Ульяновск, -7°C
0 Р
0 Р
Марк Сартан: «Умная школа» будет выпускать людей, способных ответственно распоряжаться собственной жизнью»
15:3425 Апреля 2016


Через несколько лет в Ульяновске начнет функционировать «Технокампус»– синергетическое пространство науки, инноваций и предпринимательства, особая экосистема, в которой знания превращаются в прикладные коммерческие разработки. В рамках «Технокампуса» будет запущен образовательный комплекс, в котором будут реализованы принципиально новые образовательные маршруты учащихся. Одной из ключевых частей образовательного комплекса станет школа, для разработки образовательной концепции  которой в качестве партнера была приглашена компания «Умная школа». Здесь, в отличие от обычной школы, дающей стандартный набор знаний, школы, нацеленной на результаты ЕГЭ, акцент будет делаться на индивидуализацию образовательных маршрутов  и самоопределение учащихся в современном меняющемся мире профессий.

Марк Сартан, который возглавляет компанию «Умная школа», согласился рассказать «Медиа73» об образовательной концепции своей команды и об этапах реализации проекта школы в ульяновском «Технокампусе», а также поделился своим мнением, какой должна быть школа будущего.  

– Как и когда появился проект «Умная школа»?

Проект появился как некоторая материализация общественного запроса на обновление школы. Не секрет, что школой все недовольны, однако  конкретных конструктивных предложений, как ее изменить, нет.  

– То есть, он возник потому, что пришла осознанность того, что нужно что-то менять в системе образования?

Да, безусловно. Тут счастливо совпало несколько обстоятельств. Во- первых, пришла осознанность, что нужно что-то менять, во-вторых, появилось понимание того, в какую сторону нужно все менять, в-третьих, расширились возможности правового поля. Принятие Закона об образовании и федеральных государственных образовательных стандартов расширило возможности развития школы в нужном направлении. Кроме того, появились люди, которые готовы вкладывать в проект деньги.  

– Чем «Умные школы» отличаются от классических образовательных учреждений? Как будет построен образовательный процесс? Какая роль будет отведена воспитанию?

Большая часть классического образования в школе обязана сохраниться хотя бы потому, что школа должна давать аттестат, а поэтому ученики должны сдавать ЕГЭ.

Но сегодняшнее понимание школьного образования не сводит его итог к набору предметных результатов и тем более к баллам ЕГЭ. Если классическая школа индустриальной эпохи рождала выпускника, у которого теоретически был определенный набор знаний, то современная школа добавляет к набору этих знаний набор метапредметных результатов, иными словами – универсальных компетенций. Человек должен выйти из школы, обладая, например, такими навыками, как умение анализировать, планировать, привлекать ресурсы, выполнять действия и сравнивать результаты.

В этом смысле «Умная школа» развивает как традиции отечественного образования, основанного на передаче знаний, так и реализует требования современного мирового образования, ориентированного на формирование компетенций.

Самое главное, что обеспечивает «Умная школа», – это воспитание людей, ответственно распоряжающихся собственной жизнью. Это означает умение рассматривать свою жизнь как собственный проект и, следовательно, требует учиться проектированию. В «Умной школе» дети вовлекаются в реальную проектную деятельность, решающую реальные проблемы, а не в ту, которую сегодня школы декларируют и которая сводится к скачиванию рефератов из интернета.

Таким образом, если коротко сформулировать суть «Умной школы», это школа, которая учит ответственно распоряжаться собственной жизнью. И это главное отличие от классического образовательного учреждения.

И еще могу сказать, что сегодня невозможно, категорически неправильно и вредно давать всем детям класса, школы, а тем более всем детям одного возраста всей страны, одинаковое образование. Образование обязано быть разным для каждого ребенка в соответствии с его потребностями, интересами, его возможностями, склонностями и особенностями личности. Образовательная модель, которую мы разрабатываем, основывается на том, что, чем старше ребёнок, тем больше у него индивидуальных возможностей образования.  

