Сенсей электромонтажного дела
11:2722 Июля 2014
Ежедневно миллионы людей во всём мире просыпаются, включают электрическую плиту, чайник, готовят завтрак. Едут на работу в трамвае или метро, сидят вечерами при свете лампочек за мерцающими мониторами. Миллионы людей вращают своим трудом огромный механизм, не задумываясь о том, что бы они делали, если бы лампочка не горела, а монитор не мерцал. Внезапное отключение электричества обязательно сопровождается бурей возмущения и негодования. Владимир Ульянов – один из тех, кто обуздал электричество, благодаря ему и его коллегам, у всех ульяновцев есть возможность пить кофе по утрам. Владимир Ульянов уже 37 лет трудится электромонтёром в Ульгэс.  
 
– Владимир Александрович, с какого года вы работаете электромонтёром?  

– Я устроился ещё в 1977 году. В этом году уже 37 лет будет, как я работаю. У меня родная тётя работала в УльГЭС, она меня заинтересовала. До этого я был водителем на буровой установке Газ-66, ездил по командировкам в районы. Кстати, в одной из таких командировок нашёл себе жену. В УльГЭС пришёл в диспетчерскую службу. Это самая важная служба, которая непосредственно занимается бесперебойным снабжением электроэнергией. Сначала устроился водителем, совмещал с должностью электромонтёра. Со мной поначалу был старший наставник. Постепенно я втянулся, работа мне понравилась, и я сдал экзамен на старшего электромонтёра.  

– Почему решили остаться на этой работе? Чем она вас так привлекла?  

– У кого-то пропало электричество, мне интересно разобраться, починить, чтобы люди со светом были. И им приятно, и нам. Мы должны быстро ликвидировать аварийную ситуацию, запитать людей.  

– В последние годы что-то изменилось в вашей работе? В лучшую или худшую сторону?  

– Раньше было не так… У нас были «газончики» 51-е, опоры были деревянные, лазили на них на когтях. Со спецодеждой туговато было. Сейчас – небо и земля. Нам в диспетчерскую дали «уазики», они юркие. Особенно если во двор заезжать – мы ведь где только ни работаем. В былые годы были простые мегаомметры, крутишь его, а он может и не показать ничего. Сейчас приборы более современные, они всегда показывают целый кабель или повреждён. Лучше стало работать, приятнее. А какие костюмы у нас, обувь какая… Инструменты современные. Раньше, бывало, сам купишь или возьмёшь у кого-то, сейчас всем снабжают, чемоданчики выдают. Инструменты испытываются, если что-то в негодность пришло, всё заменяют, мы всё-таки с электричеством работаем. Сети раньше все были заросшие, особенно в Ленинском районе. Сейчас меняем всё на самонесущие изолированные провода. Если он оборвётся и упадёт на землю, для людей опасности не представляет. ? заявок меньше стало.  

– Существует, такое мнение: «Если есть возможность работать не руками, а головой – работай головой». Но ведь в вашем деле без ума и знаний работать не получится…  

– Без головы в этой профессии делать нечего. Каждый кабель имеет своё сечение, каждое сечение имеет предел нагрузки. Ты подключил кабель, а там нагрузка в три раза превышает предел. Он же сгорит через 10 минут. И толку от того, что ты упёрся, силу приложил? Нужно опять всё ломать, по-новому включать. И техника безопасности всегда в голове должна быть. Сейчас всё везде на автоматике, запросто может и само сработать.  

– Опасная ведь работа…  

– Опасная, конечно. На высоте работаем. Есть у нас вышки подъёмные, но не везде они подойдут, приходится на лазах залезать. Мы для этого регулярно сдаём экзамены. В любой работе главное – соблюдать технику безопасности, а в нашей – тем более. Прежде чем куда-то лезть, нужно всё проверить. Напряжение само не скажет: «Я тебя сейчас стукну».  

– Когда вы устроились в УльГЭС, у вас был наставник. Сами вы многих обучили? Считаете ли нужным такой институт наставничества на производстве?  

