Камиль Калимуллин: «CeBIT» – разведка боем европейского рынка для ульяновских айтишников».
15:3522 Марта 2013
Камиль3С 5 по 9 марта в Ганновере проходила международная выставка информационных технологий «CeBIT 2013». В составе российской делегации были представители и ульяновских ?Т-компаний: Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг, группа компаний «?ТМ», «MST-групп», «АСК». С чем поехали на «CeBIT» ульяновские айтишники и что они оттуда привезли, корреспонденту Media 73 рассказал генеральный директор одной из ульяновских IT-компаний Камиль Калимуллин.   – Для начала, что представляет собой выставка «CeBIT»? – «CeBIT» – это самая крупная в мире выставка в сфере информационных технологий. В этом году она проходила в 28-й раз. В 2000-м году она набрала 850 тысяч человек, это максимум. В прошлом и в этом году около 300 тысяч. Там присутствовали почти все мировые ?Т-компании: «SAP», «Microsoft», «Samsung» и другие. При этом вход на выставку платный – 69 евро. Выставка располагалась в больших ангарах, соединённых переходами. Чтобы всё обойти, надо потратить целый день, по территории ходит автобус. Министерство по развитию информационных технологий Ульяновской области предложило поучаствовать всем ?Т-компаниям региона, в том числе и нам. У нас есть продукт «AdVantShop.NET» – движок для интернет-магазинов, который продаётся в России и за рубежом, и мы хотим выйти с ним на европейский рынок. Перед тем, как делать какие-то шаги на новом рынке, нужно его исследовать, понять, что на нём происходит. Цель выставки для нас – посмотреть на мировую информационную технологическую индустрию.   – Что интересного можно найти в мировой IТ-индустрии? – Очень многое. Начиная от того, как представляются крупные бренды, как они двигаются, их технологии. Ловишь каждое их движение, каждый шаг, начиная от композиции, работы персонала. «CeBIT» – это очень широкая выставка, начиная от «железа» и чехлов для телефонов и заканчивая высокотехнологичными роботами. Было представлено много стран со всего мира, которые здесь уже не первый год. Для нас это открытие. Мы не строили иллюзий, что сделаем что-то фантастическое. Для нас это своеобразное исследование.   – Как ваша компания попала на выставку? – Получили приглашение от областного правительства, после проработки всех деталей нам дали небольшой стенд на самой выставке, где мы имели возможность показать наш продукт, наши возможности. Посмотрели потенциальных партнёров, к нам подходили люди и задавали вопросы. Мы видели компании, которые занимаются похожими продуктами. Смотрели, что и как они делают, какие у них предложения на рынке. Мы встретились и поговорили с партнёрами, которые не являются нашими конкурентами, но мы можем с ними совместно работать. Подходили гости из Германии по различным направлениям. Все получили позитивный опыт информационного обмена.   – Как финансировалась поездка? – Компании полностью оплачивали дорогу туда и обратно, проживание, питание. Администрация области только предоставила саму площадку: вход на выставку и компьютер на стенде. Кроме этого, правительство оказало большую помощь в оформлении виз.   – Что представляли на выставке ульяновские компании? – Мы – движок для интернет-магазина. «MST» предлагали компьютерную программу, которая помогает реализовывать систему лояльности для розничных продавцов с использованием пластиковых карт, чипов и многого другого. «АСК» предлагал систему контроля передвижения транспорта. МФЦ представлял себя со всеми возможностями и оказываемыми услугами. По сравнению с другими регионами, наш стенд был не очень большой. Но я считаю, что мы хорошо отработали. Другие компании тоже смогли наладить позитивные контакты, у кого-то уже есть определённые контракты.   – Что представители других стран могли найти для себя интересного на ульяновском стенде? – Каждый находил своё. У ульяновских представителей были скомплектованы очень узкие решения под конкретные ниши. Они ориентированы на небольшую аудиторию. IТ-рынок большой, конкуренция огромная, компаний много, здесь трудно быть сразу выделиться. У других российских регионов то же самое: небольшие стенды с узкоспециализированными решениями. Подходило не очень много народу, но все зрители были целевыми, с конкретными интересами. Например, к нам подходили те, кто хотел открыть интернет-магазин, чем мы и занимаемся. Подходили посетители из Казахстана, Латвии, Польши.   – Ходили, общались, смотрели, а есть ли конкретные результаты? – Наработали множество контактов: из Франции, России, ?ндии, Германии. Многие их разработки могут дополнить наши собственные продукты, сделав их более интересными и конкурентоспособными. Сейчас пока конкретных результатов нет. ?