– Опишите день в «Умной школе». Во сколько начинаются занятия, их длительность, количество? Домашнее задание будут задавать больше, чем в обычной школе?

В «Умной школе» принципиальна индивидуализация. Программу дня будут создавать сами учителя и учащиеся. Это приводит к тому, что у учеников одного класса может быть разное расписание. Причем в зависимости от класса возможность выбора предметов сильно отличается.  Для младших школьников различия минимальны,  потому что всех надо научить читать, писать, дать знания об окружающем мире и так далее. В средней школе, наоборот, должен произойти взрыв многообразия, который предоставит детям максимум возможностей попробовать себя в разных областях. И тогда к старшей школе он сможет определиться со своими интересами и найти свой образовательный профиль.

Во второй половине школьного дня, после уроков, в дело вступает система дополнительного образования. В «Умной школе» это не просто «довесок» к урокам, а важная часть индивидуализации. Ведь дополнительное образование основано только на выборе ребенка! Здесь нет никаких обязательных предметов, обязательных часов, обязательных требований. Это отличный способ для ребенка «распорядиться» своим образованием, чтобы научиться впоследствии и распоряжаться собственной жизнью. И мы должны создать ему такую возможность.

В «Умной школе» мы используем систему так называемого перевернутого класса. В классической школе учитель говорит: приходи на урок, послушай, я расскажу тебе новый материал, а потом иди домой, сделай упражнение, приходи в школу – я проверю. В перевернутом классе ситуация переворачивается.  Здесь учитель говорит ребенку: иди домой, выучи новый материал, а потом вернись в класс, и мы с тобой займемся упражнениями, групповой работой, проектами и так далее.

Поэтому домашнее задание в «Умной школе» – это не то задание, которое задают в классической школе. Мы освобождаем учителя от необходимости каждый год транслировать один и тот же материал. Эту обязанность мы перекладываем на электронную образовательную среду. А учитель становится человеком, организующим деятельность ученика на уроке.  

 «Умная школа»  - это школа, в которой все компьютеризировано? Будут ли включены в программу привычные  уроки труда, музыки, изо и физкультуры? 

Современные российские школы часто набивают техникой, компьютерами, раздают планшеты. И хочется спросить: и что такого вы делаете с планшетами, чего без планшетов делать нельзя? Происходит компьютеризация ради компьютеризации. Техника появляется, а обучение не меняется. У нас как раз обратная ситуация. Дело не в технике, а дело в решении образовательных задач.

В основе образовательной программы «Умной школы» лежат 5 содержательных осей, определяющие ее специфику: образно-художественное моделирование мира, психологизация образовательного процесса, интенсивное изучение иностранных языков, продуктивная трудовая деятельность, школьный спорт.

То есть работа руками, телесные практики, спорт и музыка остаются и необходимы. Невозможно воспитать человека, который сможет жить только в виртуальной цифровой среде.  

– Какая система оценки знаний в «Умной школе»?

В классической школе текущая оценка произвольна, ребенок часто не знает, за что он получил ту или иную оценку. Например, на результат может повлиять то, что он плохо себя вел или некорректно оформил работу. Эта произвольность оценки рождает неумение проектировать и планировать собственную деятельность. Эту проблему необходимо решить. Поэтому система оценок в «Умной школе» прозрачна как для ученика, так и для учителя.

Вторая проблема оценивания – это полная оторванность ЕГЭ от текущих школьных оценок. То есть из школы выходят с результатами ЕГЭ и, вообще говоря, все равно, что ты там получал все эти годы, любая двойка, тройка не имеет никакого значения.

Здесь на помощь может прийти электронная среда. Она даст возможности сохранения текущего оценивания в портфолио. Это не только поможет учителю разобраться, усвоил ли ребенок материал, но и позволит собирать и анализировать все оценки. Кроме того, накапливаемые в портфолио данные могут превратиться в связь с ВУЗом или с работодателем.  

