Ульяновск, 22°C
59.2 Р
67.68 Р
Андрей Кирин: «Водолазу понадобилось 2 часа 15 минут, чтобы очистить оголовки от шуги»
14:5525 Ноября 2016

Недавняя аномалия, произошедшая из-за обледенения оголовков главного водозабора, наделала в Ульяновске немало шума. Отключали горячую воду, у кого-то не было воды даже холодной. Часть ульяновцев, не рассчитывая на скорое разрешение происшествия, ринулась скупать воду в магазинах. К счастью, ситуация прояснилась менее чем за сутки. По традиции, все громкие и социально-значимые происшествия со временем обрастают новыми подробностями, говорить о достоверности которых берутся различного рода «эксперты». Media73 решило спросить о том, что было на самом деле, человека, чья команда водолазов участвовала в расчистке. Именно к Андрею Кирину и его организации «Подводно-технические работы» обратились из городской администрации для содействия в разрешении ситуации. 

Почему именно к нему? Всё достаточно просто – сотрудники этой организации несколько лет назад устанавливали эти самые оголовки. Как отмечает Андрей Кирин, прочистить знакомые, «как пять пальцев», объекты в его организации смогли бы даже на ощупь. Кстати, это не просто слова, нередко водолазам «Подводно-технических работ» приходится работать вслепую и нырять буквально в грязь. В беседе с Андреем Кириным речь шла о тонкостях работы, о том какие водолазы в жизни и даже о «наворованных» 60 миллионах рублей. Кроме того, он поделился своим мнением относительно возникновения данной ситуации и рассказал, можно ли было этого избежать.

Расскажите об организации? Как вы начали заниматься всем этим? Может быть, служба в армии или на флоте подтолкнула к этому?

– Организация была зарегистрирована в 2006 году в Ульяновске. Всё началось с простого увлечения дайвингом. Мы учились дайвингу в бассейне «Спартак», чтобы в Египет съездить понырять. А потом подумали, что на этом можно организовать бизнес. А служил я в разведподразделениях десантных войск, учился в Рязанском десантном училище.

Чем вы конкретно занимаетесь? Вашу организацию можно назвать водолазной службой?

– Наше предприятие занимается не только подводными работами, но и гидротехническими сооружениями, различными видами ремонта, в том числе, в подводной их части. Кроме того, мы строим подводные переходы нефтепроводов и делаем ремонт нефтепроводов и продуктопроводов по всей России. Нас сложно назвать водолазной службой, потому что у нас есть землеройная и грузоподъемная техника, понтон. Водолазная служба – это то, с чего мы начинали. Конечно, у нас есть водолазы, есть необходимое суперсовременное оборудование для выполнения водолазных спусков. Также есть участок, который занимается сварочно-монтажными и земляными работами.

Если говорить конкретно о водолазном оборудовании, то оно состоит из специального костюма из неопрена, который надевает водолаз при погружении, и полностью изолированного шлема американского производства Kirby Morgan. У нас есть фонари, подводный свет, кабель-шланговая связка и устройства для связи с водолазом.

Как вы оцениваете профессионализм ваших водолазов? Есть ли в Ульяновске барокамеры для тренировок?

– У наших водолазов огромнейший опыт работы. Например, тот человек, который руководит водолазными спусками, – Валерий Тарасов, является водолазом-акванавтом. Почему акванавт? Тот, кто умеет выполнять водолазные работы на предельных глубинах методом длительного пребывания — акванавт. Максимальная глубина, на которую Валерий опускался, равна 147 метрам. Он работал на нефтяных платформах в Баку. Вообще, все водолазы опытные, высокой квалификации, и у них огромное количество часов, проведенных под водой.

Барокамера для тренировок есть, но она находится в городе Зея Амурской области. Мы два года ремонтировали Зейскую ГЭС. В 2013 году там было наводнение, произошел большой сброс воды на станции. В нижнем бьефе, это часть реки, канала, водохранилища или другого водного объекта, примыкающая к гидротехническому сооружению, было всё размыто, бетон, гидротехника. В 2014 году компания «РусГидро» нас выбрала как подрядчиков по части водолазных работ.

С какими случаями в работе чаще всего приходится сталкиваться? Приходилось участвовать в спасательных операциях и есть ли награды?

– Дело в том, что мы не являемся водолазами-спасателями, у нас, в основном, промышленные водолазы. К нам обращаются, когда нужно произвести ремонтные работы под водой: бетонирование или монтаж металлоконструкций. Это, в основном, заказы госкорпораций, «Транснефти» или «Роснефти». Например, надо под водой отремонтировать трубу, водолазы спускаются, ставят герметезирующую камеру.

О наградах говорить не приходится, мы коммерческая организация, наша благодарность – это вовремя подписанные акты о приёмке работ и оплаченный договор. Мы просто делаем свою работу. Конечно, бывало, что нас привлекали из МЧС найти трупы, мы их находили, но мы стараемся этого избегать. На самом деле, это не наша работа, каждый должен заниматься своим делом. Спасатели должны спасать, а наше дело – строить и реконструировать под водой.

А всё же можете назвать самое необычное мероприятие, в котором участвовали, может, приходилось искать «клады»?

