Зинаида Осипова: «Основной потребитель дизайнерской одежды в Ульяновске – женщины, мужчины к дизайнерам не ходят»
14:0528 Октября 2015
В начале ноября областные Дельфийские игры в шестой раз определят лучших молодых людей в творчестве самого разного рода – от хореографии и народного пения до кулинарии и парикмахерского искусства. В этом году состязания, которые являются отборочным этапом на всероссийские Игры, приглашают к участию новых конкурсантов. Помимо уже существующих, появились номинации для джазовых ансамблей и дизайнеров одежды. Одна из участниц игр 2015 года – молодой ульяновский дизайнер Зинаида Осипова. Девушка окончила УлГУ по специальности «Дизайн одежды», сейчас преподаёт в Областной школе искусств и является одним из организаторов фестиваля моды «Симбирский стиль». Зинаида рассказала ИА Media73 о национальных истоках своей конкурсной коллекции, особенностях её создания и ульяновской школе дизайна.  

– Расскажите о своей коллекции, какая она?

– Это моя дипломная коллекция. Она семейной направленности, для разных возрастов: бабушки, дедушки, мамы, папы и их ребенка. Основная идея – мордовская тематика. Это современная одежда, но с фольклорными мотивами. Источником вдохновения для меня послужила мордовская богиня Анге Патяй. Она являлась богиней и покровительницей материнства и семьи. С ней связано много красивых легенд, и они вдохновили на создание такой коллекции.  

– Сколько времени ушло на её создание?

– Так как коллекция дипломная, и она создавалась с учетом этих особенностей, ушло гораздо больше времени, чем если бы она отшивалась для конкурса. Около полугода. Сюда входят отшив, разработка технической документации, лекала, чертежи. А время отшива – месяца два-три, потому что было много ручной работы, вязания и вышивания.  

– Мне думалось, что создание коллекции занимает больше времени.

– Если заниматься такими эксклюзивными вещами, ручной работой, то уходит много времени. Но меня спасло то, что была детская одежда, она шьется чуть быстрее. На самом деле для пяти единиц полгода – это очень много. Брендовые коллекции идут от десяти единиц, они отшиваются гораздо быстрее. Но там сидит цех раскройщиц, швей, которые все это делают. А здесь все в одном лице.  

– Какие есть особенности при дизайне и создании детской и взрослой одежды?

– В своей коллекции для одежды старшей возрастной категории, бабушки и дедушки, я применила более традиционный подход. Там идут такие вещи, которые можно надеть хоть прямо сейчас. Они не остромодные, больше приближены к народному фольклорному костюму: платье, рубаха, мужская рубаха, брюки и жилет. В одежде для молодежной группы, 25-30 лет, одежда более модная. Используются современные тенденции, различные принты. И для детей тоже идет вполне модная вещь.    

От кукольных одежд к собственной коллекции  

– Почему вы в качестве профессии выбрали именно дизайн одежды?

– Началось это все с детства. Как и многим девочкам, мне нравилось мастерить одежду для кукол. А так как детство было в лихие 90-е, особого выбора не было, мастерили из того, что было дома, брали какие-то лоскуточки. Оттуда оно и пошло. Потом меня мама отдала в художественную школу, и там мне понравилось, решила жизнь связать с этим.  

– Какие трудности возникают при дизайне одежды? Ведь перед тем, как шить, нужно смоделировать будущую вещь.

– У нас все начинается с эскиза, сначала рисуем его, оформляем мысль в теории. Следующий этап – чертеж, лекала, или выкройки. Потом выкройки выполняем в материале с помощью различных технологических приемов. Дизайнер в принципе должен учитывать все эти аспекты: художественную часть, конструкторскую и техническую. Но не все этим владеют. Я считаю, что общий принцип все равно должен понимать каждый дизайнер.

Чтобы пошить коллекцию, надо очень сильно в нее вложиться. Бюджетная коллекция и выглядит бюджетно, не всякий согласится ее надеть. А чтобы она была достойной, надо затратить довольно приличную сумму денег и на основные материалы, и на дополнительные, на фурнитуру. Все создается из мелочей. Казалось бы: просто пуговичка. Но если возьмешь дешёвую, она так себе будет выглядеть, а возьмешь какую-нибудь интересную (она может стоить чуть дороже, чуть дешевле), и коллекция заиграет другими красками.    

Одежда как идея  

– Номинация «Дизайн одежды» в Дельфийских играх появилась в этом году. Кроме этого конкурса, в Ульяновске есть подобные мероприятия для дизайнеров одежды? Насколько это развито и востребовано?