дёт проработка контактов. В течение недели-двух выйдем на какие-то договорённости. Возможно, будут и контракты, но такой цели мы не ставили. Для нас интересен взгляд на рынок со стороны. Пришли просто себя показать и на других посмотреть. Для дальнейших шагов нужны более серьёзные действия. Например, поставить свой стенд, договориться с текущими партнёрами для маркетинговых шагов на рынке, получения обратной связи и формирования стратегии. В любом рынке, как на войне. Чтобы занять какую-то позицию, нужна разведка, потом работает артиллерия, и потом только идёт пехота. Сейчас была только разведка боем европейского рынка ульяновскими айтишниками. Это не может быть панацеей, мол, съездили, и всё хорошо. Нужно много работать дальше.   – Какой для этого нужен стенд? – Всё зависит от целевой аудитории. Если клиентов не много, то стенд вовсе не нужен, со всеми можно так познакомиться. Если их десятки тысяч, то нужен большой привлекательный стенд. Он должен быть соответствующей тематики, выглядеть свежим, новым. Продажи делаются, когда люди о вас узнают. Потом они приглядываются и начинают покупать. Стенд как раз должен давать такую возможность. Стенды там сравнительно не дорогие. Около полутора тысяч евро. Для сравнения, в Москве на конференции с 10 тысячами участников, хоть и более узкой направленности, стенд стоит около 200 тысяч рублей. Мы поняли, что, например, чтобы выйти на немецкий рынок, нужна «германоориентированность». Немцы консервативны, им важна надёжность, стабильность. Что удивило, многие из них рассматривают именно Россию для места своего развития. Многие там рассматривают Россию как очень серьёзную страну.   – Другие компании представляли роботов, самые современные компьютеры и множество технологичных изобретений. Может ли Ульяновск, да и вообще Россия, удивить чем-то на таком фоне? – Выставку надо разделить на две вещи. Первое – это технологические, промышленные IТ-компании, которые делают продукты и несут их в массы. По сравнению с ними, ни одна российская, да и многие другие компании, по уровню разработок, широте аудитории, размеру стендов, количеству продуктов рядом не стоят. Вторая часть – это технологические новинки, разработки, научные изыскания. Мы посмотрели много стендов. Все разные. Например, у стендов ?ндии, Бангладеша мы ничего не нашли инновационного, здесь стояли люди, которые только научились писать коды для программ. У российского стенда свои новации были. ?х немного, возможно, они неуникальные, но интересные. Если оценивать в целом, то у России есть свой кусочек инноваций. Небольшой, но есть. Но если сравнивать с другими, то у ?ндии или Бангладеша вообще ничего научного не было видно. Они просто готовы за несколько долларов в час написать код программы. Встречалось, что ни один представитель в некоторых компаниях не может говорить на английском. Но это и не выставка инноваций. Это выставка IТ-компаний. Нельзя по ним оценивать IТ-науку всей России. Даже, посмотрев на Ульяновскую делегацию, могу сказать, что поехали не самые сильные компании. Есть компании и с большим размером на рынке, и с большей технологичностью, которые, если бы приехали, удивили больше. Стенд России – это возможность для средних и небольших компаний посмотреть на рынок, поработать с большой аудиторией с минимальными затратами.   – Можно ли ульяновские продукты считать таким «кусочком инноваций»? – Все продукты узко сегментированы. Могу ответить только за нашу компанию. Мы сравнивали наш продукт с теми, что представлены на немецком рынке. Мы не увидели чего-то лучшего по функциональной части, по ещё многим параметрам. Продукт конкурентоспособен на немецком рынке, только его нужно локализовывать под страны Европы. Нам не хватает коммуникаций с рынком, мы от него далеко. Не хватает партнёров, которые могли бы предлагать его там. Понятно, что там сидят другие компании, у которых есть свои ниши, и с которыми сложно, но можно конкурировать.   – В следующий раз поедете? – Думаем. Для нас это было открытие. Мы поняли, что многого не знали. Поняли, что надо делать, если поедем в следующий раз. Если вновь поступит предложение от областного правительства, будем уже смотреть на мероприятие другими глазами. Сюда надо съездить хотя бы один раз каждому IТ-специалисту, чтобы пропитаться царящим там духом. После поездки в Ганновер появилось много новых мыслей по организации «Стачки». Понятно, что задачи и масштабы этих двух событий разные, но некоторые идеи почерпнуть можно. Сейчас всё решают технологии. Тот, кто первый сделает какие-то передовые вещи, тот и будет собирать добавленную стоимость и развивать экономику свою, своего региона, страны. Чтобы делать технологии, надо знать, что уже есть. Такие выставки дают возможность собирать чужой опыт. ?звестно, что Эйнштейн долгое время работал в патентном бюро и просто смотрел, что изобретают. Всё новое – компоненты чего-то старого, пресечённые в тех или иных комбинациях.     Виктор Мартынов Фото из личного архива Камиля Калимуллина