Правительство Ульяновской области заинтересовано в сохранении конезавода «Лавинский»
11:1826 Января 2013
конезаводыСтрасти вокруг конезаводов «Октябрьский» Кузоватовского и «Лавинский» Сурского районов если до конца и не улеглись, то  отошли в глубокую тень. «На конезаводе «Октябрьский» у нас получилось – лошадей удалось сохранить. С «Лавинским» всё иначе: вернулся собственник, назначил своего руководителя хозяйства, – говорит заместитель председателя правительства-министр сельского хозяйства Ульяновской области Александр Чепухин. – Мы туда не вхожи – это федеральная собственность. Если же начнём что-то предпринимать, они напишут на нас заявление в правоохранительные органы. К сожалению, это так, хотя, казалось бы, живём в одной стране». Это подтверждает и заместитель директора департамента, начальник отдела животноводства и племенной работы Минсельхоза региона Александр Малышев: «Я пытался найти общий язык с директором конезавода «Лавинский». Но из этого ничего не получилось: на связь он не выходит. В Территориальном управлении Росимущества по Ульяновской области нам заявляют: «Не вмешивайтесь в дела конезавода, мы ситуацию знаем». Тем временем лошадки подъедают остатки корма, из 97 коней осталось 59. У хозяйства сегодня нет перспективы. Под «чутким» руководством Минимущества и непосредственно хозяйства мы теряем ещё один конезавод». Так было не всегда. Конезаводы находятся в федеральной собственности, они работали устойчиво, имели прочную материальную базу. Начиная с 90-х годов, федералы стали терять к ним интерес. В конце-концов оба конезавода попали в процедуру конкурсного производства. «Лавинский» вознамерилось взять ОАО «Мордовцемент» в лице ООО «Агро-Гулюшево». ?нвестор шёл на конезавод с условием выкупа комплекса в целом или, по крайней мере, получения его в долгосрочную аренду. Он вложил в хозяйство огромные деньги, решил вопросы по кормам, погашению долгов по зарплате, восстановлению маточного поголовья. Очень скоро общая численность коней возросла с 26 до 97. Прошло, однако, совсем немного времени, и будущее конезавода вновь оказалось под большим вопросом. В Минсельхозе региона своей вины в происходящем не видят: «Помощь конезаводу мы оказывали и оказываем постоянно, прежде всего, кормами. Но нельзя заниматься «благотворительностью» до бесконечности, должна же, в конце-концов, проснуться совесть у Минимущества». Правительство Ульяновской области заинтересовано в передаче инвестору всего имущественного комплекса конезавода. Но стороны остаются на своих позициях. ?нвестор согласен участвовать в покупке комплекса, если земля станет принадлежать ему на праве аренды, но не менее чем на пять лет. При этом не будет отказываться от коневодства. Готов участвовать и в аукционе, если земля будет выведена из состава имущественного комплекса. Но в этом случае кони ему не нужны, потому что без них и зданий рентабельность земли гораздо выше. Территориальный фонд, как и прежде, предлагает распродать весь комплекс: землю – отдельно, лошадей – отдельно. Найти инвесторов по отдельности на землю и лошадей сложности не составит. Но земля, это кормовая база, без которой держать лошадей невозможно. Александр Малышев так и говорит: «Людей, здесь работающих, посёлки, в которых они живут, землю, конефермы нельзя отделять друг от друга, это единый живой организм. Разделить их, значит, поставить крест на конезаводе». Трудно с ним не согласиться, тем более что пример перед глазами: конезавод «Октябрьский». Битва за него, как ныне за «Лавинский», шла несколько лет. Тем не менее, предприятия не стало, федеральный центр в своём упорстве «не пущать и не отдавать» оказался сильнее. Утешает лишь тот факт, что першеронов вывезли в ?нзенский район, что-то пытаются делать и даже сохранить. Но в Минсельхозе региона иллюзий не питают: «Першеронов долго удавалось сохранять по породной чистоте, с наивысшими качествами, экстерьером, конституцией, показателями только потому, что ими занимались профессионалы своего дела». Действительно, это уникальные во всех отношениях лошади. В нормальных условиях каждая из них способна достигать 1,2 тонны веса, перевозить грузы до пяти тонн, быть крупнее других коней по всем показателям. ?мея, как сегодня, вес не более 550 килограммов, першерон, по мнению специалистов, так и останется «карликом» в холке, с коротким туловищем. Отдельные семейства сохранить всё-таки удалось. Но полностью сохранить породу в нынешних условиях невозможно. В Минсельхозе не скрывают, что проводимая ныне с першеронами работа не представляет ценности, потому что делом занимаются дилетанты, тогда как нужны профессионалы. Тем не менее, даже при нынешней ситуации с конезаводами в Минсельхозе не делают преждевременных выводов. Да, Минимущества вцепилось в землю конезаводов мёртвой хваткой. Но закон, в который внесены поправки, гласит, что если земля в течение трёх лет не обрабатывается, её у владельцев можно изымать. «Это как раз наш случай, - говорит Александр Малышев. - Будем ставить вопрос во всех инстанциях, вплоть до судебных. Понимаю, что речь идёт о федеральной собственности. Но если есть хотя бы один шанс, его надо использовать».   Виктор Никитин Фото автора