– Бригада по Засвияжью – это мои ученики, и в других сменах несколько моих учеников остались. Некоторые уже умерли, ведь я был младше, а мне давали учеников, которые старше меня. Олег Тарасов, начальник уличного освещения, тоже мой ученик. Как встретит меня, так: «Сенсей, сенсей…» Его прикрепили ко мне, он со мной год ездил, а потом перешёл на самостоятельную работу. На мой взгляд, обязательно нужен человек, который поможет ввести в курс дела.  

– А у вас не было мыслей занять должность поспокойнее? Сидеть за столом, перебирать бумажки…  

– Мне нравится моя работа. У меня было предложение сесть за стол диспетчера, но мне интереснее выезжать, общаться с людьми.  

– Что, по-вашему, главное в этой работе?  

– К работе нужно подходить ответственно, контролировать самого себя. В нашей работе спустя рукава действовать нельзя. Главное – любить свою работу, быть привязанным к ней. Меня иногда ругают, когда сижу в отгуле, за то, что рвусь на работу. Жена говорит: «Что тебе не сидится? Отдыхай!» А я без дела не могу.  

– Возвращаясь к теме выбора профессии, хотелось бы отметить, что в настоящее время трудовые специальности потеряли престиж. Люди предпочитают именно сидеть за столами, в офисах под кондиционерами. Приходит ли к вам молодёжь?  

– Я таких людей не понимаю. Но к нам молодые приходят. Некоторые, конечно, не задерживаются, а некоторые работают. В данный момент у нас одна молодёжь, все старательные, всем интересно. Сейчас все в основном с высшим образованием, и никто не рвётся в офисы. Один сотрудник у нас отучился в политехническом университете. Он, несмотря на предложения, хочет работать именно в нашем коллективе. Говорит, не сможет сидеть в кабинете.  

– Может быть, престиж здесь и не причём вовсе? Может быть, дело в зарплате?  

– Возможно, хотя я бы не сказал, что у нас плохая зарплата, лучше, чем во многих предприятиях. К праздникам всегда премии выдают. Может быть, некоторым кажется, что работа слишком тяжёлая. Ведь мы и по ночам работаем, там не поспишь. Плюс, скользящий график: у всех выходные, а мы работаем. А куда деваться? У меня лично выходные попадают на субботу и воскресенье через каждые 6 недель.  

– А чем занимаетесь в выходные?  

– Выходные у меня заняты, рыбалкой увлекаюсь. Прыг в машину – и уезжаю. В деревне работы полно по хозяйству. Внучка приезжает из Тольятти.  

– Что бы вы посоветовали молодым людям, стоящим на распутье и тем, на кого давит именно общественное мнение о престижности профессии?  

– Пусть не обращают на него внимания, нравится работать – работай. Зачем слушать чужое мнение? У нас есть места, есть, кому поучить. Не надо никого слушать, не хочешь работать электриком – есть и другие профессии. Может, кому-то токарем понравится работать. Я сам, между прочим, до армии токарем работал. После школы не получилось поступить в военное училище, пошёл работать на завод.  

– Вы так привязаны к своей работе. Не боитесь пенсии?  

– Я уже год как на пенсии. Пока не отпускают, да я бы и сам не хотел уходить. Когда пенсионный возраст стукнул, расстроился немного. У меня зять вахтовым методом работает. Пошёл к ним оформляться, думал, что выгонят меня. За документами на работу пришёл, а начальница говорит: «С ума сошёл? Какие ещё документы? Оставайся!» С другой работы звонят, спрашивают: «Когда приедете?», а я отвечаю: «Нет уж, я остаюсь».   Рассуждать о престижности, важности и главное – интересности профессии, не освоив её, всё равно, что обсуждать непрочитанную книгу. Владимир Ульянов – живой пример того, как можно любить и оставаться преданным своей профессии на протяжении многих лет.  

P.S.   Выходя из переговорной, где проходило интервью, я второпях убежал, чтобы вернуть ключ от двери, но Владимир Александрович окликнул меня, подозвал к себе, указал на лампочку, горящую в комнате: «Вы свет забыли погасить».  


Алексей Хорошилов