– Что вас вдохновило на создание «Умной школы»? Есть конкретные примеры, на которые вы ориентируетесь?

Вдохновила неудовлетворенность существующей системой и понимание того, что необходимо сделать что-то новое и продвинутое. В процессе разработки концепции «Умной школы» был изучен опыт более 50 образовательных учреждений в 8 странах мира. Мы внимательно изучили, в том числе, и опыт финских коллег. При этом мы понимаем, что в России можем сделать большее, если сделаем систему образования, в которой каждый может найти себя сам, то есть предоставить ему условия, чтобы он себя нашел. Такие задачи вдохновляют.  

– Учеником «Умной школы» может стать каждый ребёнок? Есть ли какие-то критерии отбора для потенциальных учеников «Умной школы»? Кого вы хотели бы учить?

Сама концепция «Умной школы» предполагает то, что учить надо всех. Однако конкретная школа в «Технокампусе» создает определенную тематическую рамку технологического предпринимательства на выходе. И понятно, что части детей это интересно, а части – нет.

Ведь когда мы говорим, что каждый ребенок должен найти себя, мы формулируем концепцию системы образования, но необязательно одной конкретной школы. Например, школа в «Технокампусе» для тех, кто увлекается предпринимательством, а школа с музыкально-художественным уклоном для тех, кто занимается рисованием или музыкой. В сумме они вместе с остальными дают весь спектр возможностей.  

– А учить таких детей должны преподаватели, прошедшие переподготовку? Какой он – учитель «Умной школы»?

– Как такового отбора учителей для проекта не будет. В рамках проекта школы в «Технокампусе» предусмотрено проведение образовательных семинаров для преподавателей региона. Работа предстоит большая и сложная. По итогу с нами останутся те, кому окажется близкой идеология школы в «Технокампусе» и образовательная модель, разработанная  в партнерстве с «Умной школой». Мы изучали международные практики, и есть очень сильный пример, когда целыми странами учителя переориентируются. Например, в Финляндии. Там от предметного классического образования пришли к современной системе с равенством доступа, с широтой образовательных возможностей и метапредметных навыков.  

– А есть предположения, где будут переучиваться учителя? Им придется куда-то ехать?

Понятно, что обучение коллектива учителей целой школы – это удовольствие достаточно дорогое. Безусловно, это будет реализовано совместно с региональными системами повышения квалификации. Многие региональные структуры уже выразили интерес участвовать в подготовке учителей по методике «Умной школы». Сейчас мы договариваемся с Министерством образования, с Педагогическим университетом. Первые семинары для учителей Ульяновской области могут состояться уже осенью этого года.  

– Основная проблема в реализации проекта? Трудности, с которыми вы столкнулись?

Я думаю, что проблема, с которой мы столкнулись, – она общая для всех, кто пытается создать новый проект в России. Это сочетание недовольства с недоверием. То есть недовольны все или очень многие, но при этом мало у кого есть вера в то, что можно что-то изменить. Конечно, когда мы показываем или рассказываем об «Умной школе», опираемся на практики, раскрываем детали методик, демонстрируем на примерах, недоверие сменяется интересом.  

– Если шагнуть в будущее, каким вы видите выпускника «Умной школы»? Кем он захочет стать и где работать? Останется ли он жить в родном регионе или в России?

– Выпускник в идеологии «Умной школы» вообще – человек, способный строить свою жизнь. Бессмысленно сегодня угадывать профессию, которая понадобится через 15-20 лет. Поэтому надо вооружить человека инструментами, чтобы он мог при необходимости, когда бы это ни было, во-первых, понять, какая профессия нужна, во-вторых, овладеть ею.