– У нас есть такие события, в частности, фестиваль «Симбирский стиль», который проходит в этом году в четвертый раз. Я являюсь одним из его организаторов, работаю с участниками, контактирую с другими дизайнерами из нашего города и из других регионов. И участники, и зрители у нас всегда бывают. Считаю, что надо продолжать развивать это движение, потому что из крупных мероприятий, проходящих регулярно, наш фестиваль сейчас в городе остался единственный.  

– Если сравнивать участников наших и иногородних, есть разница? Есть более сильные дизайнеры?

– У нас получается так, что каждый дизайнер сам по себе. Все, конечно, обучаются где-то, но очень многое зависит от самого дизайнера, сколько своих собственных сил он вложил. Можно говорить о конкретных школах – самарской, казанской. Ульяновская школа тоже есть, так пока еще можно сказать. Каждый индивидуален, и у каждого бывают свои взлеты и падения. В один год дизайнер, пусть даже из Самары или Казани, может привезти шикарную коллекцию. В другой год сложится по-другому, всё будет нормально, но ничего выдающегося. В Самаре, например, идет больше уклон в архитектуру, в Казани больше упор на народную тематику, с использованием элементов татарского костюма. Ульяновск тоже неплохо выступает. Это зависит и от конкретных дизайнеров, есть молодые совсем, неопытные, им надо набивать руку.  

– Если говорить про особенности, какие можно выделить в ульяновской школе?

– У нас, скорее, одежда не носибельная, а одежда как идея, как произведение искусства. Чтобы делать одежду на продажу, масс-маркет и прочее, нам надо учитывать некоторые другие аспекты. Тем, кому это надо, кто планирует этим заниматься, это учитывают и дополнительно добирают необходимые знания из дополнительных источников.  

– Какая основная идея «Симбирского стиля»?

– Основная концепция – это поддержание атмосферы старого Симбирска. Но при этом не такого, который застыл, заплесневел, а продолжает развиваться в своем неповторимом пути. На показе дефиле будет около тридцати участников из разных городов. Здесь дизайнеры могут между собой пообщаться, наладить личные связи, творческие.    

Ульяновские мужчины к дизайнерам не ходят  

– Есть ли у вас идеи о новых проектах?

– Идеи есть, сейчас их буду оформлять, и возможно, скоро начну двигаться дальше, что-то новое придумывать.  

– Откуда берете вдохновение?

– Это может быт какой-то фильм, песня или альбом, стихотворение, книга, абсолютно все что угодно. Иногда не замечаешь, как в голове появляется какая-то мысль, она уже есть, угнездилась там, развивается по своему, на нее каждый день откладывает новый отпечаток, и она оформляется и постепенно приобретает вид коллекции.

Это синтез из нескольких видов искусств. Музыка может оказать самое сильное влияние, помимо визуального образа – когда понравилась какая-то картинка, кадр из фильма, или фотография, человека на улице увидели. И одно накладывается на другое, обрастает какими-то своими мыслями, идеями, что можно поменять, добавить или убрать, и постепенно приобретает вид чего-то нового, чего еще не было. Такая маленькая кухня в голове каждый раз происходит.  

– Где ищете материалы?

– Для дипломной работы часть материалов я покупала в Москве лично. А часть уже здесь заказывала. Я использовала в коллекции в основном натуральные ткани – хлопок, лён, шерсть, натуральное хлопковое шитье. Но у нас в городе выбор не очень велик, поэтому удалось найти в Москве что-то интересное. А мелочи, фурнитуру, можно найти здесь. С материалами по интернету могут возникнуть проблемы, потому что там обычно рулоны, и не всегда есть добросовестные поставщики, которые вовремя всё сделают.  

– Пока ваша работа не приносит финансового результата?

– Первые два-три года обычно никогда не приносят прибыли. Сколько я не общалась с различными начинающими дизайнерами, все говорят: в первый год прибыли нет, хотя бы выйти на самоокупаемость, затраты на оборудование, материалы. Прибыль будет со временем, когда нарастаёт клиентская база, будут какие-то регулярные закупщики.  Вообще этот процесс не всегда финансово выгодный, но зато, по крайней мере, очень интересный.  

– Может ли человек, заинтересовавшийся вашей работой, приобрести эту коллекцию?

– Может быть сделана авторская копия, не тираж. Чтобы делать тираж, надо закупать большое количество материалов, а столько обычно людям не надо. В авторской копии возможны какие-то изменения, отличные от основного оригинала. Это допускается по согласованию с заказчиком.  

– Заказы есть?

– Есть. Заказчики иногда хотят что-то из коллекции, иногда сами предлагают, что они хотят, мы с ними договариваемся о конкретных вещах. Это и платья, и юбки, в основном женский ассортимент. Основной наш потребитель одежды в городе – женщины. Мужчины, по крайней мере, ко мне, ещё не идут.    



Мария Сайгина