– Любое необычное мероприятие под водой, конечно, интересно обывателю, но не нам. Дело в том, что любая внештатная ситуация – это, как правило, плохо. Приоритетным направлением является обеспечение безопасности сотрудников, мы расстаемся с людьми, которые плюют на нормы и требования безопасности в части проведения водолазных работ. Я не хочу подвергать своих водолазов опасности. Конечно, были тяжелые и уникальные работы. Например, в Тольятти мы делали особый упорный зуб, ни до этого, ни после нас, я думаю, делать этого никто не будет. Нам нужно было отремонтировать шлюз в подводных условиях, спускались метров на пятнадцать под воду. А самыми глубоководными работами, которые мы делали, были работы на Зейской ГЭС. Глубина первых ярусов бетонирования там достигала 29-32 метров. Плюс Зея отнесена к районам крайнего Севера, минус сорок зимой там на реке – нормальная температура.

Если говорить об очистке оголовков в Ульяновске, были ли подобные ситуации в практике ранее?

– Конечно, были, мы такие работы выполняем не первый раз. Подобный случай был в Рязани, там небольшой водозабор. Работа была похожая, но там было необходимо ставить оборудование, препятствующее шугообразованию. Я читаю комментарии в некоторых ульяновских СМИ и поражаюсь. Все выступают экспертами, дают какие-то оценки, хвалят или ругают определенных лиц. Даже промелькнула информация о присвоении денежных средств при строительстве оголовка в Ульяновске. Его строил я, и украсть шестьдесят миллионов я не мог по одной простой причине – контракт был заключен на меньшую сумму. Я не мог украсть там ничего, я водолаз.

Что конкретно было сделано при расчистке? Сколько человек участвовало в операции? Говорили о холодной воде, о двадцати минутах пребывания под водой, сменах водолазов…

– У меня был там один водолаз, один человек сидел на подстраховке, другой занимался обеспечением, ещё один стоял на радиотелефонной связи с ним. Как это было? Водолаз Евгений Морозов ушел под воду. Через два часа пятнадцать минут он вышел из воды, выполнив свою работу. Евгений спустился под воду с инструментами на разведку, но сразу же после осмотра приступил к работе. Маслостанции, пневмоинструмент – все, что было нужно, мы привезли, но если есть возможность обойтись ломиком и топором, зачем терять время? Говорить можно все, что угодно, это я опять об экспертах из Интернета. Никто никуда не поднимался, человек опустился, открыл люки, увидел проблемы и приступил к работе. Кстати, хочется сказать, что мы удивились. Оголовок снаружи был чистый, а внутри — рыхлый лед. Он был буквально везде! Оголовок имеет каплевидную форму и поделен на две части, есть два смотровых люка. Мы зашли в него, один был где-то на половину набит шугой, другой был забит на две трети. Мы спросили водолаза, нужна ли механизация, он сказал, что лед рыхлый, надо просто счищать. У нас есть прибор, который называется Сover Blast. Он очищает днище судов от обрастания. Он был на берегу, грубо говоря, он смог бы сократить время расчистки на полчаса. Но его нужно было поставить, развернуть, смонтировать, подготовить, запустить. Он такой же по сути, как известный всем «Керхер», только там струя высокого давления, которая попросту выбивает все.

Когда очистили оголовки, запустили насосы. Шуга как «началась» внезапно, так же внезапно и ушла. С чем это связано – вопрос, на который смогут дать ответ только ученые.

Как вы считаете, этого можно было бы избежать?

– Все ругают руководство «Ульяновскводоканала», администрацию города, что они не уследили. Да, может, и не уследили, но стоять и смотреть, куда идет шуга вряд ли возможно. Факт, что они вызвали буксир, среагировали незамедлительно и отключили подачу воды. Я считаю, они сделали все правильно. Справились ли бы они самостоятельно? Да, справились бы. Но это заняло бы гораздо больше времени. Ни для кого не секрет, что мы оснащены лучше и у нас гораздо больше опыта. А самое главное, мы этот оголовок строили, и мы знали, как он выглядит. Мы могли там работать на ощупь.

Как долго можно работать под водой в таких условиях?

– Есть таблица, в которой все это прописано. Основная проблема в том, что человек дышит сжатым воздухом под давлением. В таких условиях человек потребляет большее количество кислорода и азота. Азот – инертный газ, он не растворяется и должен выйти. Если рассыщения не происходит, азот скапливается, и при подъеме давление падает, он начинает расширяться. Это может привезти к таким неприятным последствиям, как разрыв кровеносного сосуда или повреждение сустава. Баротравма. Соответственно погружение всегда рассчитывается четко, от максимального погружения отнимаем пять минут. Человек выходит с глубины, садиться на декомпрессию. В этот день он больше не погружается. Всё.

Чем увлекаются водолазы в жизни, наверняка, отдыхают от воды?

– Один занялся марафоном, другой гоняет на велосипеде, третий любит подводную охоту, а еще один выращивает кроликов. Все заняты обычными житейскими делами. Когда были в Зее, все активно стали заниматься спортом. Обычные люди – обычная работа.

Ну, как посмотреть, я считаю, что работа не самая безопасная…

– Если работа опасная, ей не надо заниматься. Работа должна быть безопасна. Конечно, при выполнении некоторых работ присутствие врача-физиолога обязательно. Но никакого геройства здесь быть не должно. Единственное, в этот раз я буду настаивать на награждении моих водолазов. Мы расчистили оголовки бесплатно для города Ульяновска и всех его жителей.

Почему? Вы же говорили, что организация коммерческая?

– За эту работу денег мы брать не будем, город к нам обратился в тяжелой ситуации. Нам достаточно средств, чтобы оплатить труд наших водолазов.


Беседовала Елена Нестерова