А что касается школы в «Технокампусе», то тут возникает совершенно конкретная задача. Мы хотим, чтобы «Технокампус» стал драйвером развития региона, а потом и страны, чтобы он привлекал лучшие умы, лучших предпринимателей, инвестиции. Соответственно, нам нужно, чтобы ученик после окончания школы, давшей ему много знаний, не уезжал за пределы региона или страны, а оставался и работал здесь.

Как это сделать? В этом поможет система оценивания по ходу обучения, о которой я говорил. Она создаст преемственную связь от школы, через вуз к работодателю.

Кроме того, создатели «Технокампуса» задумали создание университета в его составе и на его территории. Уже идет диалог с ведущими университетами мира, которые здесь будут представлять свои образовательные услуги. Соответственно, зачем куда-то ехать, в чужую страну, когда здесь можно получить все то же самое?

Школа в «Технокампусе» вообще переворачивает проблему миграции. Ведь «Технокампус» будет привлекать к себе сотрудников, а сотрудники – это молодые, перспективные люди с детьми, которые едут не только туда, где хорошая работа, но и туда, где хорошая школа. Школа – это очень сильный мотиватор для выбора места жительства. Поэтому школа в «Технокампусе» не просто остановит отток выпускников из Ульяновской области, но и поможет повернуть миграционный поток вспять, делая регион более привлекательным для перспективных сотрудников.  

Известно, что проект «Умная школа» запущен также в Иркутске. Расскажите, чем он будет отличаться от ульяновской «Умной школы» и в чем их схожесть.

– Мы задумываем «Умную школу» как школу модельную. То есть то, что мы разрабатываем и внедряем в конкретный проект, может быть с небольшой долей коррекции использовано и в других аналогичных случаях. Например, иркутский проект очень сильно социально ориентирован, он во многом предназначен для реабилитации детей-сирот.

Ульяновская школа – это тоже модель, но только модель школы, которая в рамках технологического предпринимательства связана с университетом и «Технокампусом», модель школы, где образовательные задачи берутся из реальной окружающей жизни.

У них есть общее – это индивидуальный образовательный маршрут внутри и способность ответственно распоряжаться собственной жизнью на выходе. В Иркутске эти принципы больше направлены на улучшение социальной ситуации, а в Ульяновске приложены к задаче технологического предпринимательства.  

Расскажите о ключевых этапах реализации, на что они должны подразделяться.

– Школа, не реализованная в пространстве – это не школа, поэтому проектирование самого здания и строительство – это отдельная, сложная и дорогая история.  Важно, что школа должна быть частью «Технокампуса», то есть она должна быть в него вписана.

Что касается образовательной среды, то начинается все с концепции. Мы видим выпускника как человека, у которого есть ресурсное мышление, технологический кругозор и способность предпринимать. Эта модель образовательного результата была выработана в ходе совместной работы проектировочной команды с представителями региональной власти и бизнеса и легла в основу дальнейшей разработки образовательной системы.

Дальше мы должны «расшифровать» эти качества, то есть написать концепцию образовательной программы так, чтобы эти качества на выходе сформировались.

Одновременно надо правильно готовить кадры: отдельно административно-управленческий персонал, отдельно педагогический коллектив. Они должны встретиться и вместе создать методику преподавания на конкретном уроке. Мы как проектировочная команда не будем рассказывать учителю, что он должен сказать, войдя в класс. Это дело самого учителя. Мы его должны погрузить в общий контекст, поделиться принципами.

И дальше, на основе нашей концепции, учителя разработают методики преподавания и образовательные программы. Это последний этап перед запуском школы.  

Старт ульяновскому проекту уже дан прямо сейчас,  когда учащиеся смогут заполнить классы и начать учится?

– Я бы сказал, что это всё-таки вопрос, скорее, к создателям «Технокампуса», потому что  школа как часть экосистемы не может существовать без «Технокампуса». Сейчас мы ориентируемся на ввод школы в эксплуатацию осенью 2018 года.    



Елена Нестерова