Ульяновск, 7°C
0 Р
0 Р
Девять недель на Тянь-Шане. Рассказ ульяновского альпиниста
15:5724 Сентября 2014
В начале лета на Тянь-Шань отправился ульяновский альпинист и фотограф Михаил Сафиуллин в составе смешанной экспедиции альпинистов из разных городов России. Девять недель он провёл в горах Киргизии в районе семитысячников Хан-Тенгри и пика Победы. Там же он работал там горным гидом и спасателем. Михаил Сафиуллин – единственный в Ульяновской области горный спасатель.  
– Почему снова решил туда отправиться?
В прошлом году ходил на Хан-Тенгри и сделал две попытки взобраться на Победу, но не смог сходить из-за плохой погоды. В прошлом году на неё вообще никто не поднялся. В этом году решил снова сходить, но снова помешала погода. Пробовало примерно 25 человек, сходили только трое. Они были сильными ребятами и им повезло. А остальные пробовали, и то снега по горло, то ещё что-нибудь. В прошлом году была цель показать через фотографии, зачем люди ходят в горы, и я её тогда реализовал. В этом году у меня такой цели не было. Просто снимал всё, что нравится и делал фототур. Когда шёл по треку, через каждые три часа делал круговую панораму. И думаю, потом в «Гугле» будет возможность пройти этот трек виртуально.  
– И зачем люди ходят в горы?
Ответа нет, только ментальные образы. Смотришь фотографии и понимаешь, зачем. Хочу сделать в ближайшее время фотовыставку «Зачем люди ходят в горы». В неё войдут фотографии за прошедшие четыре года.  
– Что интересного за эти девять недель видел?
Успел посмотреть весь район. Там есть два семитысячника, и пеший трекинг до этого района. Людей привозят на машине, они выгружаются и пешком идут семь дней, ночуя в промежуточных лагерях. Этот трекинг я тоже прошёл, поэтому весь район посмотрел и изучил. Там летом много света, и поэтому среди льда можно встретить незамерзающие озёра. Вода тает маленькими ручейками с палец, а они собираются в большие ручейки, а потом в озёра. В результате из-за того, что вода постоянно течёт, она не замерзает, хотя вокруг снег и лёд. Порой шли по леднику, и вдруг впереди обрыв метров шестьдесят. И насколько хватает взгляда огромный каньон. Иногда встречали огромные каменные глыбы величиной с автобус, держащиеся на тоненькой ножке. Летом ледник таит, обнажая камень, но под ним образуется тень, и лёд остаётся. Такие глыбы иногда падают. Огромные валуны скинуть самому не получится, но если подобные камни были поменьше, то всегда возникал соблазн их пнуть и посмотреть, как он с грохотом полетит вниз.  
  – Почему решил стать гидом?
Случайно стал. Вообще не планировал там гидом работать. Но приехал чуть раньше намеченного срока и спросил, чем у них можно заняться. Предложили работать гидом, пока не приехали мои друзья из Москвы. В итоге проработал все девять недель. В прошлом году уже много, где побывал, поэтому местность была хорошо знакома. Сводил две группы немцев и одну группу испанцев на пятитысячник. Потом был гидом в этом семидневном трекинге. Тогда попались две шустрые девушки: одна из Киргизии, другая из России. С ними его пробежали за три с половиной дня. И ещё с одной боевой женщиной сходил на Хан-Тенгри. Но в основном по трекингам водит  местное население, поэтому много с ними общался, смотрел, как они живут. Увидел детей, которые несут вёдра, и попросился к ним домой пофотографировать. Снимал, как они живут.  
– Что узнал про местное население?
Стоит разделить городских киргизов – таких же европейцев, как и все остальные, и горных киргизов, которые в основном живут скотоводством. Другого промысла практически нет. И ещё иногда туристов водят. Запомнилась общее гостеприимство и открытость людей. Ещё местная кухня! Когда в Киргизию приезжаю, всегда баранину заказываю. Ещё собирал юрту – национальное жилище. Очень похоже на собирание древнего конструктора.  
– В этом году ты получил жетон горного спасателя. Приходилось ли за это время использовать свои навыки?
В начале этого года Ульяновское отделение Русского географического общества помогло мне пройти обучение на курсе «Спасение в горах». В летней поездке полученные знания мне пригодились. За одну из недель выдалось пять спасательных операций. Иногда будили в шесть утра, а через пятнадцать минут прилетал вертолёт. И пока летели, ели всякие шоколадки, печенье, пили воду – кто что успел взять. Такой интенсивной была только одна неделя, но на протяжении всего времени так или иначе подобная работа была. Люди в трещины проваливались, камнем по голове получали, с желудком проблемы были. С нами, к счастью, ничего подобного не случалось. Как-то шли на Победу, поставили палатку на отметке 5 800 и вдруг услышали крики. Мы сидели в палатке и подумали, что это птицы орут. Потом увидели человека с пробитой головой. Это был англичанин, в него камень попал. Мы его забинтовали, и отправились с ним обратно вниз в тот же день. Был ещё один случай, когда на группу из двух человек упал серак – отвесная глыба льда. Одного запечатало в трещину, его не смогли откопать, а другой повис на верёвке в трещине, но он сам вылез. Примерно два раза в сезон подобные обвалы случаются.  
– Как быстро приходит помощь в горах?
Горы Киргизии – специфичные горы, и сервис по спасению там тоже специфичный. Помощь от других альпинистов в округе приходит сразу же. А профессиональная помощь на вертолёте может прилететь очень не скоро. Порой на следующий день, но это уже бывает поздно.  
– Если другие альпинисты приходят сразу, то получается, что этот маршрут популярный?
Относительно популярный, да. Хотя если на Монблан в день восходят 500 человек, то на Победу вообще три человека в год – это уже хорошо. На Хан-Тенгри, по моим оценкам, около 20 человек в год.  
– Есть ли в этих горах цивилизация?
Туда дошла цивилизация – сделали спутниковый интернет. Я долго с собой боролся, потом подключился, вышел во «ВКонтакте» и началось... Тридцать раз пожалел! Так хорошо было без интернета. Один час там стоит 400 рублей. В горах есть вай-фай. Те, кто соскучились, не жалеют денег на связь, общаются по «Скайпу» и выкладывают фотографии.  
– Куда бы хотел сходить в следующий раз?
Хотел бы на Гималаи следующим летом. Хотя бы просто посмотреть. Может, даже не залазать, хотя вряд ли без этого обойдётся. Зимой хочу снова съездить в Киргизию, но в другой район, подтвердить КМС. Потом сразу в Египет, там тоже есть небольшие горы на Синае. В Киргизии зимой космически холодно, так что там сначала хочу хорошо замёрзнуть, а потом сразу в Египет – согреться, в тёплых горах полазить.    

Виктор Мартынов
Фото Михаила Сафиуллина