выпускники этих кафедр смогут работать в церкви, а мужчины принимать сан священника. Чувствую, что при нашем уровне преподавания религиозных дисциплин, а здесь хорошие священнослужители с педагогическим и богословским образованием, достойно выполняющие свои обязанности, мы ничем не умалим свое значение, несмотря на отсутствие семинарии. Тем более практику учащиеся будут проходить при наших храмах, как и сёстры милосердия. Многие из них уже хотят поступать на медицинские факультеты, и думаю, они станут настоящими православными врачами.

– Как развивается церковное образование?
– Воскресные школы необходимы для каждого прихода, но особенно для тех, которые притягательны для верующих. Например, в Заволжье развивается молодёжное движение, идет строительство воскресной школы при Никольском храме. Там батюшка, хотя и в возрасте, сказал: «Нет, владыка, я буду строить». Когда я первый раз посетил приход, там только фундамент был заложен, а к осени уже будут перекрытия второго этажа. И примеров таких много, хотя помещений не хватает. В Свято-Воскресенско-Германовском соборе сделали маленькое помещение из кабинетика владыки Прокла, у благочинного отца Cергия Ефремова есть хорошая воскресная школа, и при Владимирском приходе, при Благовещенском храме и других. Главное, чтобы люди понимали, что Церковь – это все мы и ответственность за Нее на всех нас. Вместе мы многое сможем сделать!


Записала Мария Сайгина
Фото пресс-службы Симбирской епархии