Ульяновск, -2°C
0 Р
0 Р
Аграрии региона не спешат вступать в деловые отношения со страховыми компаниями
10:1726 Мая 2014
пшеницаСегодня никому не надо объяснять, что Ульяновская область находится в зоне рискованного земледелия, следовательно, урожай надо страховать. В противном случае, рассчитывать на помощь государства в случае гибели посевов будет трудно. Но аграрии региона знают и другое: они на собственном опыте убедились, что закон «О страховании» далёк от совершенства, в нём больше минусов, чем плюсов. А потому вступать в деловые отношения со страховыми компаниями не спешат. Не удивительно после этого, что в последние годы бывает застраховано не более 15 процентов от общего числа посевов. Не изменила ситуацию внесённая в закон поправка, по которой отменено правило: сначала оплачиваешь страховку и только потом получаешь субсидии. Государство субсидирует половину страховых платежей сельхозпроизводителей, что составляет для Ульяновской области ежегодно около 50 миллионов рублей. Юристы Минсельлесхоза региона принимают участие на стороне крестьян в качестве третьих лиц во всех судебных процессах и подавляющее большинство из них выигрывают. Достаточно сказать, что до 80 процентов страховых выплат крестьяне получают именно через суды: на добровольные выплаты компании идут очень редко. Но хорошо известно и другое. Страховые компании сегодня менее всего нацелены на работу с аграриями, а потому не заинтересованы в защите их интересов.  А зачем, когда есть другие отрасли, где и денег больше и рисков выплачивать убытки значительно меньше. Здесь цинично говорят: «Ничего личного – это бизнес». Если же рискнёшь завязать деловые отношения, будь готов к тому, что пользуясь несовершенством законов, страховые компании будут тебе выкручивать руки. Они под разными предлогами уходят от значительной части выплат. Даже при засухе сельхозпроизводитель не получает возмещения по договору страхования. Нужна полная гибель урожая, чтобы получить хоть какие-то деньги. Договоры очень объёмны, сложны по тексту и подаче. Судебные разбирательства длятся годами. В прошлом году, например, аграрии начали получать по выигранным в судах процессам деньги за … 2011-2012 годы. Возникает резонный вопрос: «Каким образом недобросовестные  компании попадают на рынок страховых услуг?» Оказывается, на вполне законных основаниях. Закон гласит, что никто не вправе ограничивать рынок. Антимонопольное управление за этим следит очень строго. Есть и вина аграриев. Не все из них выполняют по договорам свои обязательства, например, в части фиксации фактов или, например, соблюдения технологий, игнорируют рекомендации и списки рекомендуемых для сотрудничества страховых компаний. Очень часто их поиском они занимаются самостоятельно и, в большинстве случаев, попадают впросак. Это не делает им чести. Но и руководителям Минсельлесхоза региона есть над чем подумать. В-первую очередь о том, почему происходят такие накладки: отсутствие контроля над аграриями со стороны «старшего брата», выражение ему недоверия, желание сохранить самостоятельность или что-то другое? Почему, даже получая поддержку со стороны руководителей ведомства, нас, по крайней мере, в этом заверяют, крестьяне готовы «шарахаться от собственной тени», опасаться разорения, накладок и не верить в гарантии успеха? Знают ли они, в таком случае, о фирмах-«прокладках», выдающих себя за страховые компании? Фирмах, которые создаются исключительно для того, чтобы отмывать и уводить куда подальше наворованные деньги. Понятно, что никаких выплат по договорам с ними не будет. Это криминал, но он, к сожалению, имеет место быть. В своё время глава аграрного ведомства региона Александр Чепухин часто повторял: «Сеять без агрострахования – полное безумие». Прошло несколько лет, и теперь он считает, что «до тех пор, пока в закон не внесут изменения и не сделают его работающим, никакого смысла страховаться у крестьян не будет». В подтверждение сказанного приводится расчёт страховой суммы. Ульяновская область 2010 и два последних года была в засухе, когда у одних хозяйств урожайность составляла два-три центнера с гектара, а у других и вовсе ноль. Страховые компании, ссылаясь на Закон, при расчёте урожайности, на которую страхуется хозяйство, брали показатели последних пяти лет. ?з них, как уже сказано, три года засушливых. В итоге средняя урожайность получается на уровне семи – восьми, а то и менее процентов. ? на что прикажете страховать? Перевод денег, не более того. Правильнее было бы считать среднюю урожайность не за пять лет, а перевести расчётные сроки в зонах рискованного земледелия хотя бы до 10 лет. Однако неоднократные обращения в Минсельхоз и Госдуму Российской Федерации с просьбами изменить правила страхования результата так и не дали.  Но время идёт, а воз и ныне там». Тем временем рядовые аграрии остаются при своём мнении: некогда ходить по судам, надо работать, выживать. Опять же, с сильным не судись: в страховых компаниях, известно, сидит целая армия юристов, экономистов, бухгалтеров.  Спорить с ними, чаще всего, себе дороже. Ситуация в регионе тревожная. Крестьяне перестают страховать урожай: о животных, строениях и прочем имуществе речь и вовсе не идёт. Нынешний май и наступающее лето несут с собой засушливую погоду. Хорошо, если будет иначе. В противном случае над урожаем дамокловым мечом нависнет угроза гибели. Агрострахование было бы здесь как нельзя кстати. Но … Психология живуча, попробуй вытравить её из человека, которого постоянно обижают, обманывают и норовят разорить. До тех пор, пока он слышит издевательское: «Ничего личного – это бизнес», ситуацию не переломить.     Виктор Никитин Фото автора